Формула горной войны

«Кубань сегодня», г. Краснодар, Краснодарский край

О войне ветеран рассказывал не слишком охотно, признавался, что тяжело ему говорить о событиях страшного лихолетья

Кто такой военный альпинист? Это скалолаз, стрелок, горнолыжник, связист, знаток саперного и взрывного дела. Это боец, обладающий навыками ведения боевых действий в условиях высокогорья, способный подняться на неприступные вершины и преодолеть непроходимые перевалы, чтобы внезапно нанести удар по противнику. Именно такими были горные стрелки РККА, противостоявшие элитным немецким подразделениям. Их подвиг нечасто привлекает внимание военных историков, однако их вклад в успех Битвы за Кавказ неоценим. Как наши бойцы в 1942 году не пропустили фашистских асов через Кавказские горы, вспоминал Леонид Телицин — военный альпинист из Староминского района Кубани.

Памятка бойца-альпиниста

Как это было, как совпало: война, беда, мечта и юность… Строки известного стихотворения Давида Самойлова словно о Леониде Телицине написаны. Его десятый класс, выпускной бал совпали с началом Великой Отечественной войны. А меньше чем через год, летом 1942-го, семнадцатилетний паренек из крестьянской семьи был призван на службу в Красную армию. Направили его в военно-пехотное училище, а после паренек из деревни Большие Кондаки, что в Кировской области, стал бойцом 8-го отдельного горнострелкового отряда альпинистов...

О войне ветеран рассказывал не слишком охотно, признавался, что тяжело ему говорить о событиях страшного лихолетья. И всё же иногда воспоминания словно сами просились наружу…

— В горах всё по максимуму,— говорил ветеран,— и воевать в условиях высокогорья вдвойне трудней…

Боец 8-го отдельного горнострелковый отряда не понаслышке знал, каково приходилось в горах нашим военным альпинистам. И задачи перед ними командованием ставились самые разные. К примеру, могли бойцы с горной вершины наблюдать за противником или стрелять по фашистским позициям внизу из орудий, которые невесть какими усилиями поднимались на господствующие высоты. Часто — с помощью вьючных животных, навык общения с которыми у военного альпиниста также должен был иметься. А бывало, получали альпинисты приказы снимать фашистские флаги и штандарты с вершин, например как в 1943 году на Эльбрусе, с риском для жизни совершая восхождения…

— Отряды военных альпинистов,— рассказывал ветеран,— вели боевые действия на самых труднодоступных участках, а навыкам, позволяющим выживать в горах, зачастую обучали нас, что называется, по ускоренной программе.

Архивные документы свидетельствуют, что будущих военных альпинистов в авральном режиме обучили основам техники передвижения по сложному рельефу, в том числе и на лыжах, а также специальным приемам стрельбы в горных условиях. А после, вооружив автоматами ППШ, карабинами, гранатами и выдав скальные молотки, веревки и ботинки с шипами, отправляли в горы.

Ветеран рассказывал, что в конце 1942 года бойцам раздавали маленькие книжечки — как раз такого размера, чтобы удобно помещались в кармане. Называлась брошюра «Памятка бойца-альпиниста». Некоторые экземпляры «Памятки» сохранились до наших дней — в архивах и музеях.

«Изучай горную местность. Различай места в горах, где бывают камнепады, лавины, обвалы. Умей ходить по горам. Страхуйся веревкой на крутых и опасных местах. Правильно преодолевай на лыжах снежные склоны. Для умелого бойца-альпиниста нет непреодолимых препятствий в горах. Умей сражаться в висе на веревке, стоя на лыжах и на кошках. Стреляй метко, маскируйся умело. Береги оружие и снаряжение. Находи пути в горах. Не оставляй раненого товарища»,— настоятельно рекомендовала брошюра…

— Полезная книжечка,— говорил ветеран,— много в ней всего, что и сейчас пригодилось бы бойцам. Горы — они во все времена горами остаются. Тот же ветер, снег, мороз, крутые склоны, камнепады, лавины — как в годы войны, так и сейчас…

Вот в таких суровых условиях наши горнострелковые отряды героически сражались на вершинах и перевалах с егерями дивизии «Эдельвейс».

«Эдельвейсы» к войне готовились заранее

Помнит военный альпинист Леонид Телицин бесконечные спуски и подъемы по отвесным скалам, высоту, которой отряд должен был завладеть в декабре 1942 года… Все действия наших бойцов подчинялись специфическому тактическому приему, разработанному в НКВД,— так называемой формуле горной войны. Основывалась она на преимуществе в высоте и факторе внезапности. Следуя формуле, наши горнострелковые части быстро и скрытно пробирались в тыл или во фланг противника, преодолевая самые трудные горные пути. А что противник? Ему приходилось всё время быть начеку. К тому же на горных перевалах противостояли нашим бойцам егеря «Эдельвейса», той самой, знаменитой 1-й горнострелковой дивизии вермахта.

— Просто так их было не победить,— вспоминал ветеран.

Военным действиям на Кавказе немцы придавали огромное значение и были хорошо к ним подготовлены. Особое место в данном контексте стоит отвести 1-й горнострелковой дивизии. Уже год спустя после появления в 1938 году дивизия прекрасно проявила себя в Польской кампании и при взятии Львова, после — при захвате Франции и Нидерландов и участии в Балканской кампании весной 1941 года, а летом дивизия была переброшена к западным границам Советского Союза. Предполагалось, что она в составе группы армий «Юг» будет обеспечивать успех плана «Барбаросса». В августе 1942 года «Эдельвейс» оказался на Кавказе.

Леонид Телицин вспоминал, что на горных вершинах егеря «Эдельвейса» чувствовали себя в родной стихии. Это был сильный и умный противник: немецкие горные стрелки проявляли чудеса храбрости, мастерства и решительности, боевой дух их был высок, выучка — великолепна, опыт — более чем достаточен…

Согласно документам, сохранившимся в военных архивах, кое-кто из «эдельвейсов» до войны успел побывать на Кавказе — в качестве туристов. Летом 1939 года в составе альпинистских групп будущие «эдельвейсы» прошли через Клухорский перевал, заранее изучили места будущих боев, выяснили расположение наших альпинистских лагерей. Также под видом туристов немецкие альпинисты совершали восхождения на вершины.

Оказавшись здесь в 1942-м, немецкие егеря вполне свободно ориентировались на местности. К тому же к началу войны в Германии были изданы точные карты Кавказа, которые у стрелков «Эдельвейса» были на руках...

Этим элитным бойцам по плану фюрера отводилась решающая роль в захвате Кавказа.

Варежки и фляжка спирта

— Немцы были серьезным противником, но и мы, как говорится, были не лыком шиты,— рассказывал боец 8-го отдельного горнострелкового отряда альпинистов Леонид Телицин.

Ветеран вспоминал, что в экипировку советского горного стрелка в обязательном порядке входили средства выживания и страховки: альпенштоки и ледорубы, скальные крючья, веревочные лестницы, компасы и даже солнцезащитные очки. И форма была особой. Рядовые бойцы были одеты в лыжные куртки (как правило, темно-зеленого цвета), теплые брюки, горные ботинки с шипами на подошвах. Одежда была разработана так, чтобы быть максимально удобной, не стеснять движение. Командиры отрядов, в отличие от рядовых, были одеты в двубортные кителя, а также лыжные брюки с манжетами и обуты в специальные горные ботинки. Летний головной убор бойцов — пилотка, зимой носили шапки-ушанки.

Немного отличалось и продовольственное обеспечение горнострелковых частей. Помимо обычного пайка горным частям полагалось дополнительное довольствие — в виде дополнительных банок мясных консервов и сгущенки.

Впрочем, не тушенкой единой был жив боец. Боевой дух подразделений, по словам военного альпиниста Телицина, поднимали совершенно другие вещи…

— Помню, как поздравили нас с 25-й годовщиной Октябрьской революции,— рассказывал ветеран. — Каждому вручили по фляжке спирта и подарок, кому какой достался…

Телицину достались теплые шерстяные варежки, заботливо связанные для бойцов-защитников совершенно ему не знакомой женщиной в тылу. Сколько тепла подарили ему эти варежки, какую силу дали, чтобы бить врага...

Победа в горах, несмотря ни на что, была за советскими альпинистами. Потери красноармейцев, противостоявших элитным фашистским частям на горных перевалах, были огромны. Леонид Телицин помнит друзей, которые отдали свои жизни, защищая Кавказ. Ему самому посчастливилось уцелеть. В 1942 году, в бою за господствующую высоту, он получил тяжелое ранение. Потом было лечение: больше четырех месяцев военный альпинист Телицин провел в госпиталях, а, закончив лечение, вернуться в строй так и не смог — военно-врачебная комиссия признала его не годным к военной службе.

Из армии Леонида Дмитриевича демобилизовали в сентябре 1943 года, а после Победы Леонид Телицин переехал на Кубань, в Староминский район. За доблесть и отвагу, проявленные в боях, награжден орденом Отечественной войны I степени.

Екатерина Юрченко