В Сибирь за правдой и свободой. На енисейской земле побывали гости из Чехии

«Енисейская правда», г. Енисейск, Красноярский край

Фото автора

«Мы подъезжаем. С нами туристы из Чехии. У них есть два часа до такси. Хочешь с ними встретиться?» — спросил меня по телефону Александр… — Непременно! — А мысли в голове роем: как преодолеть языковой барьер, как за неимением времени быстро показать им хотя бы центр? Одно радует: знаю, что подарю на память. На одной из городских ярмарок приобрела сувениры с видами Енисейска. Будто знала, что пригодятся…

Знакомство прошло чисто по-русски. Так охарактеризовал первую встречу с путешественниками из Чехии Александр. «Разве можно отказать нашему человеку, — сказал он, — когда тебя от всей души по-хозяйски приглашают к столу, а еще стараются окружить заботой. Будучи в командировке в поселке Бор, мы поселились в гостевом доме, — продолжает Александр. – Погодка в тот день, скажу я вам, не радовала: ветер, дождь. Уютно расположившись на диване в холле, мы отдыхали после рейда, смотрели телевизор. Через некоторое время в дом вслед за горничной вошли четверо. «Ваши соседи», — сказала она. Прислушались. Речь не наша. «Иностранцы?» — спрашиваем. – «Туристы из Чехии». Вид у них был жалкий: промокли они до нитки, пока разбирали свои плавсредства и вещи. Позднее время и усталость сделали свое дело: после небольших приготовлений все разошлись по комнатам.

Утро следующего дня. Мы — в рейд спозаранку. Вернувшись к вечеру, принялись за ужин. Смотрим, «соседи» тоже трапезничать собираются, судя по разносившемуся аромату, — запаренной лапшой. А мы-то свежей картошечки отварили, малосольных тугунков почистили… Пригласили к столу гостей заморских. Они сначала отказывались, но при виде дымящейся картошки и под «давлением» русского гостеприимства сдались.

Тут опять двадцать пять! Замечаем, туристы к тугунам не притрагиваются. Разговаривая на смеси русского, английского и чешского, а порой объясняясь на пальцах, мы поняли, что сырую рыбу они не едят. Однако после небольшого мастер-класса дело пошло. Оценили они вкус даров нашего щедрого Енисея. Поужинали знатно, пообщались неплохо. Оказалось, возвращаться нам на одном скоростном теплоходе, и такси их будет забирать из Енисейска».

Иноземные гости оказались людьми добросердечными, открытыми и… увлеченными. Их страсть – активный отдых, причем манит их водная стихия.

Лэнка и Сбинек живут в Хорни Новоседли — пригороде Писека. Писек – город с многовековой историей на юге Чехии. Расположился он на реке Отаве. В его центральной части, как и у нас, много исторических зданий. Писек с чешского – «песок». В средние века в прибрежных песках находили золото. Есть нечто подобное и в истории нашего города, не находите?

Но вернемся к нашим героям. Лэнка – учитель чешского, английского и немецкого языков. Сбинек – техник на фирме, которая устанавливает системы вентиляции на разных объектах. Туризмом увлеклись давно. А приобщил их к этому друг Ян. «Ето я можу», — сказал улыбаясь мужчина почтенного возраста. С 90-х годов ребята побывали уже в Германии, Польше, Норвегии, Швеции, Дании, Италии, Хорватии, Сардинии, на Корсике. Добирались туда… на лодках под парусом. В Хорватии даже были участниками регаты. Ян занимается еще и альпинизмом. Был в Альпах, на Килиманджаро, Эльбрусе, Монблане.

Выбирая новый маршрут, в Интернете он «встретил» название «Подкаменная Тунгуска» и предложил друзьям поехать в Сибирь. Перелет из Праги в Москву, из Москвы в Красноярск, из Красноярска в Байкит, и вот они уже по Подкаменной Тунгуске на резиновых плотах сплавляются до Бора (это порядка 600 километров), проплывая мимо красивых заповедных мест, деревень староверов.

Не знаю, как вам, но по мне, если отдыхать, то на песочке. Сплавляясь по реке, пожалуй, понежиться на солнышке вряд ли получится. Даже на привале нужно подготовиться к дальнейшему путешествию, а у нас еще мошка и комары. Какой уж тут отдых, но, как говорится, каждому свое. Наши гости из тех, кому, видимо, для души и тела нужен адреналин, физическая нагрузка, проверка себя на прочность. А еще их манит правда, которую не узнаешь из окна отеля, а также свобода и независимость от туроператора и предлагаемых им маршрутов. Признаться, волновалась. Внутри меня что-то дрожало, но светящиеся улыбкой лица гостей из Чехии буквально уничтожили все мои сомнения и настороженность.

Мы встретились возле Успенской церкви. Отсюда началась наша экскурсия. Ребята даже зашли в храм. Потом мимо мужского монастыря мы проехали до Троицкой. И так проколесили по всему центру Енисейска с его старинными особняками. Времени, к сожалению, хватило, чтобы только немного посмотреть…

Незабываемые впечатления увезли они с собой о… нас. Именно о нас, о людях, о сибиряках. На мой вопрос, что понравилось больше всего, Сбинек, не задумываясь, ответил: «Люди. Мы были в Тунгусском заповеднике, на «Столбах», в поселках. Везде люди очень хорошие, сердечные». «Мы знали, что здесь красивая природа, много истории, достопримечательностей, но не ожидали такого отношения, — поддержала мужа Лэнка. – Приглашают к столу, на ночлег».

Сбинек: «Больше всего нам понравились в Сибири люди. Мы были в Тунгусском заповеднике, на «Столбах», в поселках. Везде люди очень хорошие, сердечные».

Лэнка: «Мы знали, что здесь красивая природа, много истории, достопримечательностей, но не ожидали такого отношения к себе».

Ян: «Нас поразили ваши просторы и расстояния».

Действительно, люди вне политики открыты и просты в общении, особенно в провинции. И языковой барьер им не помеха, и нет для них границ ни географических, ни тем более национальных. Такова отличительная черта нашего края. Здесь каждый из нас знает, что дело вовсе не в национальной принадлежности, а в личности, в воспитании, в принципах, в морали и т. д., что дружба – это позитив, созидание, новые знания. Кстати, о знаниях. Я даже не предполагала, что где-то не едят малосольную или соленую рыбу. Оказывается, в Чехии нет такой традиции. «Мы всегда рыбу варим, парим, запекаем или жарим. Никогда сырую не едим, — говорит Лэнка. – «Тунгун» (так она произнесла) мне еще понравился, а вот тайменя (им нас угощали в Байките) я проглотить не смогла, — смеется она. — У нас тоже водятся хариус, шука, лещ. На праздники мы запекаем карпа. Часто готовим рыбу на гриле, барбекю. Но наша национальная кухня больше мясная: птица, говядина, баранина, свинина». В который раз убеждаюсь, что на гастрономические предпочтения влияют, так сказать, место обитания и климатические условия: мы вынуждены все заготавливать впрок.

«Еще поразили нас ваши просторы и расстояния, — восхищенно говорит Ян. – К таким мы не привыкли. 200 километров для нас очень много, для вас – пустяки. Мы думали во время сплава, что так много всего здесь повидали. А по карте посмотрели, оказалось, совсем чуть-чуть».

Куда отправятся друзья в следующий раз, они не решили. А вот у Сбинека есть мечта: построить парусную лодку и пройти на ней вокруг света. Его жена Лэнка относится к такому мероприятию сдержанно, но супруга поддерживает и верит в него. «С ним пойду», — сказала она. Что ж, мечтам свойственно сбываться, особенно если для этого есть не только желание и умения, но и средства, и, главное, поддержка.

Кто знает, может быть, пока я пишу эти строки, они уже управляют своей лодкой где-нибудь на Балтике…

…Два часа пролетели быстро. Таксист помогает загрузить вещи в багажник. Конечно, за такое короткое время обо всем не расскажешь. Да еще языковой барьер время от времени все же давал о себе знать. Но встречу эту мы запомним навсегда, ведь она оставила самые добрые и теплые впечатления. Даже не верится, что с ее момента прошло уже несколько месяцев.

Так зарождается дружба, возводятся ее незримые мосты между городами и странами. Кто знает, вдруг нашим знакомым снова захочется отправиться в путешествие по Сибири, а может быть, и нам доведется побывать в Чехии, побродить по улицам Писека, Брно, Праги.

Ирина Сибгатулина