С космосом на «удалёнке»

«Крайний Север», г. Анадырь, Чукотский автономный округ

Позвонив в преддверии Дня космонавтики нашему земляку Герою России космонавту Павлу Виноградову, чтобы поздравить его с наступающим профессиональным праздником и узнать о текущих делах, мы вопреки ожиданиям застали его не на Байконуре, где завершалась подготовка к старту очередной экспедиции на МКС, а дома. «Самоизолируюсь», – пошутил почётный гражданин Анадыря

– Действительно, в эти дни я должен был находиться на Байконуре и участвовать в отправке на орбиту наших космонавтов Анатолия Иванишина и Ивана Вагнера, а также американца Криса Кэссиди, который был борт-инженером моего экипажа на МКС, если бы не история с коронавирусом, – пояснил заместитель начальника Лётно-космического центра РКК «Энергия» Павел Виноградов. – Вместо меня на космодром полетел мой сменщик очень хороший специалист и известный космонавт Юрий Гидзенко. Так что, скорее всего, 9 апреля за первым стартом нашей новой ракеты-носителя «Союз-2.1а» с кораблём «Союз МС-16» буду наблюдать из Москвы, где, видимо, придётся впервые за много лет отметить и профессиональный праздник (наш разговор состоялся в среду. – Прим. ред.).

По словам Павла Владимировича, меры по противодействию распространению коронавируса коснулись и Ракетно-космической корпорации «Энергия», многие специалисты находятся в вынужденной самоизоляции, поэтому и без того большой объём работы возрос многократно. Для решения вопросов оперативного управления, в том числе обеспечения безопасного полёта МКС, соблюдения графика отправки и возвращения экипажей, его присутствие необходимо в Москве, хотя и здесь значительную часть работы приходится делать в удалённом режиме – посредством телефонной и интернет-связи.

– У нас всегда были строгие правила биологической защиты, даже в самые спокойные времена. Перед полётом в обязательном порядке действовал жёсткий режим обсервации, мы к этому готовы и отлично понимаем, для чего это делается, – пояснил космонавт. – Поэтому считаю, что принятые на уровне государства и правительства ограничительные меры в складывающейся ситуации совершенно оправданы. Если начнём действовать по-другому, это может привести к гораздо худшим последствиям, в том числе и применительно к нашей отрасли, а программа на этот год у нас очень насыщенная и сложная, срывы недопустимы.

Держимся «орлом»

Одним из первостепенных направлений работы специалистов РКК «Энергия», по словам Павла Виноградова, остаётся проект по созданию большого пилотируемого корабля многоразового использования, получившего изначально название «Федерация», а сейчас именуемого «Орлом».

– Мы очень быстрыми темпами решаем задачи по разработке сложных узлов и компонентов корабля, поставленные президентом, выпущена практически вся конструкторская документация, заканчивается развёртывание технологических линий и производственных мощностей на заводах, – сообщил Павел Владимирович. – По плану уже в 2022 – 2023 годах предполагается произвести первые беспилотные пуски, а в 2024 – 2025 годах и первые испытательные пилотируемые пуски. Корабль мы делаем в нескольких вариантах: для работы на околоземной орбите и для дальних полётов – к Луне и дальше, все возможности для этого в конструкцию заложены. Машина будет намного тяжелее и вместительнее «Союзов». Их, кстати, списывать мы не намерены, модернизация этого надёжнейшего корабля тоже не останавливается, и сейчас по уровню оснащённости электроникой и вычислительными навигационными системами ему нет равных.

По словам космонавта, вынуждены были это признать и наши американские партнёры, которые было отказались от полётов на «Союзах», рассчитывая на свой новый корабль многоразового использования.

– Они столкнулись с проблемами при разработке и испытании систем своей машины. Череда серьёзных аварий и отказов техники выбила наших партнёров из графика, но это вполне нормальные процессы, сопутствующие отработке новых комплексов, имевшие место и у Королёва, и у Янгеля, – заметил Павел Виноградов. – Здесь надо понимать, что в процесс проектирования, отработки ракетно-космических систем постоянно вмешиваются политики. Вот и американские чиновники, не прислушавшись к мнению своих специалистов, очень компетентных, к слову, со многими из которых я отлично знаком, заявляли, что уже в 2018 году они начнут летать на своих кораблях, поэтому от программы использования русских «Союзов» они отказываются. Мы ответили: друзья, не хотите – не летайте, у нас очередь на «Союзы» стоит. А сейчас, поняв техническую сложность проблемы, вновь просят помочь в отправке своих астронавтов на МКС. Что ж, поможем, почему бы и нет, ведь те же американцы нам серьёзно помогали в худшие 90-е годы, за что им большое спасибо.

На орбиту – с моря и суши

Масштабные задачи сейчас решаются, по словам нашего земляка, и на космодроме Восточный, где идёт интенсивная деятельность по подготовке к пускам новейших ракет-носителей семейства «Союз».

– Недавно как раз оттуда вернулся, – поделился Павел Владимирович. – На этом самом молодом нашем космодроме заканчиваются земляные работы на площадках под новые старты для тяжёлых и сверхтяжёлых ракет. Это на данный момент определяющее направление, как и ввод в строй нового большого лабораторного модуля «Наука» для МКС. С ним мы в силу ряда технических причин серьёзно подзадержались – на несколько лет. Работы пришлось форсировать, потому что отступать уже некуда. С нас сейчас очень строго спрашивают за невыполнение планов и обязательств. Так что наши предприятия и отрасль в целом загружены чрезвычайно сильно, и это прекрасно!

Ещё одним положительным моментом, на который обратил внимание космонавт, стало прибытие в марте из США в Приморье плавучего космодрома «Морской старт», американская доля которого была ранее выкуплена.

– У нас даже шутят, что наступила эра возвратов: сначала Крым вместе с уникальной инфраструктурой подготовки к полётам вернули, теперь «Морской старт», – заметил собеседник «КС». – Сейчас под него на Дальнем Востоке предстоит оснастить базовый порт, где будут стоять вспомогательные корабли. Саму площадку мы доработаем под чисто российские ракеты-носители, хотя и стартовавшие ранее с неё «Зениты», производившиеся на Южмаше, украинскими можно называть очень условно. Эту ракету в своё время мы передали туда лишь из-за загруженности самарского завода, и 70 % её узлов и компонентов, в том числе двигатели, имели российское происхождение.

Очень рад, что наше руководство поняло недопустимость отказа от этого многомиллиардного проекта, имеющего лучшие технические решения. Уверен, что мы сможем использовать «Морской старт» по назначению и с большой эффективностью, осуществляя пуски из наиболее удобных точек Мирового океана в интересах науки и Минобороны, что ранее нам, к слову, запрещали делать американские партнёры по проекту.

Оглянитесь назад

Не обошёл Павел Владимирович и тему внесения поправок в Конституцию РФ, выразив мнение, что это правильное и давно назревшее решение, особенно в части закрепления на уровне главного закона государства полного суверенитета нашей страны.

– Здесь меня поразило другое: безобразные нападки на первую женщину-космонавта планеты Земля Валентину Терешкову, последовавшие после её предложения предусмотреть возможность избрания действующего президента после окончания его нынешних полномочий, – отметил Павел Виноградов. – К сожалению, у нас немало людей, которые любят покритиковать – без разницы что. Я к этому очень спокойно отношусь. Но когда начали обсуждать даже не инициативу Терешковой, а её саму, да так мерзко и грязно, я был поражён. Опускаться до такого нормальный человек, вне зависимости от его взглядов, не должен. Это было личное предложение заслуженного и опытного человека, отдавшего всю свою жизнь стране, которое, кстати, очень многие, в том числе и я, восприняли крайне положительно. Многие мои иностранные коллеги, астронавты потом звонили и удивлялись, как в стране, гордостью которой является эта великая женщина, вообще могли возникнуть в её отношении такие мерзкие высказывания. К счастью, таковых было немного, но они оказались очень крикливы. Единственное, что я могу им сказать: оглянитесь назад, лет на 20, и посмотрите, что тогда происходило в стране и что было сделано за это время.

«Золотой ворон» мимо не пролетел

Как обычно, мы поинтересовались у Павла Владимировича, не собирается ли он вновь побывать на Чукотке.

– Да, давно я не был в Анадыре, наверное, лет пять, когда приезжал на день города вместе с дочкой Катей, которая тогда была ещё студенткой Бауманки, – ответил он. – Она, кстати, и сейчас, уже будучи специалистом Центра управления полётами, контролирующим перемещения Международной космической станции, часто вспоминает эту поездку в город моего детства. Я постоянно отслеживаю новости о Чукотке, слежу, как вы живёте, и недавно прочитал, что в Анадыре проходил Международный арктический кинофестиваль «Золотой ворон», на который приехали уважаемые и любимые мной актёры Гойко Митич, Сергей Пускепалис. Как я хотел оказаться в этот момент у вас вместе с ними!

Очень хотелось бы в дни следующего фестиваля побывать в Анадыре, тем более это будет знаковый год – 60-летие первого полёта человека в космос. Было бы здорово пообщаться с земляками, показать съёмки, сделанные во время моих экспедиций на орбиту. Для этого я даже готов пересмотреть свой график, который обещает быть очень плотным в следующем, юбилейном для всех нас году.

Приземление с поправкой на вирус

Если старт очередного экипажа на МКС состоялся 9 апреля без личного участия Павла Виноградова, то в запланированном на 17 апреля возвращении пилотируемого корабля «Союз МС-15», на котором на Землю вернутся российский космонавт Олег Скрипочка и американские астронавты Джессика Меир и Эндрю Морган, он рассчитывает принять непосредственное участие. Причём, как он сообщил в телефонном разговоре, пандемия коронавируса и здесь внесёт свои коррективы. Традиционно космонавты на вертолёте с места посадки доставляются в аэропорт Караганды или Жезказгана, откуда потом улетают в свои страны. Однако, в связи с введёнными властями Казахстана ограничениями на пересечение границы, экипаж с точки приземления будет переброшен вертолётом на Байконур, откуда в тот же день должен будет улететь в Москву. При этом пока не решено, как американские астронавты доберутся в США.

Антон Ковалихин