Прощай, Любка!

«Кузбасс», г. Кемерово, Кемеровская область

Последний подарок великой киноактрисе Инне Макаровой: кузбасский историк определил место, где стоял дом, в котором она родилась…

Роль Любки Шевцовой в фильме «Молодая гвардия» в 1948-м принесла Инне Макаровой народную любовь и славу. Фото kino-teatr.ru

25 марта в Москве, в 93 года, умерла Инна Макарова, звезда эпохи. СОВЕТСКОЙ эпохи, в первую очередь… С ее героинь – мы, советские девочки, брали пример. Особенно с красивой смелой Любки Шевцовой из «Молодой гвардии» — из фильма, снятого в 1948-м… И это кино-быль, о вчерашних школьниках, погибших в Великую Отечественную в борьбе с фашизмом, призвана учить, с новым витком Истории и в новом – постсоветском — веке, — уже наших детей и внуков, набредающих на старый фильм на «ютубе», — силе духа и чувству Родины…

… Да, она была настоящей российской кинозвездой!

Сыграла в 68 фильмах, снявшись даже в 91 год, напоследок в «Красной шапочке. Онлайн»!

А еще  Инна Макарова, Заслуженная артистка РСФСР, Народная артистка РСФСР, Народная артистка СССР, Лауреат Сталинской премии I степени, была нашей землячкой — родилась в Тайге, не раз приезжала с концертами в Кузбасс… И наш корреспондент обратился к тайгинцам с просьбой рассказать, какой они запомнили актрису при ее приезде «домой», и что она в Тайге так искала…

Старая карта

…26 августа 2001 года из тайгинского храма св. Андрея Критского, перекрестившись, вышла  пожилая женщина в дорожном плаще моды 1980-х.

Взгляд случайного прохожего, скользнув по ней, не остановился в изумлении. Не узнал. Город ждал, что приедет актриса Инна Макарова. И знал ее по кино – яркой… И ожидал – в силу заслуг – большого эскорта. А она приехала просто. И со стороны казалась «учительницей», «чьей-то бабушкой»…

— Путь наш лежал мимо Забура (старого района города. – Авт.), — вспоминает Вера Гузеева, журналист «Тайгинского рабочего», сопровождавшая актрису для интервью. — В Забуре Инна Владимировна попросила остановить машину. Точного места она не знала, не помнила, не могла помнить…

И она из машины не выходила (неважно себя чувствовала, была одета тепло)…

И она посмотрела на частные дома Забура из окна машины, помолчала, потом сказала водителю: «Поехали…» Много лет назад  где-то здесь, на Забуре, жили ее дедушка с бабушкой. (В их доме она родилась или туда ее принесли из роддома. – Авт.) И во младенчестве, когда ей было несколько дней или месяцев,  родители увезли ее из Тайги.

… А потом – после поездки по городу — был концерт кинозвезд Инны Макаровой и Бориса Хмельницкого в тайгинском Дворце культуры, и актриса была на сцене в красивом платье, на высоких каблуках. И после концерта Вера Гузеева записала в своем  дневнике: «Макаровой – уже 75, в обыденной жизни она обыкновенная старушка… в платочке, повязанном под подбородком. Туфли на низком каблуке. Немного согбенная под грузом лет… Но как она преображается на сцене! Я даже была несколько сбита с толку, та ли это старушка, с которой я разговаривала полчаса тому назад. Откуда что взялось?… И горделивая осанка, и эти блестящие глаза, и голос, совсем не похожий на старческий. Вот что значит великая актриса!»

… А прошли годы… И вот уже актрисы не стало, в субботу ее похоронили в Москве…

И место в Тайге, где она появилась на свет, забытое, потерянное, казалось, найти так и невозможно…

Но Николай Морозов (он тоже родом из Тайги), известный кемеровский историк, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института экологии человека ФИЦ УУХ СО РАН, поднял старинные документы и схему расположения улиц, кварталов и участков в Тайге  1917 года, скопированные им  в Томском облархиве, вошедшие в его трехтомник «Тайга. Исторический опыт поколений».

И, пересмотрев документы заново —уже с акцентом на корнях актрисы, сопоставив с местом известные данные (ее деды — Макаров Степан, Герман Иван,  один или оба, вполне возможно,  когда-то жили в Забуре),  нашел усадьбу!

— Особенность нашей Тайги в том, что улицы города, спроектированные грамотно, расположения своего не меняли. И если пойти по бывшей Александровской (Карла Маркса) до перекрестка с бывшей Кузнецкой (Красноармейской), то дальше справа от угла, еще пройти метров двести… Там и была, получается, усадьба  Макаровых. По старой схеме, дом стоял, выходит, в квартале 41,  его участок  был под номером  341-а, — поясняет историк.

В документах трехтомника, в списке избирателей членов собрания уполномоченных  (Тайга, 1916—1920 г.), историк Морозов нашел и Ивана Германа,  избирателя под N102.

— Но в южной части города, в Забуре, его дома, судя по схеме, не было, только если он не арендовал у кого-то там  дом… Но скорее всего, — предполагает Морозов, — он, слесарь железнодорожных  мастерских, жил в северной части города, где в те годы не учитывалось, как люди нарезают землю…

Пулемет

… Дом деда Макарова, судя по схеме, стоял на краю Забура. Почти за ним и тогда, и сейчас – небольшое, под осевшим снегом, мартовское поле, вдали — чернеет лесок…

И по семейной легенде, как рассказывала актриса тайгинцам, в Гражданскую войну кто-то зарыл в подвале дома пулемет. И это их семью (дом переходил из рук в руки) от гибели спасло. Дед говорил белым и красным про пулемет, и его, в спешке времени не отрыв, держали про запас…

— 23 декабря 1919-го стал кульминационным в разгроме колчаковских войск на территории Кузбасса, — продолжает Морозов. — В тот день станция оказалась в эпицентре событий, которые, как и в Щегловской тайге, по накалу и масштабу трагизма беспрецедентны во всей 300-летней  истории Кузбасса!

(Белые отступали на восток. Уже три эшелона Верховного правителя с остановкой на  день, поясняет историк, проследовали через Тайгу. Уже Колчаку в Тайге его же «верхами» было предъявлено сразу три ультиматума. Уже в Тайге остались польский легион и отдельные части… Уже красные подпольщики не дали взорвать электростанцию и водокачку, угнать паровозы… Уже прошли бои на подступах к Тайге…)

— И  23 декабря прошел ожесточенный 6-часовой бой за Тайгу. Белые — разбиты. Красной Армией за два дня захвачены два бронепоезда, 40 орудий, сотни пулеметов, до 100 паровозов и пять тысяч вагонов с ценным военным имуществом… Для жителей, спрятавшихся в подпольях домов, к счастью, всё обошлось с малыми потерями (несколько человек были убиты «шальными» пулями)…

Но на Забуре – особых боев не было… А пулемет у деда Макарова  вполне мог быть. В 1918—1919 в Тайге действовало (красное. – Авт.) подполье, подпольщики собирали оружие, доставали его по-разному, в основном, захватывали и прятали… Да и дед мог с железной дороги пулемет стащить или обменять пулемет у кого-то на продовольствие. И, скорее всего, это был не пулемет «Максим», а небольшой французский пулемет, который крепили на сани…

— Дед был подпольщиком?

— Может, и был. По воспоминаниям подпольщиков, они были законспирированные, делились на «десятки» и не знали до конца, даже кто —  в их «десятке»…

Кедр

… А в 2002-м, день в день, 26 августа, Инна Макарова снова побывала в родной Тайге. И, казалось, маленькому городку, год назад «обнявшему» землячку и «показавшему» ей всё самое-самое, пока нечем больше удивить…

Но ее ждал сюрприз. И какой!

… Двухчасовой концерт актрисы подходил к концу… И были цветы, цветы, цветы с аплодисментами. Как вдруг… На сцену (с гордостью вспоминают тайгинцы. – Авт.) вышла девочка, в руках ее – подарок, шляпка, не соломенная и  не из тканная…

— Из чего же она, деточка? – наклонилась к шляпке удивившаяся кинозвезда.

И по запаху поняла, ахнула изумленно:

«Из кедра?!»

Надела шляпку, обернулась, улыбнулась, вызвав овации…

Позже, за кулисами, ей рассказали про тайгинцев Надежду и Виктора Кошкаревых, изобретателей одежды из кедра. Они с театром моды «Любавушка» стали делать платья, даже босоножки, из кедра, — первыми в России. И их «кедровая» коллекция уже тогда шла по Кузбассу, Сибири и даже Европе – по конкурсам-фестивалям… И каждое платье их уникально: оно сплетено, собрано из 15 тысяч кедровых бусинок или кедровых «чешуек»… А кедровые шляпки – вообще чудо самых разных фасонов!…

Вот и у кедровой шляпки Инны Макаровой, усыпанной георгинами из кедра, с одной стороны поля были короткими, с другой – 23 см, и шляпка была сплетена из кедровых полосок — шириной в 6 мм, длиной в 43 см, толщиной до сотых долей миллиметра! И на шляпку звезды ушло 70 метров полосок из кедра! И в Москву актриса чудесную шляпку, конечно, с радостью забрала…

Лариса Максименко