Экспедиция особого назначения

«Крайний Север», г. Анадырь, Чукотский автономный округ

В 2006 году наша археологическая экспедиция изучала древние поселения, расположенные в северо-восточном секторе Колючинской губы. Здесь, на косе Беляка, когда-то жили морские охотники, о которых сегодня напоминают небольшие оплывшие бугры – в прошлом жилища, вытянувшиеся на сотни метров вдоль берега моря. Невдалеке от участка работ наша экспедиция обнаружила большой деревянный крест. Мы сразу догадались, что здесь находится могила Владимира Беляка, участника гидрографической экспедиции, кочегара ледокола «Таймыр», погибшего в результате несчастного случая 25 сентября 1913 года

Это место было знакомо нам заочно, по описанию его в топонимическом словаре Северо-Востока СССР. На окрашенном белой краской кресте, на высоте около двух метров, мы увидели жестяную табличку, на которой с трудом прочли следующее: «Эта надпись оставлена участниками экспедиции особого назначения ЭОН-18 в составе эсминцев «Баку», «Разумный», «Разъярённый», шедшими из Владивостока на помощь североморцам». Чуть выше мы едва заметили выцарапанную чьей-то рукой строку: «э/м «Разумный», идём бить фрицев. 21. VIII. 1942 г.». Кто же эти люди, сделавшие более поздние надписи на кресте? Хочу поделиться результатами своего расследования.

Нешканцы организовали поиски

В 2010 году, добираясь до села Энурмино, к месту археологических работ, мне пришлось на некоторое время задержаться в посёлке Лаврентия. Много времени я уделил знакомству с коллекциями районного краеведческого музея. В одном из разговоров с его тогдашним директором Валентиной Суховой об археологических памятниках северного побережья Чукотки речь зашла о древних жителях косы Беляка. Я показал фото креста на могиле Владимира Беляка и сообщил о надписи. В свою очередь Валентина Васильевна рассказала то, что было известно ей.

По её словам, в 1980 году молодые комсомольцы села Нешкан Владимир Криволап, Николай Колянто, Константин Серый проводили серию туристско-краеведческих походов, посвящённых 35-летию Победы. В одном из них они решили покрасить установленный на косе Беляка крест. Тогда и была обнаружена оставленная моряками надпись: «э/м «Разумный», идём бить фрицев. 21. VIII. 1942 г.». После этого комсомольцы Нешкана провели поисковую работу по сбору сведений об эсминце (э/м – это, очевидно, эсминец), который шёл через Чукотское море. Удалось выяснить, что в 1942 году состоялась секретная операция по переброске военных кораблей Тихоокеанского флота на Северный флот. Её кодовое название – ЭОН-18 (экспедиция особого назначения). Кроме эсминца «Разумный» в ней участвовали: лидер эскадренных миноносцев «Баку», эсминец «Разъярённый», а также транспортные корабли и ледоколы.

Нешканцы списались с бывшим командиром «Разумного» Виктором Фёдоровым, который в ответном письме рассказал, что 21 августа 1942 года «Разумный» стал на якорь в районе косы Беляка. Фёдоров и восемь членов экипажа на шлюпке высадились на сушу. Они осмотрели берег, обнаружив небольшой охотничий балок, где оставили несколько банок консервов, чай, спички. Также ими был изучен и крест. Но кто конкретно сделал надпись на нём, Виктор Васильевич вспомнить не смог.
А вот на вопрос, кто именно оставил памятную табличку, над которой выбита надпись 1942 года, можно ответить определённо. Это, как сообщила Валентина Сухова, сделали нешканские комсомольцы, чтобы увековечить память советских моряков.

Одели в «Ледовую шубу»

В краеведческом музее села Лаврентия Валентиной Васильевной была подготовлена небольшая выставка, на которой рассказывалось об ЭОН-18. Но мне бы хотелось ознакомить читателей с материалами, которые самому удалось собрать из архивных и литературных источников.

Всё началось летом 1942 года. 19 июня вышел приказ наркома ВМФ №00192 об утверждении плана перевода на Северный флот боевых кораблей из состава Тихоокеанского флота. Такие операции по усилению одного флота за счёт другого выполнялись и раньше. Например, ЭОН-1 состоялась в 1933 году, когда из Кронштадта (Балтийский флот) в Мурманск были переброшены две подлодки, два эсминца и два сторожевых корабля.

В 1942 году ЭОН-18 (её начальником был капитан 1 ранга Виктор Николаевич Обухов) предстояло совершить переход из Владивостока в Кольский залив Севморпутём. Не позднее 15 июля на Северный флот должны были уйти лидер «Баку» и три эсминца – «Разумный», «Разъярённый» и «Ревностный». Конструктивно корабли не были подготовлены к переходу в арктических водах. Поэтому эсминцы одели в специальную «ледовую шубу», которая состояла из досок и брусьев, обшитых стальными 5-миллиметровыми листами по бортам, а в районе форштевня – 15-миллиметровыми листами. Суда защищались дополнительно на 3 м ниже ватерлинии и на 1 метр выше неё. Дополнительно все помещения эсминцев были утеплены в расчёте на возможные холода.

Самый сложный участок

15 июля корабли в сопровождении транспортника «Волга» вышли из Владивостока. Спустя три дня эсминец «Ревностный» в Амурском лимане в условиях плохой видимости столкнулся с транспортом «Терней» и вышел из состава каравана.
После дозаправки в Петропавловске-Камчатском корабли проследовали к берегам Чукотки. Утром 30 июля ЭОН-18 достигла бухты Провидения. Здесь эсминец «Разъярённый» получил серьёзное повреждение – при подходе к пирсу он зацепился о каменную банку, повредив винты. Ремонтные работы отняли целую неделю.
В начале августа 1942 года караван пополнился новыми судами. В его состав влились танкеры «Лок-Батан» и «Терек», пришедшие из США. 9 августа к экспедиции присоединился ледокол «Анастас Микоян», совершивший переход из Чёрного моря через Дарданеллы, Суэц, Индийский в Тихий океаны. «Микояну» было предписано стать флагманом проводки ЭОН-18 сквозь льды Арктики.

Навстречу экспедиции с запада был направлен танкер «Донбасс» с топливом, дислоцирующийся в Амбарчике. А в бухте Тикси находился английский танкер «Хопмаунд», который должен был сопровождать ЭОН-18 до Югорского Шара.
Первые льды на пути каравана появились в районе посёлка Уэлен. Вскоре ледовитость усилилась до 9 баллов.

В Чукотском море к ЭОН-18 подошли ледоколы «Адмирал Лазарев» и «Иосиф Сталин», которые вместе с «Анастасом Микояном» вели корабли по отдельности.

21 августа за мысом Дженретлен лёд стал легче. На подходе к Колючинской губе эсминцы подошли к танкеру «Лок-Батан» и начали дозаправляться, одновременно пополняя запас продуктов с «Волги».

Благоприятные условия – хорошая погода, чистая вода – позволили части экипажа эсминца «Разумный» совершить высадку на берег косы Беляка. Тогда-то и была сделана надпись на кресте.

С большим трудом караван удалось провести через ледовый массив в районе мыса Ванкарем. Командир БЧ-4 на эсминце «Разумный», впоследствии контр-адмирал Николай Трухин вспоминал: «Пока ледоколы занимались проводкой других кораблей, наш эсминец («Разумный») попал в крайне тяжёлую обстановку. Небольшое разводье, в котором он находился, в результате подвижки льда сомкнулось у бортов. Давление льда на корпус достигло крайнего предела… Всё было подготовлено к немедленной эвакуации на лёд...». Совместными усилиями ледоколов «Разумный» был выведен из ледового плена 8 сентября 1942 г. и присоединился к флагману ЭОН-18.

Для этой экспедиции именно Чукотское море оказалось наиболее сложным участком Севморпути. После прохождения участка Восточно-Сибирского моря и моря Лаптевых, к 24 сентября, ЭОН-18 прибыла в Диксон. А уже 14 октября эскадренный миноносец «Гремящий» под флагом командующего Северным флотом вице-адмирала Арсения Головко встречал экспедицию на подходе к Кольскому заливу. За кормой каравана осталось свыше 7 тыс. морских миль и 61 ходовые сутки пути.

Валерий Старых