«Одним словом, хороший был пулемёт». Коллекцию Музея истории города Иркутска пополнил станковый «Горюнов»

«Восточно-Сибирская правда», г. Иркутск, Иркутская область

Трёхлинейка и самозарядная винтовка Токарева, пистолеты-пулемёты Шпагина и Судаева, легендарные «Максим» и «Дегтярёв» – экспозиция филиала «Солдаты Отечества» Музея истории города Иркутска имени А.М. Сибирякова позволяет в полной мере судить о том, чем воевали советские пехотинцы с 1941-го по 1945 год. Но в многообразии отечественного и ленд-лизовского оружия всегда чего-то не хватает. Музейщики заполнили ещё один пробел, приобретя станковый пулемёт системы Горюнова – прогрессивную конструкцию, пришедшую на смену дореволюционному «Максиму»

Въедливые знатоки стрелкового оружия смогут отыскать внешние отличия, но конструктивно это всё тот же «Горюнов», разработанный для замены «Максима». Фото автора

На обочине федеральной трассы «Сибирь», неподалёку от поворота на объездную дорогу Иркутска, в один из первых апрельских дней припарковалась неприметная фура. Очередная остановка на долгом пути из Ижевска на Дальний Восток заняла не так много времени: нужно было только перегрузить в легковушку увесистый ящик, привычно заполнив все необходимые бумаги. Так у «Солдат Отечества», филиала Музея истории города Иркутска имени А.М. Сибирякова, появился новый ценный экспонат – станковый пулемёт Горюнова. Само собой, охолощённый, боевым оружием не являющийся и, согласно паспорту, предназначенный «для коллекционирования, учебной деятельности, участия в кинотеатральных постановках, исторических реконструкциях и т.п.».

Путь от идеи до приобретения занял гораздо больше времени, чем проезд грузовика из Ижевска по сложному маршруту со множеством точек. Ещё десять лет назад, когда «Солдаты Отечества» переезжали на улицу Чайковского, упор в экспозиции решили сделать на историю Великой Отечественной войны. Первыми стали приобретать винтовки – самое массовое оружие пехоты тех времён. Затем настал черёд автоматического «огнестрела», в первую очередь самого узнаваемого – «Максима», ППШ-41, ППС-43…

Год назад заведующий филиалом «Солдаты Отечества» Сергей Трофименко говорил, что в коллекции есть практически всё необходимое, чтобы рассказывать посетителям об эволюции стрелкового оружия, не хватает разве что станкового пулемёта Горюнова.

«К юбилею победы городская администрация нам выделила деньги на его приобретение, – говорит он сегодня. – Схема покупки известная: поставщик обычно делает партию охолощённых стволов и передаёт её в торговую сеть. Есть риск не попасть в это окно, но мы попали». Более того, фирма из Ижевска, с которой изначально был заключён контракт на поставку, посоветовала договориться непосредственно с той компанией, которая выпускает выхолощенное оружие. Так вышло дешевле, хотя на доставку в Иркутск потребовалось больше времени. Кроме того, в комплекте помимо пулемёта со станком привезли металлический ящик с лентой на 250 патронов, шомпол, выколотки, маслёнку и ключ, использовавшийся при смене ствола и разборке пулемёта. В общем, всё то, что полагалось боевым образцам.

Семейный подряд

Кстати, во время Великой Отечественной было выпущено около 74 тысяч СГ-43 – станковых пулемётов Горюнова образца 1943 года, из которых сохранилось в лучшем случае несколько десятков или сотен. Буквально через несколько месяцев после окончания войны его модернизировали. Так появился более массовый СГМ, один из которых после охолащивания пополнил музейную коллекцию. Въедливые знатоки стрелкового оружия смогут отыскать внешние отличия, но конструктивно это всё тот же «Горюнов», разработанный для замены «Максима». «Прежде чем рассказывать историю приобретения, нужно начать с того, что это вообще за пулемёт, – возвращается к разговору директор «Солдат Отечества». – Это был огромный шаг вперёд по сравнению с «Максимом». Он наконец-то решил проблему пулемётного голода. И в войсках его приняли на ура, потому что он лёгкий». Шутка ли – «Максим» образца 1910–1930 годов сам по себе весит 20 кг, плюс 4 литра воды для системы охлаждения. Станок со щитом, на который его устанавливали, тянет ещё на 43 кг.

«По весу своему пулемёт «Максим» является неудовлетворительной конструкцией, снижающей манёвренность частей. Кроме того, в период наступательных боёв он отстаёт от своих стрелковых подразделений, что в ряде случаев приводит к неиспользованию его огневой мощи, – констатировало командование 2-го Украинского фронта в 1943 году. – Опыт по применению станковых пулемётов показывает, что пулемёты весом более 40 кг не отвечают условиям ведения манёвренной войны». К тому же для массового производства, возможности которого во время Великой Отечественной значили ничуть не меньше численности армии, относительно сложный «Максим» не слишком подходил.

Армейское руководство осознавало это ещё в двадцатых годах. Тот же Михаил Тухачевский, ставший начальником Штаба РККА в ноябре 1925 года, писал: «Безусловно, приходится признать, что станковый пулемёт является очень тяжёлым; было бы желательно всемерно его облегчить, к чему, конечно, имеются возможности». Замену «Максиму» начали готовить задолго до начала войны. После длительных испытаний, начавшихся в 1934 году, на вооружение был принят ДС-39 – сравнительно лёгкий станковый пулемёт Дегтярёва с воздушным охлаждением. Конструкция оказалась не без недостатков, которые до наступления Великой Отечественной устранить не успели и поэтому вернулись к массовому производству «Максимов». Однако опыт боёв, в том числе зимнего контрнаступления под Москвой, показал, что его следует заменить более современным станковым пулемётом.

Конкурс на разработку последнего объявили в мае 1942 года. Первоначально на него было представлено восемь пулемётов, но впоследствии комиссия под председательством начальника курсов командного состава «Выстрел» генерал-майора Сергея Смирнова рассмотрела 14 конструкций. Среди участников конкурса был конструктор с Ковровского завода № 2 Пётр Горюнов, доработавший ручной пулемёт, который он создал накануне войны вместе с Василием Воронковым и своим племянником Михаилом Горюновым. «Усилили ствол, заменили штампованную ствольную коробку фрезерованной, отработали толстое хромирование канала ствола, внесли ещё некоторые изменения», – писал Михаил Горюнов историку оружия Давиду Болотину в 1985 году. Получившаяся конструкция дошла до завершающих испытаний в мае 1943 года вместе со станковым пулемётом Василия Дегтярёва. èèè

Ещё до того, как они стартовали, Иосиф Сталин предложил наркому вооружений СССР Дмитрию Устинову «принять за основу пулемёт ДС образца 1939 года на упрощённом универсальном станке». Однако сам Дегтярёв на одном из специальных совещаний у главы государства заявил, что пулемёт Горюнова лучше и проще для массового производства. Точку поставили испытания, по результатам которых 14 мая 1943 года Государственный комитет обороны принял решение: принять на вооружение «7,62-мм станковый пулемёт системы Горюнова обр. 1943 г. (СГ-43)».

К слову, для него использовали станок, который разработали Василий Дегтярёв и Георгий Гаранин. Его вес вместе с деревянными колёсами – 26,6 кг. Многовато в абсолютных цифрах, но мелочь в сравнении с 43-килограммовым станком для «Максима». Станок СГ мы вдвоём с Трофименко без особых усилий снимаем с «постамента». Сергей ставит станок на попа и монтирует пулемёт – так пехотный «Горюнов» превращается в зенитный. Остаётся только поднять металлический прицел, выглядящий мультяшно, – и всё, в теории можно поражать цели, летящие на дистанции до километра со скоростью до 450 километров в час. В руководстве службы бойцам настоятельно рекомендуют запомнить наизусть таблицу: в левой части – медленные «Дорнье» и «Физелер», в средней – среднескоростные «Хейнкели», в правой – «Мессершмитт» с «Фокке-Вульфом» и «Юнкерс» в пикировании. «После Курской дуги, когда советская авиация завоевала превосходство в воздухе, особой надобности в зенитных пулемётах нормального калибра уже не было, – замечает заведующий филиалом «Солдаты Отечества». – Но такой вариант был удобен и по другой причине. По-хорошему под станковый пулемёт выкапывали пулемётный стол, но далеко не всегда в бою на это было время. В зенитном положении тебе, грубо говоря, хватит полутора квадратных метров, чтобы начать стрелять».

Воздух лучше, чем вода

Столь массовым, как «Максим», за годы Великой Отечественной «Горюнов» стать не успел. Тем не менее до окончания войны успели выпустить 74 тысячи пулемётов, из которых сегодня сохранились немногие. Несомненно, конструктор из Коврова, скоропостижно скончавшийся 23 декабря 1943 года, внёс немалый вклад в победу. Его детище в армии воспринимали по-разному. Командиры хвалили за лёгкий вес и мобильность, те солдаты, которые привыкли к пулемёту «Максим», сетовали на необходимость менять ствол после 500 выстрелов и меньшую кучность. «Максим», конечно, кажется «снайперским»: огромный вес пулемёта компенсирует отдачу, поэтому точность очень высокая, – отмечает Трофименко. – У СГ рассеивание пуль при стрельбе намного выше». Но в реальных условиях ведения войны, особенно в городских боях на малых дистанциях, это не было особенным недостатком. Куда большее значение играла масса пулемёта: СГ-43 весил 13,8 кг, а после модернизации «похудел» на 300 грамм.

«Максимы» в обороне были хороши, а для наступления были тяжеловаты, – рассказывал для сайта «Я помню» Иван Михайлов, воевавший в 139-й Рославльской Краснознамённой стрелковой дивизии. – Потом, когда мы брали город Гданьск, у меня появился «Горюнов». На этом пулёмете сидел парнишка-узбек, он был чуть постарше меня, годика, наверное, на два. Так тот стрелял так: то на первый этаж здания, то на третий, то на пятый. То есть этим пулемётом легко можно было переносить огонь». На меньший вес обращают внимания и те, кто говорит о «Горюнове» со скепсисом. Даже при сравнении в пользу «Максима» многие ветераны в конечном счёте вспоминают его недостатки: тяжёлый, неудобный, бесполезный в том случае, если вражеская пуля пробьёт кожух водяной системы охлаждения. Авторитетным мнением делится Михаил Жаровский, командовавший пулемётным взводом в 262-м стрелковом полку 184-й стрелковой дивизии: «Пулемёт Горюнова уступал немецким образцам, но был намного лучше «Максима». Весил всего сорок килограммов, когда его предшественник тянул почти на семьдесят. Ещё одно важное достоинство пулемёта Горюнова – это сменные стволы. Это тебе не воду подливать в раскалённый и кипящий кожух «Максима». Одним словом, хороший был пулемёт». Хороший настолько, что его модернизированный вариант состоял на вооружении до 1969 года (в Беларуси последние СГМ списали в 2005 году). «Горюновых» по лицензии выпускали в Польше, Венгрии, Чехословакии, Египте и Китае.

Егор Щербаков