«Здравствуй, мама…»

«Дагестанская правда», г. Махачкала, Республика Дагестан

«Здравствуй, мама! Выехали на фронт. Буду надеяться, что судьба не готовит нам катастрофы. Крепко целую. Твой сын Яков».

Это письмо было послано Яковом Рингом в 1941 году, когда всё только начиналось. Ни он, ни кто-либо другой, идя на фронт, не знали, когда придет конец войне и останутся ли в живых. Увидят ли, обнимут ли и скажут ли, глядя в глаза: «Здравствуй, мама!». Яков пошлет еще несколько писем горячо любимой маме и сестре, и через много лет их принесет в музей его сестра. Он не вернется с войны, как и сотни, тысячи, миллионы его соотечественников, которые так хотели жить, любить, растить детей… А его письма с фронта для мамы и боль, и утешение.

«Дагправда» публикует весточки с фронта, которые отправляли солдаты самым близким и родным людям. Сегодня эти письма хранятся в Национальном музее РД им. А. Тахо-Годи. У каждого треугольника своя личная история: печальная или счастливая.

– Бывало и так, что иногда весточка о том, что родной человек жив и в полном здравии приходила гораздо позже страшного казенного извещения – похоронки. А матери, сестры, жены, конечно, верили, что произошла ошибка и похоронка пришла по ошибке. И ждали сына, брата, мужа годами, десятилетиями, – говорит заведующая фондом «Фото и документы» музея Ольга Магомедова.

Ринг Яков Яковлевич – уроженец Махачкалы, выпускник школы №1. Погиб при защите Москвы 10 ноября 1941 г. и похоронен в селе Климовка Красно-Пахорского района Московской области. Документы и фотографии передала в музей в 1983 году его сестра Ханцис Серафима Семеновна.

08.09.1941 г.

«Здравствуй, дорогая мамочка! Извини, что долго не писал. Я чувствую себя хорошо. Настроение бодрое. Единственное желание – поскорее разбить врага. Этим желанием горят все бойцы и командиры. Я обещаю тебе честно и самоотверженно, не жалея своей жизни, биться с врагами Родины – немецкими фашистами.

Ты тоже честно работай. Крепи всеми силами наш тыл. Ибо сейчас фронт и тыл – это одно целое. Береги свое здоровье, не падай духом. Будь всегда бодрой и гордой (как и многие сотни тысяч других матерей), с осознанием того, что твой единственный сын является участником Великой Отечественной войны, выступающим против банды пьяных, озверевших бандитов, современных людоедов, насильников и грабителей. Кругом кровь невинных детей, женщин и стариков. Скоро настанет час, когда эти бандиты будут изгнаны отовсюду, куда ступила их нога.

Напиши все, что ты знаешь о судьбе моих товарищей. Где Коля Ильин, Юрий Назаров, Сева Астафьев и другие. Я бы также очень сильно хотел узнать, где сейчас Соня Темирова, Соня Григорянц и Ира Анзорова. Если не трудно, сообщи адреса. Вот и все.

Числа 15-го вышлю немного денег. Их здесь девать некуда. Я тебе уже выслал 13 августа 50 рублей. Там же я сообщал свой адрес, но ответа от тебя не получил. На это письмо буду ждать с нетерпением ответа. Передай привет и крепко поцелуй тетю Риту и дорогую сестренку Фатиму. Также привет всем родным и знакомым. Крепко целую. Твой сын Яков.

P.S. Высылаю справку, в которой ты нуждалась».

Возможно, это письмо было последним. Через два месяца придет извещение.

«Махачкалинскому горвоенкому. Сержант Ринг Яков Яковлевич, уроженец гор. Махачкалы, ул. Маркова, д. №69, в бою за социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, был убит 10 ноября 1941 года. Похоронен на восточной окраине села Климовка Красно-Пахорского района Московской области. Настоящее письмо является документом для возбуждения ходатайства о пенсии.

Командир 1030СВ, политрук, ст. лейтенант Санаев».

Это горькая правда о войне. Уйдя, они навсегда остались в письмах и памяти родных и близких. Они должны остаться бессмертными в памяти многих поколений.

Мы ранее публиковали письма солдата Михаила Боровского. Сегодня даем еще одно.

24 февраля 1945 г.

«Добрый день, мои дорогие!!! Спешу сообщить, что сегодня у меня счастливый день. Я после очень большого перерыва получил от тебя и сыночков письма. Очень этому рад, хотя в одном письме ты дала мне маленькую нахлобучку. Ну, поделом, как говорится, знай край, да не падай. Но сейчас не об этом. Плакать нечего. Ты ведь прекрасно знаешь, что слезами горю не поможешь, а поэтому и нечего их проливать. Что же вы хотите, чтобы я с войны да приехал сразу в инвалидный дом? Нет уж. Я этого не хочу. Я знаю, что вам очень трудно, что вокруг вас много безобразий творится, но это не значит, что надо плакать и терять здоровье. Здоровье надо беречь. Оно еще пригодится. В таких случаях борьба за существование лучше и полезнее всего. Ты же прекрасно знаешь, что Москва слезам не верит, а, следовательно, и не плачь. Вот закончим дело со фрицевской сволочью и уже домой, видно будет, что делать. С возвращением домой фронтовиков вольется освещенная струя жизни целого мира. Знаю, что вам очень тяжело без меня, что я могу сделать? Это война, и с нее не уйдешь по собственному желанию. Меня радует то, что, хотя бы ты не теряешь надежды на мой скорый приезд домой. Да сбудется твое предчувствие и предсказание. Однако я хочу домой вернуться целым и невредимым. Надеюсь, как и до сих пор, меня судьба пощадит и убережет от всяких невзгод. Правда, я со своей стороны ничего такого, чтобы явилось причиной к скорому моему приезду домой, не вижу и не слышу. Даже представить этого не могу, но чего на свете не бывает просто так. Так будешь же ждать и надеяться на наше лучшее будущее. На нашу радостную встречу и скорое свидание. Пусть сбудется твое желание.

Очень рад я тому, что дети учатся. Это им откроет дорогу в будущее и когда-нибудь они вспомнят, что, несмотря на все трудности лет Отечественной войны, Маша обеспечила их учебу. Вспомнят и, надеюсь, будут благодарны ей.

Жутко печалит, когда дети болеют. Обязательно их лечи. Я постараюсь выслать тебе немного денег, а весной надо будет отправиться на курорт. Хотелось бы, конечно. Запускать не надо, а то хуже будет. В остальном же, что касается детей, то я очень доволен. Потом посмотрю, какой из сына вояка и какой из него выйдет генерал. Пусть выздоравливают скорее. Окрепнут, будут отличниками, но это не значит, что сейчас можно лодырничать, чем больше порки в учебе, тем меньше крови в бою. Так вот и им надо помнить, что чем лучше они будут учиться, тем лучше и легче будет жить.

Ну а что тебе сказать, моя старушка? Мы же с тобой неразлучны вдвоем. Будем уже на пару коротать свой век. За годы войны, за эти долгие годы разлуки я о многом думал. Скорей бы все кончилось. У меня пока никаких новостей. Жив, здоров. Работаю. Вот и все. Скоро, думаем, быть в Берлине, ну а там и о конце войны можно будет подумать и дом родной вспомнить. Все заслонила собой война. Шлю вам всем свою горячую благодарность за ваши весточки и в особенности «Генералу» за его пожелания. Постараюсь по его совету бить еще сильнее всякую фашистскую нечисть. Да хранит вас судьба. Целую всех крепко-крепко. Остаюсь жив, здоров».