Типографский набор

«Биробиджанер штерн», г. Биробиджан, Еврейская автономная область

Полиграфическое дело в Биробиджане начиналось 90 лет назад

День российской полиграфии был установлен семь лет назад и отмечается 19 апреля. Дата выбрана не случайно – именно в этот апрельский день 1563 года началась работа над первой печатной книгой России, которая известна как «Апостол». Полное же ее название – «Деяния апостольские, собрания соборные и Святого Павла Послания».

Набирали, верстали и печатали книгу Иван Федоров и Петр Мстиславец. «Апостол» вышел в свет 1 марта 1564 года. А имена первопечатников вошли в историю русской полиграфии.

Именно в середине XVI века, при правлении Ивана Грозного, появилась в России первая типография. Это было государственное предприятие, которое содержалось за счет царской казны.

Потом уже открывались одна за другой частные типографии, а самый большой всплеск издательско-полиграфического дела в дореволюционной России пришелся на XIX век.

Самым крупным издателем был Иван Сытин, в его типографии трудилось больше тысячи человек. Сытин высоко ценил их труд, типографские специалисты и рабочие получали хорошую зарплату, обеспечивались горячими обедами, для них строилось жилье. А для детей работников типографии была открыта школа. После революции типография перешла к государству и еще не один год в ней печатались газеты, журналы и книги.

В 1930 году появилась своя типография и на станции Тихонькая – будущем Биробиджане. Первые полиграфисты стали прибывать сюда уже весной, чтобы подготовить здание и оборудование для выпуска газет и другой печатной продукции.

Начиналось с барака

Разместили типографию в деревянном одноэтажном здании барачного типа. Все организационные хлопоты по ее техническому оснащению и подбору кадров взял на себя секретарь Биробиджанского райкома ВКП(б) Янкель Левин, который станет первым редактором газеты «Биробиджанер штерн» и трагически погибнет в разгар сталинских репрессий.

Оборудование собирали с миру по нитке. Набор шрифтов на идише и печатный станок отправил в Биробиджан по просьбе Янкеля Левина владелец Харбинской типографии Розенцвейг. При аресте Левину припомнят этот факт как связь с белой эмиграцией за рубежом. С газетной бумагой выручил еврейский журнал «Трибуна», выходивший в Москве.

Кадры для типографии отбирали из числа прибывших переселенцев. Янкель Левин добился, чтобы полиграфистам жилье предоставили в первую очередь – это тоже были бараки, но с отдельными комнатами. Помимо зарплаты, работники типографии получали продовольственный паек.

В числе первых полиграфистов области были Михаил Беренштейн, Шлем Зингер, Вульф Либер, Исаак Пельтин, Иосиф Копелевич, Моисей Фарбер, Холодовский и Гуревич. Почти все они были уроженцами Польши и Литвы, где полиграфия была хорошо развита. В Биробиджане же все только начиналось.

«Все цеха типографии помещались в одном совершенно неприспособленном маленьком старом бараке. Зимою там было холодно, дымно. Бывало и так, что из-за отсутствия электричества приходилось работать при свете керосиновых ламп, а то и стеариновых свечей. И в таких условиях многим товарищам приходилось работать в две смены, потому что кадров не хватало», – вспоминал бывший директор типографии Иосиф Злотников.

В октябре 1930 года в типографии были отпечатаны первые номера тогда еще районных газет – «Биробиджанская звезда и «Биробиджанер штерн».

Будем строить!

В 1932 году Дальневосточный крайком ВКП(б) поднял вопрос о строительстве в Биробиджанском национальном районе типографии-цинкографии, которая обеспечила бы бесперебойный выход газет и издание книг на еврейском языке. В постановлении предлагалось довести тираж газет до 5000 экземпляров. Шла речь об обеспечении полиграфистов и журналистов жильем.

Вскоре в титульный список строительных объектов Биробиджана на 1932 год включили типографию. Рассчитали ее сметную стоимость – 75 тысяч рублей.

Но к строительству так и не приступили – выделенных на это средств было слишком мало. Зато на районную типографию возложили обязанность организовать выездные типографии при политотделах МТС – Амурзетской, Биробиджанской и Усть-Сунгарийской.

Наступил 1934 год. Биробиджанский национальный район был преобразован в Еврейскую автономную область, районные газеты стали областными и должны были выходить ежедневно. А для этого нуждалась в серьезных преобразованиях типография.

Руководство области обратилось за помощью в Москву – в Совет полиграфистов СССР с просьбой расширить полиграфическую базу типографии и увеличить фонды отпускаемой бумаги. Эта просьба была передана Всеукраинскому совету печатников, дабы он оказал помощь биробиджанским газетам и издательству, отправив в местную типографию печатную машину «Американка».

1 октября 1934 года вышло постановление Совнаркома СССР «О мероприятиях по хозяйственному и культурному развитию Еврейской автономной области». В нем был такой пункт – обязать народный комиссариат местной промышленности построить в Биробиджане в 1935 году областную типографию, а ее проектирование закончить в декабре 1934 года.

И снова не получилось. В старом барачном здании случился пожар, пришлось срочно его восстанавливать, чтобы не прерывать выпуск газет. 11 октября того же 1934 года собрали заседание бюро обкома партии, на повестке был один вопрос – «О качестве работы типографии по выпуску газет». Руководство типографии обвиняли во всех смертных грехах – за «исключительно плохое качество печатной продукции», «плохую организацию труда на производстве», «слабую партийно-массовую работу» и т.д. И ни одного слова о том, что в типографии слабая материально-техническая база, не хватает кадров, и полиграфисты работают на пределе сил. Было принято решение – «директора типографии т. Фурмана за плохое руководство снять и оставить на низовой работе».

Наступил июнь 1935 года. Совнарком принимает новое решение – изменить прежний проект строительства типографии на более масштабный, а само строительство закончить в 1936 году. Но и в этот срок не уложились. Зато за это время хоть немного укрепили полиграфическую базу действующей типографии, приобрели новые шрифты.

В 1937 году американская организация ИКОР выслала в Биробиджан типографское оборудование. Везли его пароходом из Нью-Йорка до Владивостока. В старые барачные стены устанавливать не стали – разместили на временное хранение до ввода в строй новой типографии.

Строительство между тем затягивалось. И только осенью 1938 года строительные работы почти завершились. Оборудование перевезли в новое здание, но еще не один месяц здание пришлось, что называется, доводить до ума.

«Цеха типографии светлые, просторные, теплые. Оборудование прекрасное – наборные, стереотипные, печатные и другие процессы – все механизированы», – восхищались работой в новом здании полиграфисты.

Кроме областных газет, в отстроенной типографии стали печатать журнал «Форпост», художественные книги местных писателей, учебники для еврейских школ и другую литературу.

Вскоре типография стала частью созданного издательства, куда вошли и обе областные газеты.

Кадровый вопрос

Он стоял довольно остро, редкие заседания и собрания партийных и советских органов проходили без обсуждения кадрового обеспечения типографии.

В 1932 году в Биробиджанский национальный район по переселению приехали 16 печатников, 12 переплетчиков, 26 наборщиков. В 1933 году в типографии работало 50 человек. Этого было мало. Не хватало кадров и в редакциях обеих газет.

26 февраля 1933 года на заседании районного комитета партии были обнародованы такие цифры: в редакции «Биробиджанер штерн» работает 8 человек, а нужно 12, столько же требуется в «Биробиджанскую звезду», но трудится там всего пять человек. Лишь на две трети укомплектован штат типографии.

В 1935 году в типографию направили 43 человека из переселенцев. Чтобы закрепить кадры, была увеличена зарплата и введена так называемая хлебная надбавка. На базе типографии организовали трехмесячные курсы наборщиков на идише и русском языке. Был построен дом для полиграфистов и журналистов.

Одной рукой кадры укрепляли, другой… В середине тридцатых началась чистка рядов от «врагов народа», под раздачу попали и полиграфисты, и журналисты. В 1937 и 1938 годах были арестованы заведующий производством типографии Михаил Беренштейн, директор типографии Иосиф Злотников, завхоз Меер Дритер, наборщик Моисей Гольдвайсер, наборщик Шлем Зингер, директор издательства Яков Ландау, рабочий Исаак Пельтин. Шлем Зингер и Исаак Пельтин были расстреляны «за шпионаж» – поплатились жизнью за то, что родились и жили в буржуазных странах – Польше и Румынии, а значит, работали на их разведки.

Построенное в 1938 году здание типографии и сегодня стоит на улице Ленина, 32. Размещаются в нем и редакции двух областных газет. Теперь это «Издательский дом «Биробиджан». Мечты у полиграфистов и журналистов все такие же, как и много лет назад – обновить оборудование, заменить отслужившую свое старую печатную ротационную машину на более современную. О строительстве нового здания, которое было обещано в 1980-е годы, мечтать уже не приходится.

Ирина Манойленко