С каким опытом Европа выходит из карантина

«Страна Калининград», г. Калининград, Калининградская область

Мир осторожно начинает освобождаться от карантина. А кто-то вообще не объявлял его. К новым реалиям с коронавирусом все привыкают по-разному — жители европейских стран поделились с журналистами «Страны Калининград» опытом

В Испании часть регионов постепенно выходит из карантина, но в Барселоне по-прежнему сохраняются строгие ограничения. Фото авторов и из архива героев публикации

Испанию поделили на санитарные зоны

Долгое время Испания была в тройке лидеров по количеству заболевших коронавирусом. По данным на 18 мая, она опустилась на пятое место (230 тысяч заболевших), уступив пальму первенства США, России, Великобритании и Бразилии.

В стране снимают ограничения, которые продолжались семь недель и были одними из самых жестких, постепенно и без резких движений. Правила немного разнятся в регионах, но в целом уже можно выходить на улицы, ездить на машине.

Калининградская семья, которая во время пандемии оказалась неподалеку от Аликанте, рассказывает, что жизнь в их район возвращается, но до привычного формата еще далеко. Начался только первый этап выхода — и довольно строгий.

– Можно выходить на улицу, ездить на машине (даже без масок, если живете в одной квартире). Для многих людей, которые просидели дома почти два месяца и все это время не выходили за пределы своей территории, это стало... шоком. На самом деле привыкаешь — и уже не понимаешь, как жить иначе, куда идти. Опять же страх заболеть никуда не исчез, – рассказывает Наталья, мама двоих маленьких детей.

В провинции Аликанте сейчас можно навещать родных, встречаться с друзьями (компаниями до 10 человек и с соблюдением расстояния двух метров друг от друга). Заработали некоторые рестораны и кафе с соблюдением социальной дистанции и условием, что на открытых террасах будет заполнено не более половины мест. Передвигаться на личном транспорте можно, но только по своей санитарной зоне, а в нее входит совсем немного городков вокруг.

Люди могут посещать церкви (но они открыты для входа на 30% от общей вместительности). Обращаться в центры реабилитации, физиотерапии и другие
медучреждения. После длительного «отпуска» заработали автосалоны, станции техобслуживания, садовые центры, по-явились уличные рынки — конечно, опять же со всеми дистанциями и другими санитарными правилами. Заработали магазины и предприятия сферы услуг – но только те, где площадь менее 400 квадратных метров. И при условии, что это отдельные места, а не точки в крупных торговых центрах, причем заполняться покупателями они тоже должны не больше чем на треть. С такими же ограничениями по вместимости открывают библиотеки и музеи. А вот спортивные клубы пока только те, что под открытым небом — например, теннисные корты, гольф-поля.

Действуют в Аликанте и интересные правила пеших прогулок: с 6 до 10 утра на улицу могут выйти взрослые и спортсмены с 10 до 12 — время для пожилых. Потом до вечера — прогулки с детьми, и с 20 до 23 часов — снова время спорта.

– Полиция постоянно курсирует по улицам, уточняет, где именно живешь. Все по-прежнему довольно строго, – сообщают калининградцы.

Этапов смягчения будет несколько — каждый длится две недели. По предварительным планам последняя фаза должна завершиться в конце июня. Но уже сейчас понятно, что определенные ограничения (такие как социальная дистанция и т. п.) останутся гораздо дольше.

В Беларуси действуют самоограничения

Пример Беларуси обсуждают много и часто: это одна из немногих стран, где карантин не вводили и вообще не было жестких ограничений. А на прошлой неделе власти проговорили, что страна вышла на плато.

– На самом деле ограничения, конечно, есть. Одни на государственном уровне, другие — на частном. Частные компании перевели штат на удаленную работу. Компании, у которых такой возможности нет, продолжают работать в обычном режиме, – уточняет Евгений Криницын, житель Минска.

В учреждениях здравоохранения введены карантины, встречи близких с пациентами запрещены вне зависимости от наличия или отсутствия вируса. Также отменен ряд процедур (например, МРТ, КТ и другие). Для всех, кто приезжает из других стран, как и у нас, положен двухнедельный карантин дома под расписку. Такое же правило действует и для тех, у кого выявили коронавирус или у кого был тесный контакт с зараженными.

Здоровым можно свободно перемещаться по городу в обычном режиме. В их жизни вроде бы ничего не изменилось, но на самом деле многие ограничили себя сами.
– По моим наблюдениям, люди к ситуации относятся без паники и с пониманием: без необходимости лишний раз из дома не выходят, стараются избегать людных мест, походов в магазины в пиковое время. Редко появляются в общепите, больницах, салонах красоты и парикмахерских. Стараются защищаться перчатками и масками, хотя маски многие носят неправильно, – говорит Евгений. – Еще стараются помочь врачам, собирают деньги и средства защиты.

Евгений работает в сфере IT-технологий, его компания занимается созданием официальных приложений для крупных западных заказчиков в области спорта. Поскольку пока событий нет, работа приостановилась, но она, без сомнений, снова вернется — так что проблем или беспокойства за будущее у нашего собеседника нет.
– Моим близким и знакомым повезло меньше: повсюду много сокращений, зарплаты урезают до половины, – рассказал Евгений.

В Германии запускали дроны

Все магазины с площадью до 800 кв. метров открылись в Германии еще 20 апреля. Автомобильным дилерам, торговцам велосипедами и книгами разрешено работать независимо от торговой площади. И все еще действует запрет на собрания в религиозных заведениях. До 31 августа все большие сборища вообще запрещены. Но уже готовят к открытию пляжи. Разрешено приезжать в домики у моря местным туристам.

Томас Гипп работает финансистом в международной компании по обработке древесины и живет в 15 километрах от Ростока в курортном Бад-Доберане (население – около 11 500. – Прим. авт.).

– Правила жизни устанавливают сами муниципалитеты, – рассказал Томас Гипп. – Например, ношение масок – не повсместное условие. У нас в земле Мекленбург – Передняя Померания с 27 апреля это обязанность. А в Саксонии требуют только прикрывать рот тканью в транспорте и магазинах. В разгар изоляции цена на маски доходила до 120 евро за 50 штук. Сейчас снизилась до 80 евро. Наша фирма деятельность не прекращала, выполняя старые контракты, подписание новых, увы, сорвалось. Каждой малой компании власти оказывают безвозмездную помощь. До 5 человек работающих — 9000 евро в квартал. До 10 человек — 15 000 ежеквартально. Более крупным — до 25% годового оборота в течение года. Самозанятым выплатили по 5 000 евро.

Илона Альбрехт – домохозяйка (мама годовалого ребенка, живет в Нёрдлингене – пригороде Мюнхена в Баварии (население – около 19 тысяч. – Прим. авт.):

– Когда 11 марта в нашем муниципалитете вышел закон о карантине и самоизоляции, закрылись все офисы и учреждения, кроме продуктовых магазинов. Но и там делать было нечего – за неделю до этого с полок исчезли продукты и моющие средства. Я две недели не могла купить бумажные полотенца. Когда к магазинам подъезжали машины для разгрузки, тут же сбегался народ. Полицейским приходилось разгонять толпы. На Пасху над домами кружили дроны и следили за скоплениями людей. Штрафы – от 500 до 1500 евро. Гулять было не запрещено, но только в своем дворе, в лесу и полях. Сначала по двое, потом разрешили выходить семьей. Ввели программу «арбайт-курс» – всех работников частной компании, кроме гендиректора, можно передать на попечение государству. Они будут год получать от 60 до 67% от предыдущего дохода. Муж получил

5 000 евро. А еще говорят, что осенний фестиваль Октоберфест, который собирает в Мюнхене до 6 млн гостей, отменят.

На Сардинии сегодня пусто

Италия начинает выходить из состояния паники. Одни регионы пострадали от пандемии коронавируса больше, другие меньше, поэтому меры ослабления или усиления режима самоизоляции везде разные. С 18 мая правительство этой страны сняло некоторые карантинные ограничения: теперь можно беспрепятственно передвигаться в границах своего региона, а также встречаться уже не только с близкими родственниками, но и просто с друзьями. Возобновляется работа баров, ресторанов, парикмахерских, косметологов, пляжей, магазинов всех типов, становятся доступными богослужения. С 25 мая будут открыты бассейны и спортивные центры. С 3 июня станет возможным перемещаться между различными регионами Италии. А с 15 июня вновь примут зрителей кинотеатры и театры.

Наша землячка Яна Калестрова уже более 10 лет живет на северо-востоке итальянского острова Сардиния – в Порто Черво. Это один из самых известных курортов региона, что напрямую связано в профессией Яны – она совладелица одного из небольших, по здешним меркам, туристических агентств. Компания работает в индустрии делового туризма, связанного с организацией и проведением корпоративных мероприятий, организацией концертов популярных исполнителей и т. п.

– Обычно в это время в Порто Черво бывает уже несколько десятков тысяч туристов (местные отели начинают заполняться в апреле). Но сегодня здесь около сотни человек, – рассказывает Яна Калестрова. – Если сравнивать с аналогичным весенним периодом, то наша компания уже потеряла около 2 млн евро прибыли, и это не предел. Пока живем на те деньги, которые заработали прошлым летом, и надеемся, что в июле-августе откроется аэропорт, который принимает частные самолеты и вертолеты. Тогда появится работа и у нашего турагентства.

До недавнего времени на Сардинии из дома можно было выходить только одному члену семьи, для этого надо было заполнить на госсайте и распечатать специальный модуль – пропуск. В нем сообщить причину выхода, например поход в магазин, номер машины и телефон. Разрешалось заниматься спортом на улице, но вот что интересно: бегать по побережью и плавать было можно, а за то, что ты сидишь на пляже и принимаешь солнечные ванны, даже в одиночестве, грозил солидный штраф – 800 евро.

– На юге Сардинии ситуация с коронавирусом менее благополучная, чем у нас, так как и населения там гораздо больше, а значит, выше и возможность подхватить заразу. В целом же по стране пока паника и кризис, – продолжает Яна. – Если честно, мы поначалу тоже не особо верили, что коронавирус опасен. Но теперь иллюзий на этот счет не испытываем. У моей соседки в Вероне (город на севере Италии, она оттуда родом. – Прим. авт.) от COVID-19 умерли 63-летняя тетя и 45-летняя племянница. Причем никаких тяжелых, хронических заболеваний, вроде онкологии или ди-абета, у них не было. Помню слова соседки, которая, получив печальное известие, сказала, что, мол, мы не верим в коронавирус только до тех пор, пока он не коснулся нас или близких. Трагедия разыгралась и в семье моей коллеги по турбизнесу – от этой инфекции скончался ее племянник – 18-летний, изначально совершенно здоровый парень. По ее словам, несмотря на державшуюся несколько дней температуру 40 С, юноше так и не провели тест на коронавирус и не отвезли в больницу, он умер дома. Такую ситуацию она связывает с банальной нехваткой медперсонала и ИВЛ в переполненных пациентами клиниках. Переболела COVID-19 и моя подруга, она живет в Модене (регион Эмилия-Романья. – Прим. авт.). После выздоровления мы поговорили с ней по телефону. Как она умудрилась заразиться, ей непонятно, так как с самого начала она строжайше соблюдала все меры предосторожности: выходила магазин только в случае крайней необходимости, всегда строго в маске и двух парах перчаток. Болела она тяжело, похудела на 20 килограммов, рассказывала мне свои ощущения: «Представь самую тяжелую простуду и умножь это ощущение еще на несколько раз, причем длится это месяц, и кажется, что у тебя просто нет сил вынести это…».

Людмила Бухачёва, Оксана Сазонова, Татьяна Чеботарева