Человек человеку – кто?

«Абакан сегодня», г. Абакан, Республика Хакасия

Как известно, истинная правда о любом из нас всплывает на поверхность в кризисных ситуациях. Причем, неожиданно. И не только для окружающих, но подчас и для нас самих. COVID-19 стал проверкой на прочность для миллиардов жителей планеты, для общественных структур и государственных альянсов. Тест еще не окончен, но промежуточные итоги уже можно подвести

Фото из открытых источников

Пургаториус? Ты ли это?

У человечества очень странная история. Мы до сих пор не знаем, с чего она началась. С обезьяны? А она от кого произошла? Со временем ученые сошлись, что приматы, а вместе с тем, и человечество произошли от – внимание! – пургаториуса. Этакого зверька, размером с белку, жившего в конце мелового периода. Динозавры еще упираются и отказываются вымирать, а по деревьям скачет двухкилограммовый пургаториус. Как-то так представлялось себе его существование на протяжении изрядного количества лет. Но вот, незадолго до вспышки коронавируса (ха-ха), китайские (три раза «ха-ха») ученые делают удивительное открытие в местечке Фан-Це-Ча-Ли. Опустим все подробности – кому надо тот найдет – оставим гипотезу ученых. Пургаториус оказался паразитом. Он жил в перьях зауроподов, взрезал их кожу своими резцами, заносил туда грибные споры, а выросшими грибами питался. Ну, или кровью, но это маловероятно. Как вам сюжетец?

И вот этот паразит – впрочем, гипотезу еще надо подтвердить – со временем эволюционировал в человека. Да-да, из удобного мешочка под мышкой зауропода переместился в удобное кресло за компьютером.

Жуть, конечно, но лично для меня после такого открытия многое становится понятно. В том числе, и поведение человека в период кризисов. Про то, что большинство этих кризисов спровоцированы самим человеком, сегодня стыдливо умолчим. Не о том речь.

Так вот с позиции пургаториуса – все, что творится сегодня в мире вокруг да около коронавируса, укладывается в рамки допустимого. С позиции его потомков – в мире творится полный швах. Прежде всего, с точки зрения межнациональной дружбы. Какой там Евросоюз, если масок на всех не хватает. Поляки объявляют контрабандой помощь Китая Италии и присваивают ее себе. Скандинавы и вовсе сидят на своем полуострове, не особо переживая по поводу вчерашних партнеров. Конечно, уже принесены извинения, и все ринулись спасать Италию (это после российского-то великодушного медведя и китайского хитрого лиса), но клин-то в панъевропеизм забит. И основательный. Это вам пример эгоизма национального.

Можно ли из этого сделать вывод о преждевременности любых разговоров о глобализации? С одной стороны, да. Безусловно. С другой, нынешний кризис, а также кризисы последующие (а они, без сомнения, будут) могут стать тем самым фактором, что начнет стирать границы и рамки на пути к объединению человечества. Ибо все, что нас, потомков пургаториуса, не убивает, делает крепче. Так что не будем спешить со скоропалительными выводами, как многие ура-патриотично настроенные российские СМИ, сладко смакующие подробности европейского разлада. Кстати, очень удачно ложится на этот бутерброд и ситуация за океаном, где США пока терпит поражение в борьбе с коронавирусом. Но это отдельная история о том, как страна частных структур и излишних свобод сама поставила себя в неловкое положение.

Своя шкурка ближе к телу

Дает о себе знать паразитическое (пусть еще и недоказанное) происхождение и в межличностных отношениях. Сложно относиться к ближнему, как к себе, когда ждешь от него подлянки в виде заражения. Обратите внимание, на фоне самоизоляции те, кто все же передвигаются по улицам городов, делают это чаще всего в одиночестве. Маска, прищуренный взор над ней, торопливая походка. Само радушие, не правда ли? А как иначе? Своя шкурка, она всегда ближе к телу. Это, так сказать, первое правило пургаториуса. Гуманизм, филантропия возникли куда позже. К тому же, во времена Возрождения в среде аристократов и ученых, которым не приходилось бороться за кусок хлеба. А когда пришлось, то и они об этих ценностях очень быстро забыли.

Не до гуманизма и сегодня. На фоне коронавируса любовь к ближнему своему себе дороже. Мародерство в еще вчера цивилизованных странах — прямое тому подтверждение.

Впрочем, не все так плохо. Мы ежедневно видим примеры героизма. Бытового. Без плащей, обтягивающих трико, пафосных прозвищ. Врачи, волонтеры, военные, простые люди – они сражаются с коронавирусом на своих рабочих местах, рискуя заразиться. Их подвиги – это бальзам на душу для тех, кто верит в особую роль человека. В его возвышение над инстинктами, естественным отбором, страхами… В этом случае «человек» действительно звучит гордо.

Вторая сторона медали – непонимание и отчаянное шапкозакидательство. Заболевшие, которые, тем не менее, выходят на работу. Здоровые, которые плевать хотели на самоизоляцию. Предприниматели, готовые подвергать риску себя и своих подчиненных ради выгоды. И прочая и прочая. Здесь прослеживается нарушение понимания причинно-следственной связи. Как у маленьких детей, которые не понимают, что горячим можно обжечься, а с высоты – упасть. Тут даже пургаториус смиренно разведет лапки, мол, я ни причем. Я такому не учил и по наследству не передавал. Действительно, вряд ли пургаториусу была свойственно инфантильность, которая всех нас одолевает в век цифровых технологий. В век, когда между ударом и болью стоит дисплей, всячески препятствующий выработке рефлексов.

На другом полюсе – паранойики всех мастей. «Мы все умрем» – это одно из самых популярных сегодня словосочетаний в интернете.

Умрем.

Конечно же.

Но не сегодня. И даже не завтра. Каждому отмерен свой срок, торопить который, равно как и отдалять, бессмысленно. А всем, кому не терпится, рекомендую прочесть «На Западном фронте без перемен» Ремарка. Вот уж точно вещь о том, что для каждого свой час и своя пуля/вирус/несчастный случай.

Словом, мутаций человеческого сознания под воздействием коронавируса превеликое множество. Но если уж говорить об отношении друг к другу, то все гораздо лучше, чем на уровне глобальном. И это в очередной раз доказывает, что общечеловеческие ценности куда более свойственны индивидууму, нежели сложным социальным структурам. В то же время далеко не всегда человек человеку друг, товарищ и брат. Отсюда вывод. Миллионы лет эволюции от пургаториуса к современному homo еще не смогли полностью изжить в нас паразитическое (не доказано) начало. Нужны, видимо, еще миллионы лет, чтобы из общего между нами осталась лишь видовая принадлежность. Но все же – мы на правильном пути.

Анзор Сабанов