Автор «Шахтинских известий» Дарика Арутюнян о шолоховских местах романа «Тихий Дон» | ПАНОРАМА 360°

«Шахтинские известия», г. Шахты, Ростовская область

24 мая — для многих эта дата просто еще одно воскресенье, незначительный день недели. Но жители Ростовской области особенно чтят традиции родного края и помнят своих великих земляков. 24 мая 2020 года дончане празднуют 115-летие со дня рождения Михаила Александровича Шолохова

Фото автора

Русский советский писатель, военный корреспондент, лауреат Нобелевской премии по литературе, Сталинской премии, Ленинской премии, он написал рассказы «Наука ненависти», «Судьба человека»; очерки «На юге», «На Дону», «Казаки», романы «Они сражались за Родину», «Поднятая целина» и наиболее известный роман-эпопею «Тихий Дон». В эту особенно памятную дату я решила визуализировать страницы «Тихого Дона».

Прототип изображенной в «Тихом Доне» местности — вся «Область Войска Донского», как называли ее до революции. Если быть совершенно точными, то Верхний Дон — станицы Вёшенская, Каргинская, Кружилинская и близлежащие хутора, то есть те места, где родился и вырос М. А. Шолохов.

В романе Шолохова представлена целая галерея хуторов и станиц. Писатель красочно описывает родные края: на страницах романа появляются живописные станицы Шумилинская, Мигулинская, Еланская, Усть-Хоперская, Вешенская.

Шолохов очень внимательно относится к топонимике и тщательно отбирает места действий, опираясь на карты, а не руководствуясь воображением.

Например, Степан Астахов взял замуж Аксинью «с хутора Дубровки с той стороны Дона, с песков». На карте хутор Дубровский действительно обозначен и расположен недалеко от Вёшенской.

Или же, когда Пантелей Прокофьевич планирует отступать, он решает направиться в хутор Малаховский: «Надо по карте на слободу Астахово ехать, туда прямее — а я поеду на Малаховский, там у меня — тоже дальняя родня». На реальной карте в нижнем течении Чира находится хутор Малахов, а левее, рядом с хутором Пономаревым, где происходила казнь Подтелкова и Кривошлыкова, — Астахов. А ежегодные лагерные сборы происходили в хуторе Сертакове.

Еще можно вспомнить историю из первых глав романа, когда Христоня с отцом искали клад и нашли уголь. Это происходило недалеко от существующей ныне Каргинской, и более того, эта байка имеет исторические корни. Согласно Вёшенской окружной газете «Известия» от 16 августа 1922 года краеведы и в самом деле раскапывали этот курган в поисках золота и зарытых богатств, но «вместо богатого клада отрыли пудов 25—30 древесного угля».

География в «Тихом Доне» органически переплетается с сюжетом романа, что усиливает его историческую достоверность. Однако есть и художественные фантазии автора – выдуманные места, которых не существует на карте.

Известно, что хутор Татарский, в котором происходят ключевые действия и где живут главные герои, вымышлен. Однако неподалеку от станицы Вёшенской есть несколько хуторов, несущих в себе его прообраз.

Те, кто вдумчиво пропускал через свое воображение все пейзажи «Тихого Дона» и хоть раз бывал в станице Каргинской, без труда узнает места, где жили, любили и ненавидели герои романа.

Разрушенного храма нет: лишь современные постройки Каргинского Дома культуры. Без труда можно отыскать дом купца И. С. Лёвочкина. В романе он послужил одним из прообразов купца Сергея Платоновича Мохова.

«Дом был большой, стоял в центре хутора. Два входа вели в его сверкающие чистотой комнаты. Парадный вход, с широкими порожками и резным крыльцом в зелени дикого винограда выходил на площадь, к магазинам и ларькам. Вторые двери выходили во двор, куда через широкие ворота и калитку входила прислуга», — пишет Г.Я. Сивоволов.

В начале романа Шолохов дает точные координаты хутора Татарского: «От Ягодного до Татарского двенадцать верст», «От Вешенской до Ягодного – два часа езды на лошадях». На названном маршруте и в обозначенном удалении как раз и находится станица Каргинская.

Настоящей локацией, сошедшей со страниц романа и сохранившейся до сих пор, является мельница Т.А. Каргина, где казаки вышли на «кулачки с хохлами».

«— Братцы, казаков бьют!..

Из дверей мельницы на двор, заставленный возами, как из рукава, вперемешку посыпались казаки и тавричане, приехавшие целым участком.

Свалка завязалась у главного входа. Хрястнули двери под напором нахлынувших тел. Петро кинул мешок и, крякнув, мелкими шажками затрусил к мельнице. Привстав на возу, Дарья видела, как Петро втесался в середину, валяя подручных; охнула, когда Петра на кулаках донесли до стены и уронили, топча ногами. Из-за угла от машинной, размахивая железным болтом, бежал всприскочку Митька Коршунов.

<…>

Над мельничным двором тягуче и хрипло плыло:

— А-а-а-а-а...

— Гу-у-у-у...

— А-я-я-а-а-а-а-а!..», — Часть 2, глава 5.

Известно, что за Ягодным скрывается поселок Ясеновка, километрах в 15 на юг от Вешенской, – имение генерала и известного на Дону помещика Е. И. Попова – прототипа генерала Листницкого.

Сюда Григорий с Аксиньей уходят из Татарского. Вот шолоховская картина Ягодного: «По большому двору, обнесенному кирпичной облупленной оградой, нескладно раскидались дворовые постройки: флигель под черепичной крышей, с черепичной цифрой посередине — 1910 год, — людская, баня, конюшня, птичник и коровник, длинный амбар, каретник. Дом большой, старый, огороженный со стороны двора палисадником, ютился в саду. За домом серою стеною стояли оголенные тополя и вербы левады в коричневых шапках покинутых грачиных гнезд».

В Ясеновке, в крестьянской семье Черниковых родилась и выросла мать М. А. Шолохова — Анастасия Даниловна. Она подросла, и ее взяли в дом барина Попова. Родители хотели выдать ее за настоящего казака. Вскоре нашелся и жених, урядник Краснокутской станицы Кузнецов, но Анастасия не любила его, и в итоге ушла к Александру Михайловичу Шолохову, отцу писателя.

Была еще одна история, которая очень напоминает любовную линию Листницкого-младшего и Аксиньи. Долгое время в доме Поповых служила статная и красивая девушка Ксения Новикова. Сын Попова, молодой сотник не был женат, и Ксения стала его любовницей.

Теперь от Ясеновки и барской усадьбы ничего не осталось, кроме отдельных камней от фундамента. Стоит там лишь одинокая изба для пастухов, да еще строится большой пруд для орошения культурных пастбищ.

 

Конечно, нам никогда не увидеть те казачьи дома, те площади и ярмарки, тот Донской край, который вдохновил Шолохова, но краеведы стараются привлечь туристов со всей страны, заинтересовать казачьей самобытностью. До пандемии короновируса активно создавались аутентичные музеи-подворья, устраивались ярмарки и фестивали, самый масштабный из которых, «Шолоховская весна», должен был проходить в это воскресенье, в день рождения Шолохова.

Дарика Арутюнян