Женщины в якутской ссылке

«Эхо столицы», г. Якутск, Республика Саха (Якутия)

Представительницы боярских родов и известнейших дворянских фамилий, террористки и революционерки… Сегодня мы хотели бы рассказать вам о шести женщинах-политзаключенных, волею судьбы оказавшихся в ссылке в Якутии. Все шестеро — с такими незаурядными биографиями, которые не грех экранизировать или же облачить в литературную форму.

Анна Бестужева

Опальная графиня Бестужева является самой известной якутской ссыльной в России. Своей «популярностью» она обязана Нине Соротокиной, написавшей книжку о приключениях трех друзей — воспитанников навигацкой школы, — и Светлане Дружининой, снявшей по ней прекрасный фильм. Представительницу известного дворянского рода ждало прекрасное будущее. А как могло быть иначе? Родственники Анны Гавриловны — обласканные властью сановники: отец и брат были вице-канцлерами, первый муж Павел Ягужинский — генерал-прокурором Сената, второй Михаил Бестужев — родным братом могущественного политика, опытного царедворца и интригана со стажем Александра Бестужева. Но чем ближе к трону, тем больше вероятность стать объектом политических интриг. Так, жертвой очередного придворного заговора стал брат Анны Гавриловны Михаил Головкин. После суда его отослали в Жиганское зимовье. Через некоторое время настал черед Анны отправиться в «тюрьму без решеток». Выслали графиню за неблагонадежность и длинный язык. Заговор против императрицы был раскрыт в мае 1743 года. Бестужевой вменялось в вину, что она, несмотря на милости императрицы, желала возвращения Анны Леопольдовны и «по злобе на государыню за брата Михаила, отправленного в ссылку, таила к ней ненависть». После пыток и поднятия на дыбу графиню Бестужеву приговорили к смерти, но в последний момент казнь заменили наказанием кнутом, урезанием языка и вечным поселением в Сибирь. Палач пожалел дворянку и отрезал ей лишь самый кончик языка, после чего Бестужева отправилась туда, где уже находился в ссылке ее брат, бывший вице-канцлер Михаил Головкин, — в Якутию.

Первое время Анна Гавриловна жила в одной из келий Спасского монастыря, расположенного на территории, где сейчас находится краеведческий музей, затем — в небольшом одноэтажном домике на месте медфака СВФУ. Графиня любила смотреть из окна на небольшую деревянную часовенку Богородицкой церкви и окружавшее ее кладбище. Когда в 1751 году Анны Гавриловны не стало, ей было не больше пятидесяти. Волю покойницы исполнили, похоронив ее на том самом погосте. Буквально на следующий год после смерти графини началось строительство новой каменной Богородицкой церкви на средства местного купца Барабанова. А ему, как гласит легенда, помогла средствами одна из дочерей графини — Анна Апраксина, позже принявшая монашество под именем Августы.

В 1833 году дальний родственник ссыльной — декабрист Александр Бестужев-Марлинский — побывал на кладбище и с огромным трудом нашел ее могилу. На ней уже не было креста. До наших дней место погребения не сохранилось…

Екатерина Головкина-Ромодановская

Графиня Екатерина Головкина отправилась в ссылку по собственной воле — вслед за мужем, опальным вице-канцлером и братом Анны Бестужевой, еще задолго до декабристок став символом безмерной женской любви и верности. «Любила мужа в радости — люблю, люблю и в горести, и одной милости прошу, чтобы быть с ним неотлучно», — примерно так заявила императрице 40-летняя женщина. Разгневанная царица в ответ отобрала у супругов всё — имения, драгоценности, деньги и даже вещи — в надежде на то, что Головкина одумается, но верную жену это не остановило. В самый последний момент друг семьи граф Чернышев сунул в телегу, на которой супруги отправились в дорогу, старый овечий тулуп и 22 рубля — по тем временам довольно приличную сумму.

Местом пребывания четы стала крепость Ярмонг на суровой Колыме. Супругов поселили в заранее приготовленном доме, находившемся под неусыпной охраной. С тех пор всю оставшуюся жизнь граф проходил с караулом: изредка ему разрешалось выходить на прогулки, а по воскресеньям посещать местную церковь. Условия жизни были нелегкими. В рационе были лишь рыба и мука не лучшего качества. Екатерина научилась стряпать, сама ходила за водой, стирала и убиралась. Спустя несколько лет к ним приехали двое преданных слуг, доставив теплые вещи, посуду и немного денег. В последние годы Михаил Головкин тяжело болел и спустя 13 лет, в ноябре 1755 года, скончался в возрасте 56 лет. Покойника залили воском и поместили тело в небольшой часовенке. Разрешения на вывоз тела мужа в Москву Головкиной пришлось ждать больше года. Лишь в конце 1756 года Екатерина Ивановна отправилась из Колымы в Москву. Положение графини изменилось лишь после того, как на царский престол взошла Екатерина II. Императрица пожаловала Головкиной весьма недурственную пенсию в 4 тысячи рублей и подарила несколько тысяч крестьян, что позволило графине Головкиной безбедно дожить до старости и заниматься благотворительностью. Детей у супругов не было.

Екатерина Брешко-Брешковская

Эсерка Брешко-Брешковская, позже вошедшая в историю как «бабушка русской революции», — первая в русской истории женщина-политкаторжанка. К нам в Якутию она попала за кипучую противоправную деятельность против самодержавия.

Несмотря на довольно милое прозвище и внешность, была дамой одиозной. Брешко-Брешковская — сторонница политического террора и создательница Боевой организации эсеров, совершившей вскоре ряд громких политических убийств. «Бабулечка» напрямую заявляла однопартийцам: «Иди и дерзай, не жди никакой указки, пожертвуй собой и уничтожь врага!».

Известна она еще и тем, что несколько раз умудрялась сбежать из мест заключения. Причем однажды она это сделала в 70-летнем (!) возрасте, за год до начала Первой мировой войны. В пять дней революционерка проделала тысячу верст, но была арестована, просидела около года в тюрьме, а потом ее отправили в далекий Булун, к самому Ледовитому океану.

Февраль 1917-го стал для эсерки по-настоящему звездным. Керенский пел ей дифирамбы, называя «ближайшим водителем по духу»; она в ответ называла его «достойнейшим из достойнейших граждан земли русской». По личному распоряжению главы Временного правительства Екатерина Константиновна поселилась в комнатах Зимнего Дворца, что крайне возмутило представителей монархической партии.

К Октябрьскому перевороту отнеслась враждебно и советскую власть тоже не приняла. В конце 1918 года Брешко-Брешковская эмигрировала в США. Пожив в Америке и Франции, перебралась в Чехословакию, где и скончалась в 1934 году.

Лидия Езерская

Любимая «боевая» подруга «бабушки русской революции» Екатерины Брешко-Брешковской в Якутию попала за терроризм. Здесь же и нашла свой последний приют. Как уж ее занесло в число революционно настроенной молодежи, непонятно. Лидия Езерская родилась в Могилеве в дворянской семье. Отец — богатый помещик дал дочери отличное образование. Специальность врача-стоматолога обещала даме безбедную жизнь, но ее полностью захватили революционные идеи. Примкнув к боевой организации эсеров, Езерская превратила свои стоматологические кабинеты в Санкт-Петербурге и Москве в место для встреч с революционерами-террористами.

Впервые ее арестовали в 1904 году по делу покушения на министра внутренних дел России Вячеслава фон Плеве. Затем Лидия сама совершила покушение на могилевского губернатора Клингенберга, ранив его. Получив 13 лет, была этапирована в Сибирь, затем в Забайкальскую область. В 1912 году Езерскую перевели в Якутию. Спустя три года после этого она скончалась от бронхиальной астмы.

Вера Гассох

Революционные взгляды привели в Якутию еще одну даму, представительницу партии «Народная воля», выпускницу фельдшерских курсов, одесситку Веру Гассох. В 1886 году ее арестовали и осудили по делу об организации тайной типографии. Отсидев в Бутырке, Вера отправилась с этапом на Колыму, а затем, в конце 1888 года, — в Якутск. Здесь в столице революционерка-«народница» устроилась на работу по специальности и вышла замуж за Михаила Гоца.

22 марта 1889 года Гассох вместе с товарищами приняла участие в Монастыревском бунте — вооруженном восстании, вошедшем в историю как «Якутская трагедия». Затем был суд и приговор — 15 лет каторги. Сначала женщина содержалась в Вилюйской тюрьме, затем отсидела еще в ряде казематов. Выйдя на свободу, немедленно эмигрировала во Францию. Жила в Париже, вновь вышла замуж, стала одной из основательниц Парижского политического Красного Креста. Умерла 7 января 1938 года.

Анисья Болотина

Революционерка-«народница» Болотина попала в Якутию в 1887 году за печатание незаконной литературы. Сначала находилась в ссылке на Колыме, потом, после многочисленных жалоб на тяжелые условия жизни, была переведена в Якутск.

22 марта 1889 года вместе с другими революционерами приняла участие в вооруженном бунте, ранена штыком в бок и заключена в тюрьму. Вердикт суда был суров — 15 лет лишения свободы. Срок отбывала в Забайкалье. В 1895 году ее амнистировали, а через три года она навсегда уехала из России. Жила в бельгийском Антверпене, позже перебралась на постоянное место жительства в Лондон, где и скончалась в 1939 году.

Татьяна Кротова