Работа на износ

«Слово», г. Владикавказ, Республика Северная Осетия – Алания

Все больше людей готовы трудиться по 15 часов в сутки и получать зарплату в конверте, чтобы не пополнять ряды официально работающих нищих

Работа «на дядю» в большинстве случаев предполагает тяжелый труд и ненормированный рабочий день. Газета «Слово» попыталась выяснить, что предлагает сегодня рынок труда Осетии, каковы условия работы на частника и почему при достаточно высоком уровне безработицы в республике ежемесячно остаются вакантными около тысячи рабочих мест?

От зари до зари

По данным Центра социально-политического мониторинга Института общественных наук Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ (РАНХиГС), в неформальных трудовых отношениях состоит треть экономически активного населения, а это около 25 млн человек. Доля трудящихся в 2019 году без официального оформления на основной работе — 13,1% от занятого населения. Причем этот показатель относительно стабилен: в 2013 году он был равен 11,9%, в 2017 году – 13,6%.

Северная Осетия на общем фоне ситуации, происходящей в стране, не выглядит исключением. Зарплата в конвертах без официального трудоустройства — достаточно частое явление у местного работодателя. Но, как говорится, спрос рождает предложение – соискатели сегодня, среди которых армия выпускников вузов, предпочитают серый заработок от 20 тысяч рублей у частника скромной зарплате бюджетника в пределах 13-18 тысяч рублей и это до вычета подоходного налога в 13%.

Что же представляет собой работа, предлагаемая частным бизнесом? Проштудировав несколько десятков свободных вакансий и пройдя определенное количество собеседований, вычислили закономерность – практически всегда длина рабочего дня у частника варьируется от 10 до 15 часов, редко трудоустройство бывает официальным, и часто требования к сотрудникам достаточно жесткие. Массовый спрос на рабочую силу в основном в сфере продаж и услуг.

К примеру, от 28 000 рублей будет получать продавец-кассир в одной из компаний с графиком работы магазина: с 09.00 до 21.00, двое суток через одни. То есть два 12-часовых дня и один выходной. Еще жестче условия выдвигает владелец киоска, где продают кофе-чай. Ему требуется девушка от 25 до 45 лет, которая выдержит режим работы с 8.30 до 00.30, с графиком работы 3/3. При 16-часовом рабочем дне и времени, потраченном на дорогу, из суток остается всего-то ничего. В мобильную кофейню требуется бариста с опытом работы. Режим работы 2/2, с 8.00 до 00.00, зарплата — 1300 рублей за выход. Шаурмист в одной из закусочных должен будет работать с 9.30 до 23.00 при сменном графике, получая 1800 рублей в день.

Практически всегда длина рабочего дня у частника варьируется от 10 до 15 часов, редко трудоустройство бывает официальным, и часто требования к сотрудникам достаточно жесткие. Массовый спрос на рабочую силу в основном в сфере продаж и услуг.

Аналогичны и другие предложения о трудоустройстве, кстати, лидерами по размеру зарплаты стали водители такси: они по обещаниям работодателя при сменном графике получают до 80 тысяч рублей в месяц. По утверждению некоторых водителей, такие деньги заработать можно, правда, работать придется без сна и отдыха. Безопасность пассажиров у водителей, которые работают сутками, – это отдельная история, и заканчивается она часто печально. Кстати, как правило, уже на собеседовании у работодателя выясняется, что меньше половины обещанной заработной платы фиксированная, остальная сумма зависит от процентов, которые начисляются с продаж или дохода фирмы.

Две стороны медали

Специалисты утверждают: регулировать теневую сторону рынка труда достаточно сложно. Несмотря на то, что в республике с 2016 года создана и работает Межведомственная комиссия по снижению неформальной занятости, мероприятия в этой сфере весьма ограничены.

«В каждой администрации местного самоуправления функционируют рабочие группы, которые посещают работодателей, информируют о необходимости соблюдения норм трудового законодательства: обязательном легальном трудоустройстве всех сотрудников, установленной Трудовым кодексом продолжительности рабочего дня, зарплате не ниже МРОТ, — рассказывает председатель Комитета по занятости населения РСО-Алания Альбина Плаева. — В ходе проверки представители групп беседуют с сотрудниками той или иной фирмы. На основании информации, предоставляемой рабочими группами, прокуратура или трудовая инспекция принимает решение о проверках частных организаций. Но если сам человек, который работает неформально, не пожалуется на то, что с ним не заключен трудовой договор и его права нарушаются, то, в принципе, никаких действий последовать не может. Такому работодателю сложно что-то предъявить».

По словам Альбины Плаевой, есть и другая сторона медали. Налоговое бремя за каждого «в белую» устроенного сотрудника ложится на плечи частников тяжелым грузом, многие работодатели, которые сейчас на плаву, вынуждены минимизировать свои расходы. Поэтому сегодняшняя политика государства в отношении контроля за работодателем достаточно лояльна.

В арсенале у регулируемого сегмента рынка Осетии в основном вакансии в бюджетной сфере. Как ни странно, львиную долю предлагаемых рабочих мест составляют врачи, которых требуется в большом количестве и всех специальностей. Требуются и учителя, причем, чем более удален район от Владикавказа, тем острее этот дефицит. В любой районной больнице 12-14 вакантных мест практически по всем специальностям — зарплаты до 40 тысяч рублей, хотя в основном предлагаемая на официальном рынке труда зарплата — 13-14 тысяч рублей.

По данным Республиканской трудовой инспекции, за 2019 год было проведено около 500 проверок предприятий, выявлено 1328 нарушений Трудового кодекса, вынесено 516 решений о наложении штрафов.

«Были выявлены нарушения по оплате труда, оформлению трудовых отношений, охране труда и другим вопросам, — говорит главный государственный инспектор труда в Республике Северная Осетия-Алания Заур Дзуцев, — в том числе и по соблюдению работодателем длины рабочего дня. Законодательство устанавливает ограничения: у сотрудника не может быть более 120 часов переработок в год, пятидневная рабочая неделя — не более 40 часов, шестидневная — 36. В случае выявления таких нарушений мы штрафуем работодателя и выдаем предписание, чтобы такие факты не повторялись».

Нужны врачи и педагоги

Тем не менее сотрудники частных фирм не торопятся оповещать контролирующие органы о нарушениях, которые совершает в отношении них работодатель, – на фоне того, что предлагает регулируемый рынок труда, его теневая сторона, несмотря на жесткость условий работы, в плане оплаты более привлекательная. По данным Комитета по занятости республики, около 40 тысяч человек, проживающих в Северной Осетии, имеют статус безработных, и не менее половины из них заняты неформально. К тому же, частники неохотно сообщают Службе занятости о вакантных местах, предпочитая решать кадровую проблему самостоятельно, хотя обязаны это делать по закону.

«В республиканской Службе занятости зарегистрировано около 5000 работодателей, — говорит Альбина Плаева, — из них около половины систематически подают сведения о вакантных рабочих местах. Если ориентироваться на данные Росстата, организаций в республике более девять тысяч, мы охватываем не больше 25% организаций, работающих в Осетии. В первую очередь, это бюджетная сфера. До многих частников достучаться не можем, они предпочитают, чтобы их внутренняя политика оставалась максимально закрытой. При той напряженности, которая сейчас есть на рынке труда, проблемы заполнить вакансию у частника не будет. Если она и возникает, то только в отношении высокопрофессиональных, узкоспециализированных или не привлекательных вакансий».

В арсенале у регулируемого сегмента рынка Осетии в основном вакансии в бюджетной сфере. Как ни странно, львиную долю предлагаемых рабочих мест составляют врачи, которых требуется в большом количестве и всех специальностей. Требуются и учителя, причем, чем более удален район от Владикавказа, тем острее этот дефицит. В любой районной больнице 12-14 вакантных мест практически по всем специальностям — зарплаты до 40 тысяч рублей, хотя в основном предлагаемая на официальном рынке труда зарплата — 13-14 тысяч рублей.

Качество страдает

Всего свободных вакансий, которые может предложить Комитет по занятости, ежемесячно порядка 1100—1200. Эта цифра «держится» уже второй год. Феноменальная ситуация, когда с одной стороны, работодатели не могут подобрать специалистов, а с другой — армия безработных не может найти работу, объясняется довольно просто. По словам Альбины Плаевой, работодателя не устраивает «качество» рабочей силы – низкоквалифицированные кадры не пользуются спросом.

Соискатели сегодня, среди которых армия выпускников вузов, предпочитают серый заработок от 20 тысяч рублей у частника скромной зарплате бюджетника в пределах 13-18 тысяч рублей и это до вычета подоходного налога в 13%.

Если это студенты, то обычно не совсем хорошо обученные люди, у которых отсутствуют даже минимальные профессиональные навыки. И речь идет не о плохой успеваемости студента, а об уровне подготовки студентов самими вузами и средними профессиональными учреждениями. Того, что дают сегодня в рамках образовательного процесса, крайне недостаточно, чтобы он мог приступить к работе. Такие соискатели, как правило, соглашаются на любую зарплату в надежде приобрести опыт работы. Но их глобальное меньшинство. Большинство предпочитает деньги сегодня на работе не по специальности, чаще «в тени» — призрачным перспективам карьерного роста завтра.

Милена Сабанова