Первый забайкальский олимпийский медалист

«Чита спортивная», г. Чита, Забайкальский край

В одном из номеров «Читы спортивной» мы подняли тему участия забайкальских спортсменов в играх довоенных и послевоенных Олимпиад. Далеко не все знают о том, кто из наших земляков становился обладателем медалей. Так, о первом забайкальском медалисте Павле Войлошникове вообще было известно настолько мало, что его имя даже не попало в том «Физическая культура и спорт» «Малой энциклопедии Забайкалья».

Впрочем, благодаря изданному в 2018 году в Благовещенске справочнику «Верой и правдой служа Отечеству. Офицеры Забайкальского, Амурского и Уссурийского казачьих войск», а также вышедшему совсем недавно журналу «Тайны ХХ века» (№ 1-2, январь 2020 г.) стали известны новые подробности о жизни, службе и участии в Олимпиаде 1912 года нашего земляка Павла Войлошникова.

Сегодня мы представляем вниманию читателей материал забайкальского историка и журналиста Александра Баринова.

Казак, ставший дворянином

Родился Павел Войлошников в семье казачьего офицера в станице Цаган-Олуевской Забайкальского казачьего войска 10 января 1879 года. Высокий и богатырского сложения, он обладал и интеллектуальными способностями. В частности, лингвистическими: с детства свободно общался на бурятском, монгольском и даже китайском.

Он блестяще окончил в 1899 году Сибирский кадетский корпус и поступил в Николаевское кавалерийское училище. Интересно, что обязательный денежный взнос абитуриента училища, готовившего офицеров в гвардейскую конницу, внесла за юного богатыря казна Забайкальского казачьего войска. И он оправдал надежды земляков – во время учёбы был гордостью казачьей сотни училища, которое окончил по первому разряду. К слову сказать, во время учёбы Павел стал говорить на обязательных для гвардейских офицеров французском, немецком и английском языках.

По окончании в 1901 году учёбы хорунжий Войлошников был направлен на службу в 1-й Верхнеудинский казачий полк. Служить ему пришлось в далёком Порт-Артуре, где он командовал взводом в отдельной сотне. Со своими казаками участвовал в героической обороне Порт-Артура во время русско-японской войны 1904—1905 годов.

Когда было принято решение о сдаче Порт-Артура, Павел Войлошников со своими бойцами прорвался через кольцо японской осады и соединился с нашими частями в Маньчжурии. Во время войны был ранен и награждён тремя боевыми орденами — Святой Анны 4-й степени с надписью «За храбрость» и 3-й степени и Святого Владимира с мечами и бантом.

Кавалеры этих орденов получали личное дворянство. Так что по итогам той войны забайкальский казак стал дворянином. Во время войны он получил звание сотника.

Пришлось ему поучаствовать и в наведении порядка во время Первой русской революции во Владивостоке, где в начале 1906 года была создана республика, подобная Читинской и Красноярской. Это означало, что солдаты многих воинских частей, разагитированные социал-демократами и социалистами-революционерами, вышли из подчинения. В городе начались избиения и убийства офицеров, в том числе и тех, кто только вернулся с войны. Шёл грабёж магазинов и лавок, были разгромлены гауптвахта и военная тюрьма.

Это восстание было подавлено 26 января после ввода в город крупных воинских подразделений, в том числе забайкальских казаков, среди которых был и Павел Войлошников. Позже об этом периоде его жизни написал в мемуарах Иван Шильников, констатировавший, что «он ещё в 1905 году во Владивостоке наводил страх на революционеров, матросов и рабочих». Уже в то время определилась политическая позиция Войлошникова.

Перевод в столичную гвардию боевого офицера состоялся в 1909 году, когда хорунжий, несмотря на ранение, стал чемпионом округа по лыжному кроссу со стрельбой из винтовки на маршруте. Служить он стал в Забайкальской полусотне 4-й (с 1911 года она стала называться Приамурской) сотни лейб-гвардии Сводно-казачьего полка.

Этот полк был сформирован в конце 1906 года. В него вошли казаки восьми казачьих войск, включая и Забайкальское. Полку были дарованы права старой гвардии, его шефом стал лично император Николай II. А Павел Войлошников вновь стал хорунжим. Но его отнюдь не понизили в звании, а наоборот. Дело в том, что в лейб-гвардии чины были на два класса выше, чем в армии. То есть, став снова хорунжим, но в гвардии, он был равен подъесаулу в обычных казачьих войсках. В 1909 году ему был присвоен чин сотника, а в 1911-м – подъесаула. И всё это в гвардии.

Олимпиец 1912 года

С 5 по 27 июня 1912 года в столице Швеции Стокгольме проходили V летние Олимпийские игры. В них участвовали команды большинства европейских стран, части стран обеих Америк и, впервые, – команды Египта и Японии.

Россия в первый раз в истории выставила команду, в которую входило более 180 человек, выступивших в 14 видах спорта. Впервые россияне принимали участие в Олимпийских играх в Париже в 1900 году, затем – в Лондоне в 1908-м. Но в тех соревнованиях они участвовали частным образом. Единой команды не было.

И вот теперь император Николай II взял этот вопрос на свой личный контроль, утвердив список делегации наших олимпийцев. Более того, команду Российской империи возглавил великий князь Дмитрий Романов, двоюродный брат императора и внук Александра II. Кстати, Дмитрий Романов не был на Играх «свадебным генералом», а лично участвовал в соревнованиях по конному спорту.

Абсолютно мужская команда была отправлена в Швецию за казённый счёт. Спортсмены в большинстве своём являлись офицерами.

Наш земляк участвовал в скоростной стрельбе с дистанции 25 и 50 метров, выбив соответственно 260 (из 300 возможных) и 413 (из 500). Затем лейб-гвардии подъесаул Войлошников в стрельбе из дуэльного пистолета с дистанции в 30 метров показал лучший результат в нашей команде, уступив лишь шведу. Команда стрелков из дуэльных пистолетов в составе Павла Войлошникова, Амоса Каша, Николая Мельницкого и Георгия Пантелеймонова заняла второе место и получила серебряные медали.

33-летний забайкалец стал первым и единственным олимпийским медалистом среди казаков не только родного для него Забайкальского казачьего войска, но и всех казачьих войск Российской империи.

За спортивные достижения его досрочно произвели в чин лейб-гвардии сотника.

После возвращения олимпийцев домой было решено проводить свои ежегодные Олимпиады. VI летняя Олимпиада должна была пройти в 1916 году в Берлине, но начавшаяся в 1914-м Первая мировая война нарушила планы. И следующие Олимпийские игры состоялись только в 1920 году, получив, однако, порядковый номер VII. В России и в 1920-м было не до Олимпиады — в стране продолжалась кровопролитная гражданская война.

«Выдающийся офицер во всех отношениях»

Буквально в первые дни (а если совсем точно, то 8 августа 1914 года) начавшейся мировой войны лейб-гвардии казачий полк отправился на фронт. В его составе было 723 казака и 27 офицеров, среди которых и командир Приамурской сотни Павел Иванович Войлошников. Вскоре ему было присвоено звание есаула.

Если верить информации автора статьи «Хорунжий Олимпийских игр — Павел Иванович Войлошников», опубликованной в № 1-2 журнала «Тайны ХХ века» в январе 2020 года, Александру Смирнову (им уже в названии этого материала допущена ошибка), уже вскоре Войлошников совершил свой первый на этой войне подвиг.

«В сентябре 1914-го он… заарканил вражеский аэроплан, — пишет Смирнов. — Вражеский лётчик самонадеянно снизился настолько, что олимпийский чемпион успел накинуть один конец верёвки с петлёй на крыло аэроплана, а второй в мгновение ока зацепить крюком за ствол дерева. Летательные аппараты того времени были хрупкими — крыло отлетело, аэроплан шлёпнулся на землю. Германский пилот даже опомниться не успел, как оказался в плену».

В 1914 году лейб-гвардии казачий полк участвовал в тяжёлых боях Варшавско-Ивангородской и Лодзинской операций.

В начале 1915 года казаки сводного полка сражались около знаменитой крепости Осовец, принимали участие в Праснышенской операции, а в конце года — в боях у легендарной крепости Брест-Литовск.

После того как в августе 1915 года император Николай II возложил на себя обязанности Верховного главнокомандующего русской армией, именно казаки этого полка до октября состояли «в конвое», то есть обеспечивали охрану Верховного.

В 1916 году полк участвовал в Ковельской операции и в боях на реке Стоход. Есаул Павел Войлошников был ранен 14 раз (!) и награждён несколькими боевыми орденами. В 1916 году его назначили помощником командира полка. Тогда же Войлошников получил звание полковника.

К февральской революции он отнёсся насторожённо. Весной 1917 года полковника Павла Войлошникова назначили командиром 1-го Аргунского казачьего полка.

Этому назначению предшествовало падение в этом полку воинской дисциплины, «небольшая расхлябанность», как назвал это Иван Шильников — командир 1-й Забайкальской казачьей дивизии, в которую входил этот полк. Эта «расхлябанность» была характерна для обычных воинских частей, для казаков являлась исключением. Тогда не справившихся с агитаторами офицеров отправили в другие, более надёжные, части, а командиром полка назначили полковника Войлошникова. «Выдающийся офицер во всех отношениях – прекрасный строевик, спортсмен, человек выдающейся храбрости, — писал о Павле Ивановиче его командир Иван Шильников. — Жизнь в полку скоро приняла нормальный порядок».

В июне 1917 года Войлошников участвовал в работе Казачьего съезда в Петрограде. Этот съезд радикально отличался от проходивших весной. На нем уже появилась правая часть, которая была за возвращение в армию порядка. И Павел Иванович принадлежал именно этой части. Понятно, что и в последующих событиях он занял чёткую позицию: Октябрьскую революцию 1917 года он однозначно не принял. В конце года он добрался до Читы, но в Маньчжурию к атаману Григорию Семёнову уже не отправился.

В Чите его и захватил водоворот гражданской войны.

С атаманом не по пути

Летом 1918 года Советская власть в Забайкалье из последних сил отбивалась от наседавших с запада белочехов и частей Сибирского временного правительства, а с юго-востока — от Особого Маньчжурского отряда атамана Григория Семёнова. Именно в это время началась подготовка белого восстания в самой Чите.

В 1937 году Павел Войлошников был в очередной раз арестован. На одном из допросов он подробно рассказал о том, что происходило в 1918 году.

«Генерал Шильников и Сычёв (Константин Иванович, донской казак, генерал-майор – авт.) созвали нелегальное офицерское собрание активных офицеров в станице Титовской, где дали нам указание… приступить к организации казачьих частей с целью подготовки восстания против Советской власти. Одновременно Сычёв и Шильников связались с атаманом Семёновым, формировавшим в то время на территории Маньчжурии особый казачий отряд.

Они договорились с Семёновым о том, что в момент поднятия вооружённого восстания нашей организации он выступит со своим отрядом в Читу. В июле 1918 года мы сумели сформировать два казачьих полка. С помощью этих полков мы взяли Читу и свергли Советскую власть. Атаман Семёнов со своим отрядом несколько запоздал и вступил в Читу через неделю».

В скором времени в стане победителей начался разлад.

«Имея в своём распоряжении превосходящие силы (четыре полка), Семёнов стал вести линию на захват власти в свои руки и на оттирание от руководства Шильникова, Сычёва и меня, — рассказывал Павел Иванович. — При формировании армии и органов власти Семёнов на руководящие должности назначал своих сторонников, выживая участников нашей организации.

На этой почве мы рассорились с Семёновым, и все трое – Шильников, Сычёв и я — покинули Читу и уехали в Иркутск, где приняли руководящее участие в формировании белогвардейских частей по заданию только что образованного Сибирского временного правительства. Сычёв связался с адмиралом Колчаком и обещал ему полную поддержку в захвате власти и разгоне эсеровского правительства. После установления власти Колчака Сычёв получил назначение на должность начальника Иркутского военного района, Шильников – командира Иркутской казачьей бригады».

Сам Павел Войлошников в бригаде Ивана Шильникова стал командовать полком. Но на фронт их бригаду так и не отправили. Повоевать бригаде довелось только во время эсеровского восстания в начале 1920 года. Правда, Павел Войлошников в тех боях участия не принимал, так как в августе 1919 года был смещён с должности комполка самим походным атаманом всех казачьих войск Сибири Александром Дутовым. Может быть, только тогда он понял, что уход от Семёнова был ошибкой. Или ошибкой было вообще участие в этой междоусобной войне. Но и для новой власти он оказался абсолютно чужим.

Новой власти не нужен

В «Энциклопедии Забайкалья» Владимир Василевский написал, что Павел Войлошников эмигрировал и умер в 1951 году. Но оказалось, что бывший олимпийский призёр Родину не покидал и жизнь его оборвалась гораздо раньше.

«Заболевшего тифом полковника захватили в плен части РККА, — сообщил в «Тайнах ХХ века» Александр Смирнов, — и чего ему было ожидать, кроме расстрела? Но тут узнали про его победу на Олимпиаде 1912 года: как-то некрасиво было казнить единственного олимпийского чемпиона-казака.

Расстрел заменили десятью годами лагерей. В 20-е годы ещё не было ГУЛАГа, условия заключения были сносными, и в 1930 году, после отбытия срока наказания, Павлу Войлошникову определили местом проживания Иркутск. Там он тихо работал в строительном тресте рядовым чертёжником».

Тут тоже точная информация приправлена предположениями автора.

На самом деле Павла Ивановича иркутские чекисты арестовали 15 марта 1920 года. Продержали некоторое время и отправили в Москву, куда он был доставлен 14 ноября того же года. Поместили в Бутырскую тюрьму, а 29 декабря 1920 года президиумом особого отдела Всероссийской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и саботажем Павел Войлошников был приговорён к десяти годам лагерей и отправлен в Песковский лагерь.

В его деле сохранилась записка, датированная 5 декабря 1921 года, в Красный Крест, где он просит сообщить жене Екатерине Сергеевне в Иркутск по адресу: улица Успенская, 27, что с ним всё в порядке. По данным на конец сентября 1923 года, он значится заключённым Лианозовской производственной колонии при Сокольническом исправдоме. Столяр. Амнистирован, выслан в Сибирь. Обосновался в Иркутске. Устроился работать в отдел капитального строительства строительного управления чертёжником.

Казалось бы, вину свою в том, что в гражданскую войну выбрал не ту сторону, он искупил. Но увы, во время «большого террора» 1937—1938 годов Войлошникова вновь арестовали. Произошло это 15 ноября 1937 года. Проходил он по сфабрикованному делу о подготовке белоказачьего восстания в Прибайкалье. Во время следствия и на суде бывший олимпиец вёл себя достойно, убеждений не скрывал, но и лживых обвинений не принял. Его расстреляли 19 ноября 1938 года.

Реабилитировали бывшего призёра V Олимпийских летних игр 1912 года 20 сентября 1957-го. Потенциал забайкальского богатыря с богатым военным и спортивным опытом новая власть так и не сумела разумно использовать.

Прошли десятилетия. И сегодня мы можем с гордостью говорить, что наш земляк казак Павел Войлошников — не только первый олимпийский призёр Забайкалья, но и первый олимпийский медалист среди всех казачьих войск России.

Надеюсь, что рано или поздно память о нём в Забайкальском крае будет увековечена самым достойным образом.

Александр Баринов