Пять книг Ленина: самоизолируемся с Ильичём

«Курган и курганцы», г. Курган, Курганская область

22 апреля исполнилось 150 лет со дня рождения Владимира Ильича Ленина. Последний его юбилей был самым главным событием в жизни страны на отрезке времени лет за пять «до» и столько же «после» 22 апреля 1970 года. Как всё изменилось за полвека! Впрочем, об этой исторической фигуре сказано очень много и очень по-разному, от велеречивых мантр во славу до дурацких баек про вагон с пломбиром, поэтому нет смысла повторять эти оценки. Так что юбилей Ильича отметим, как в сегодняшних условиях и предписывается, скромно, по-домашнему — чтением книг

«Развитие капитализма в России»

Полностью книга называется «Развитие капитализма в России. Процесс образования внутреннего рынка для крупной промышленности». Когда берёшь в руки этот том, особенно «сталинского» издания конца 40-х годов, крепкого, качественного, перелистываешь страницы, испещрённые таблицами, графиками, с огромным ссылочным аппаратом, то сложно поверить, что над этим трудился совсем ещё молодой человек. В начале работы Владимиру Ульянову было всего 26 лет. Под рукой у него не было не то, что современных информационных систем, но даже и библиотек, поскольку Ильич начал писать «Развитие капитализма…» в тюрьме, а закончил в ссылке в Шушенском. Книга, кстати, вышла вполне легально в 1899 году под псевдонимом «Владимир Ильин» немаленьким и по сегодняшним меркам тиражом 2400 экземпляров.

Но, несмотря на обилие цифр, на самом деле читать эту книгу безумно интересно, потому что она написана словно бы сегодня, то же самое происходит прямо у тебя за окном. Главный вывод, который Ленин делает из этой работы — в России есть пролетариат, есть его авангард — рабочий класс, он растёт, мужает и готов совершить социальную революцию. За это на Ильича ополчились сразу два лагеря. Это либеральные народники, взыскавшие своего сермяжного пути с опорой на крестьянскую общину (уже совсем скоро на смену этим прекрасным людям на ту же платформу встанут эсеры и начнётся тотальный террор) и марксисты-буквоеды, которые появились уже тогда.

А ведь вещь самоочевидная, хотя Владимиру Ульянову её пришлось доказывать с уймой цифр и фактов в руках. Дело в том, что даже крестьянин отдалённой деревни, изготавливающий сбрую для того, чтобы сбыть на местной ярмарке, не говоря уже о случае, когда он с голодухи нанимается на отхожий промысел, например, на строительство железной дороги, с неизбежностью становится полноправным членом капиталистического рынка, мирового(!) рынка, продавая хоть товар, хоть свой труд. А, следовательно, в последнем случае, пролетарием.

Кстати, доводы легальных марксистов против этого тезиса Ленина через сто лет вытащили из пыльного шкафа и стали много и с разрушительным успехом размахивать ими в перестроечной публицистике и «научных» обществоведческих работах. Например, в том же журнале «Коммунист» под редакцией Егора Гайдара. При этом, что характерно, как и в случае знаменитой «кухарки», сами тезисы Ильича не цитировались. Говорилось, мол, дурачок Ульянов затеял строительство социализма в отсталой полуфеодальной сплошь крестьянской стране. Так что неправильный это социализм был, товарищи! — вещал главный идеолог ЦК КПСС А.Н. Яковлев. И вправду, неправильный социализм, неправильные бесплатные образование, здравоохранение, комфортное жильё для десятков миллионов…

А особенно в этой книге мне нравится история про астраханские арбузы. Дело было так. Как рассказывает Ленин, возникло промышленное бахчеводство в селе Быкове Царевского уезда Астраханской губернии в конце 60-х и начале 70-х годов XIX века. Продукт, шедший сначала

лишь в Поволжье, направился с проведением железных дорог в столицы. В 80-х годах производство арбузов увеличилось по крайней мере в 10 раз, благодаря громадным барышам (150-200 руб. на десятину), которые получали инициаторы дела. «Как истые мелкие буржуа, они всячески старались помешать увеличению числа производителей, с величайшей тщательностью охраняя от соседей «секрет» нового прибыльного занятия. Разумеется, все эти героические усилия оказались бессильными, и производство далеко разошлось и по Саратовской губернии и по Донской области… Около станции «Лог» (Грязе-Царицынской железной дороги) было под арбузами в 1884 г. — 20 дес., в 1890 г. — 500-600 дес., в 1896 г. — 1400—1500 десятин… Лихорадочное расширение посевов повело, наконец, в 1896 году к перепроизводству и кризису, которые окончательно санкционировали капиталистический характер данной отрасли торгового земледелия. Цены на арбузы пали до того, что не окупали провоза по железной дороге. Арбузы бросали на бахчах, не собирая их. Вкусив гигантских прибылей, предприниматели познакомились теперь и с убытками», ехидно замечает Ильич.

И это железный закон. Сколько кризисов пережили мы за последние 20 лет, уже не связанных с разрушением советской экономики, после того, как Россия интегрировалась в мировой рынок? Почему когда в США лопается банк Лемон Бразерс, закрываются заводы в России? Другое дело, что тогдашние капиталисты переживали плохие времена сами, правда, для этого приходилось, порой, развязывать мировые войны. Современные капиталисты, от мала до велика, чуть что бегут к государству с протянутой рукой, на что последнее охотно откликается, тем самым перекладывая чьи-то частные издержки на плечи всех. Но и мировых войн пока не было.

«Материализм и эмпириокритицизм»

Об этой и остальных книгах скажем покороче, хотя это и сложно сделать в случае указанной базовой философской работы Ленина. Над ней он трудился в 1909 году. Среди причин, которые подтолкнул Ильича к этому делу, были серьёзные трудности у тогдашнего естествознания. Первая из подглав главы V книги так и называется: «Кризис современной физики». Впрочем, этот кризис преодолевался уже тогда — создавались с одной стороны, теория относительности, с другой — квантовая физика. Было у полемики Ленина и Маха, разумеется, политическое измерение. В России после поражения революции 1905 года в умах появилась тяга к потустороннему, странному, что мы видим на примере Серебряного века. «Упадок, деморализация, расколы, разброд, ренегатство, порнография на место политики. Усиление тяги к философскому идеализму; мистицизм, как облачение контрреволюционных настроений», — без обиняков обозначил Ильич положение дел. Соответственно, его работа была призвана вначале поставить мозги на место, а затем переключить их на политическую борьбу в реальном мире. С чем, как мы знаем, успешно и справилась, а «Материализм и эмпириокритицизм» стал основой курса диалектического материализма, который преподавался во всех без исключения вузах СССР.

А если рассуждать с философской точки зрения, возьмём постулированный в книге тезис о неисчерпаемости материи. Что мы видим сегодня? Буквально на наших глазах выяснилось, что Вселенная только на 4% состоит из обычного вещества. А 22% — это тёмная материя и основная часть, 74% — тёмная энергия. Хотя такие данные доказаны путём наблюдений, вопрос о том, что это такое, находится в области гипотез. Кстати, отечественные астрофизики не любят кальку с английского «dark matter», «тёмная материя». Наши учёные предпочитают говорить «тёмное вещество». Они «Материализм и эмпириокритицизм» читали.

«Что делать?»

Вот об этой работе 1902 года можно и вправду сказать коротко. Вещь, конечно, пророческая и предвосхищает роль медиа в современном мире. Читать её очень приятно. В предыдущей статье этого цикла «С чего начать?» Ленин пишет знаменитые слова: «Газета — не только коллективный пропагандист и коллективный агитатор, но также и коллективный организатор.

В этом последнем отношении ее можно сравнить с лесами, которые строятся вокруг возводимого здания, намечают контуры постройки, облегчают сношения между отдельными строителями, помогают им распределять работу и обозревать общие результаты, достигнутые организованным трудом». А в статье «Что делать?» Ильич отвечает: «что делать, что делать — так газету и делать!» и подробно, в целой главе, рассказывает, какой она должна быть и как это осуществить на практике. Всё срослось, как это в жизни бывает, далеко не сразу, но то, что львиная доля успеха большевиков принадлежала газете «Правда» — очевидный факт.

«Империализм, как высшая стадия капитализма»

Эта книга не только исследовательская и полемическая, но и научно-популярная, своего рода сумма марксистских взглядов на геополитику (будем иметь в виду, что само учение о геополитике крайне враждебно марксизму). К весне 1916 года, когда эта работа создавалась, с Первой мировой войной было уже всё ясно, кто её развязал, как для кого она закончится (точно не будет лихих казаков, которые с иконами и портретами государя императора штурмуют Берлин), кто станет её конечным бенефициаром. Да, Ленин трудился над «Империализмом» в тихой Швейцарии. Но. В 1912 году на конгрессе в Базеле на фоне Балканских войн социал-демократы всей Европы, которые сидели в парламентах практически всех стран, в некоторых занимая коалиционное большинство, пообещали друг другу не поддерживать свои правительства, если они захотят побряцать оружием. Что же получилось? Неужели почтенных европейских социалистов напугало убийство одного единственного Жана Жореса? В их руках была возможность предотвратить массовую бойню, но они все до единого голосуют за военные бюджеты своих стран. И начинается мясорубка, которая стоила миллионы человеческих жизней и привела к краху исторической Европы — «короны валялись на мостовых и никто не хотел их поднять». Голосуют все европейские социал-демократы — кроме фракции РСДРП в российской Государственной Думе, которая в полном составе была отправлена за это в ссылку. Поэтому-то большевики во главе с Лениным потом, после войны, имели в социал-демократических массах Европы непререкаемый авторитет и в 20-е годы никто из империалистических держав не смел покусится на молодую Советскую Республику.

Пространно в данном случае обрисовав исторических фон, на котором Ленин работал над «Империализмом…», скажу, что эта книга Ильича, как и большинство других, не стареет. Откроем главу III «Финансовый капитал и финансовая олигархия». Автор, иллюстрируя свои выводы, берёт примеры из разных стран. Вот отечественный сюжет. «Что касается России, то мы ограничимся одним примером: несколько лет тому назад все газеты обошло известие о том, что директор кредитной канцелярии Давыдов покидает государственную службу и берёт место в одном крупном банке за жалованье, которое по договору должно было в несколько лет составить сумму свыше 1 миллиона рублей. Кредитная канцелярия есть учреждение, задачей которого является «объединение деятельности всех кредитных учреждений государства» и которое оказывает субсидии столичным банкам на сумму до 800–1000 миллионов рублей». Комментарии, как говорится, излишни.

«Государство и революция»

Если вы видите на картине Ленина у шалаша — то здесь он наверняка пишет эту работу. Она была создана в августе-сентябре 1917 года и стала последним крупным теоретическим трудом Владимира Ильича. Затем задачи управления вновь созданным государством, правопреемником которого является современная РФ, потребовали совсем другой литературы. Собственно говоря, руководствуясь именно этой книгой, почти все советские годы у нас пытались достроить социализм до коммунизма, а потом её же успешно использовали для демонтажа СССР.

Но не потеряла ли актуальности эта работа? «Когда все научатся управлять и будут на самом деле управлять самостоятельно общественным производством, самостоятельно осуществлять учет и контроль тунеядцев, баричей, мошенников и тому подобных «хранителей традиций капитализма», — тогда уклонение от этого всенародного учета и контроля неизбежно сделается таким неимоверно трудным, таким редчайшим исключением, будет сопровождаться, вероятно, таким быстрым и серьезным наказанием (ибо вооруженные рабочие — люди практической жизни, а не сентиментальные интеллигентики, и шутить они с собой едва ли позволят), что необходимость соблюдать несложные, основные правила всякого человеческого общежития очень скоро станет привычкой», пишет Ленин в этой книге. Увы, почему-то эти основные правила, десять заповедей, оказалось чересчур сложно выполнять, в том числе и самому победившему гегемону. Впрочем, сегодня мы видим, что заставить уважать нормы общежития могут не только вооружённые рабочие. С этим с успехом справляется коронавирус.

Пётр Валаренко