Вологжане расписались на стенах Рейхстага

«Красный Север», г. Вологда, Вологодская область

Ранним утром 16 апреля 1945 года берег реки Одер вздрогнул от рева «катюш» и разрывов тысяч артиллерийских снарядов. Так начиналась Берлинская наступательная операция — решающее сражение Великой Отечественной войны

К прорыву готовились тщательно

К середине весны 1945-го Красная Армия изгнала захватчиков со всей территории Советского Союза и освободила большинство государств Восточной Европы. С запада и с юга гитлеровцев теснили части союзников.

Но капитулировать нацистская верхушка не собиралась. Для обороны своей столицы немцы стянули практически все резервы, поставив под ружье и 14-летних подростков, и глубоких стариков. Но изменить ситуацию они уже не могли. В полосе предстоящего наступления наши части превосходили противника в живой силе в два с половиной раза, в танках — более чем в три. Но у немцев была эшелонированная полоса обороны, с «встроенными» в нее Зееловскими высотами.

Для броска на Берлин были собраны, пожалуй, лучшие полководцы того времени: Георгий Жуков, Константин Рокоссовский и наш земляк маршал Иван Конев. Несколько недель велась тщательная авиационная разведка, были подготовлены огромные запасы снарядов, отрабатывались действия штурмовых групп.

Самое короткое расстояние до Берлина было в полосе 1-го Белорусского фронта под командованием Георгия Жукова. Здесь же были собраны и основные артиллерийские части. После мощной артподготовки казалось, что в развороченной первой полосе фашистской обороны ничего живое не могло уцелеть. Но едва наши части пошли вперед, немцы ответили губительным огнем. Трое суток 1-й Белорусский фронт по крупицам «прогрызал» оборону врага. Жуков даже преждевременно ввел в бой свои резервы — но и их продвижение поначалу оказалось незначительным.

В авангарде шли танки и конница

А вот в полосе действовавшего южнее 1-го Украинского фронта Ивана Конева наступление развивалось успешнее и в ночь на 18 апреля Ставка распорядилась повернуть 3-ю и 4-ю танковые армии на Берлин.

Танкисты Конева сразу же пошли вперед, но тоже стали нести потери, столкнувшись с оболваненными гитлеровской пропагандой подростками из фольксштурма. Они прятались в воронках и развалинах, подпуская наши танки на 20 — 30 метров, и сжигали их фаустпатронами.

Для борьбы с «фаустниками» Конев ввел в бой… третий кавалерийский корпус. Из воспоминаний вологжанина Соломона Берлина:

— С клинками в атаку, конечно, мы не ходили, но как подвижной род войск оказались незаменимы. Кони быстро доставляли наших бойцов в места, где были замечены «фаустники», и они расчищали дорогу танкам.

Из воспоминаний вологжанина Владимира Салона:

С боями ворвались в город. Был у Рейхстага, в имперской канцелярии, в кабинете министра пропаганды Геббельса. С объявлением капитуляции взбирались друг другу на плечи и расписывались на стенах Рейхстага: «Мы — вологжане, мы — сибиряки, мы — дальневосточники». А вскоре пришло известие, что нашему полку присвоено почетное наименование «Берлинский».

В ночь на 21 апреля танкисты 1-го Украинского фронта достигли пригородов Берлина. К тому времени войска под командованием Георгия Жукова смогли взломать оборону врага и подходили к Берлину с другой стороны. Начался штурм фашистской столицы.

В боях отличились сотни уроженцев вологодской земли. Старший сержант Павел Смирнов из Череповецкого района заменил смертельно раненного командира и повел бойцов в атаку. Рядовой Василий Кондратьев из Тотьмы был в составе штурмовой группы, выбивавшей гитлеровцев из берлинского
метро. А Григорию Вехину из Вытегорского района, Николаю Меркурьеву из Великоустюгского, Василию Иванову из Вологодского и еще нескольким нашим земляка вскоре было присвоено звание Героя Советского Союза.

В полдень 2 мая пали последние очаги немецкого сопротивления в Берлине. Фотографии из поверженной фашистской столицы, попавшие тогда в фотохронику ТАСС, были сделаны еще одним нашим земляком — фронтовым фотографом Петром Сотниковым.

Вечером 4 мая преемник Гитлера гросс-адмирал Дениц согласился на капитуляцию, официальный акт о которой был подписан в ночь на 9 мая. Но чешская группировка врага, насчитывающая около миллиона солдат, отказалась сложить оружие.

Иван Конев распорядился направить одну из танковых армий на помощь восставшей Праге. Город был освобожден, но бои на севере Чехии продолжались еще неделю. Долгожданная тишина наступила здесь лишь на восьмой день после Победы…

Владимир Романов