Особенные дети не хотят быть особенными

«Наше время», г. Ростов-на-Дону, Ростовская область

Центр по обучению инвалидов и лиц с ограниченными возможностями здоровья Южного федерального университета был образован три года назад. Он является одним из более двадцати аналогичных центров, созданных в стране. РУМЦ ЮФУ объединяет вузы Краснодарского края и Калмыкии. Его задача – повышение качества и доступности высшего образования для инвалидов с помощью современных методик и новых технологий

Директор ресурсного учебно-методического центра ЮФУ Лариса Гутерман

Универсальный дизайн

С 2012 года, когда Россия ратифицировала Конвенцию ООН о правах инвалидов, в стране начали работу по созданию доступной среды для людей с ОВЗ. И касается это не только пандусов и съездов для колясок, подъемников и разметки на улицах. Нужны изменения в общественном сознании, в культурной и образовательной среде.

В последнее время заговорили об универсальном дизайне применительно к самым разным сферам жизни.

– Универсальный, или инклюзивный, дизайн может применяться при создании, скажем, методических материалов, электронных ресурсов. Это и широкий набор инструментов для подготовки специалистов, которые будут работать с детьми-инвалидами, с ОВЗ, от создания для них специального образовательного контента до установки специализированных программно-аппаратных комплексов в образовательных учреждениях, – говорит директор ресурсного учебно-методического центра ЮФУ Лариса ГУТЕРМАН. – Мы пытаемся облегчить проблемы, которые возникают у ребенка. Если он плохо видит или не видит совсем, мы должны создать ему условия для того, чтобы это не мешало ему читать.

– Как это возможно?

– Для этого в образовательных учреждениях есть сканирующие и читающие текст машины, электронные ручные видеоувеличители, программа экранного доступа с синтезом речи. Дети с нарушением слуха, слабослышащие могут воспользоваться портативными тифло-флеш-плеерами, FM-передатчиками, натальными, акустическими системами. Ребята с нарушениями опорно-двигательного аппарата – мобильными лестничными подъемниками, беспроводной адаптированной клавиатурой. Все это имеется в школах области, где учатся дети с ОВЗ.

Инклюзию в школы и вузы?

– Когда для ребят с ограниченными возможностями здоровья стала доступной учеба в общеобразовательной школе?

– Четыре года назад. В 2016 году в школах был внедрен образовательный стандарт, по которому дети с ограниченными возможностями здоровья, инвалиды могут обучаться в обычных школах. Однако таких детей в школах единицы. Надо сказать, что за границей к инклюзивной форме обучения шли десятилетиями. Мы тоже идем по пути инклюзии, но сохраняем при этом специализированные образовательные учреждения. Переход к инклюзии должен быть постепенным.

– Все дети привыкают к учебе в обычной школе?

– Вначале дети проходят период адаптации. Если он не вызывает у них дискомфорта, тогда он продолжает обучение в школе. В противном случае его определяют на учебу в специализированную школу.

Другой вопрос – готова ли обычная школа к обучению ребят с ОВЗ, инвалидностью? Как выясняется, не совсем. В школах не хватает специально подготовленных педагогов. Нет дефектологов. Обучение ребенка должно сопровождаться тьютором. А его тоже надо готовить.

– Тьютор – это...

– Педагог, прошедший специальную подготовку или переподготовку (500 часов). Он должен хорошо знать ребенка, его психологическое состояние. А также давать рекомендации родителям, педагогам, как работать с такими учениками. Они занимаются по адаптированным учебным программам. Но, поступив в вуз, многие хотят учиться по обычным учебным программам. К примеру, в Академии архитектуры ЮФУ обучается девочка-колясочница. Она живет с мамой в общежитии университета. Мама помогает ей перемещаться из одного здания в другое, в быту: убирает, готовит. Девочка хочет обучаться по обычной образовательной программе. Причем, как я уже сказала, не только она, но и многие ребята-опорники, с ОВЗ. Они хотят быть такими, как все. И даже скрывают свои медицинские показатели при поступлении в вуз и на работу.

Мама подсказала

– Ваш центр изучает проблемы профориентации среди особенных ребят?

– Конечно! Мы выясняем, кем хотят стать дети, куда собираются поступать, где потом работать, что ждут от центра занятости. По результатам нашего опроса 60 % ребят хотят сначала получить профессию, а уже потом поступить в вуз. Опять же 60 %, окончив вуз, в первые три месяца трудоустраиваются по квоте, остальные 40 % продолжают обучение в магистратуре или аспирантуре. Наша задача – помочь таким ребятам в учебе, трудоустройстве. К примеру, некоторые хотели бы получить помощь в создании своего дела. Самозанятость. Допустим, став филологом, такой специалист может работать корректором, выпускник мехмата – заниматься программированием или информатикой на удаленном доступе. Поэтому очень важно сориентировать таких ребят на учебу и работу с учетом их особенностей.

– Очень часто выпускники школ поступают на то или иное направление вуза по совету родителей. А кто помогает в выборе профессии ребятам с особенностями здоровья?

– Тоже родители, учителя. По проведенному нами опросу в выборе специальности ребята отдают им первое место. На втором – заработок. В отношении заработка мы видим, как говорится, верхнюю границу, но мы не видим нижней – того, что они сами не учитывают: смогут ли вообще работать по специальности, которую хотят выбрать.

Например, выпускник юрфака ЮФУ с диагнозом «ДЦП» хотел работать адвокатом. Выбрать эту специальность ему посоветовали друзья, не придав значения тому, что у него проблемы с речью. Что и стало причиной проблемы в трудоустройстве. Работу он все-таки нашел. В юридической конторе. Это не совсем то, что он хотел, и не с той зарплатой, на которую рассчитывал.

– Наверное, таких ребят надо как-то предостерегать от подобных разочарований?

– Не предостерегать, а скорее ориентировать на ту или иную специальность. И не просто через профессиональный интерес, а с учетом их физических особенностей, предполагаемого места работы. На предприятиях, согласно той же программе «Доступная среда», работодатель обязан оборудовать рабочее место с учетом особенностей выпускника вуза. Но пока работодатели не очень активно идут на это. Конечно, такой работник создает дополнительные сложности. Но если мы действительно хотим создать общество равных возможностей, с этими сложностями придется научиться справляться. Безбарьерную среду надо создавать не только снаружи, барьеры нужно убирать в нашем сознании…

Ирина Хансиварова