Увидеть «окно возможностей» и воспользоваться им

«Тюменские известия», г. Тюмень, Тюменская область

Даже в наше кризисное время, усугублённое рукотворным обвалом нефтяных цен и пандемией коронавируса, остаются предприятия, которые продолжают тянуть отечественную экономику вперёд. Настоящие локомотивы роста!

Михаил Докшин демонстрирует Эдуарду Омарову семена рапса, из которых изготавливают масло.

Одно из таких предприятий — Заводоуковский маслозавод посетил Эдуард Омаров, депутат Тюменской областной Думы, вице-президент общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России», региональный координатор федерального партийного проекта «Локомотивы роста».

На богатырях страна держится

Дорогу на завод, расположенный в Новой Заимке, мы нашли по приятному аромату жареных семечек. У проходной бывшего элеватора, принадлежавшего некогда «Тюменьхлебопродукту», нас встречал основатель и руководитель предприятия Михаил Докшин.

Русский богатырь, уроженец близлежащей деревни Лыбаево, агроном по образованию, уже в 24 года был избран директором колхоза. Однако в 1990-х, после ухода Александра Горохова, тогдашнего главы администрации Заводоуковского района, на повышение — заместителем губернатора и директором областного департамента по социально-экономическому развитию села, «раскусался» с его преемником. Сгоряча оставил преуспевающее хозяйство и устроился во вновь образованную при поддержке администрации Тюменской области агропромышленную компанию «Растительное масло Тюмени». Это был один из многих амбициозных проектов Александра Горохова по развитию сельского хозяйства региона.

Правда, просуществовала та компания недолго. Вскоре после переизбрания губернатора она «скоропостижно скончалась». И Михаил Докшин, с малолетства привыкший видеть результаты своего труда, решил продолжить начатое дело. Взял «мёртвое» предприятие и постепенно оживил его. Ставку сделал на переработку рапса, называемого сибирской оливой. Получают ценнейшее масло безо всякой химии, а исключительно «дедовским способом» — методом холодного отжима.

Сделано своими руками

Михаил Докшин демонстрирует нам свои владения. Модернизированный элеватор с теплогенератором мощностью 2,5 мегаватта, работающим на рапсовой шелухе. Использование отходов позволяет только на газе экономить по 900 тысяч рублей в месяц. Опять же образующуюся золу используют в качестве удобрения для кислых почв и средства от вредителей.

По соседству с элеватором — реанимированные склады 1950 года постройки, рассчитанные на хранение 45 тысяч тонн семян рапса. Два железнодорожных тупика с эстакадой, где заливают в цистерны свеженькое масло. Здесь же, на территории маслозавода, по просьбе соседей разгружают и складируют премиксы для молочных ферм и удобрения для агрофирм.

В производственных цехах — 16 агрегатов: двенадцать из них всегда в работе, ещё четыре — на техническом обслуживании. Каждые три часа лаборанты отбирают пробы масла для анализа его качества.

Едва ли не всё на предприятии сделано своими руками. Деревенские Кулибины в мастерской изготавливают сложнейшее оборудование, а заодно восстанавливают старую технику и ещё советские станки, непредусмотрительно списанные машиностроительными заводами на металлолом. Как показывает практика, служат они гораздо дольше новых.

К слову, производство на заводе безотходное. Жмых скупают на корм скоту — вплоть до Кирова. По оценке специалистов, от каждой коровы можно получить на два килограмма молока в день больше, если давать ей по килограмму рапсового жмыха.

Дороже нефти

Сегодня Заводоуковский маслозавод практически всю свою продукцию — по полторы тысячи тонн в месяц — отгружает на экспорт. Причём деньги на счёт производителя поступают сразу же после загрузки железнодорожных цистерн. Только после этого наше масло уходит в латвийский порт Вентспилс, а оттуда в танкерах отправляется в Норвегию. На корм маточному поголовью форели и сёмги, выращиваемых в фьордах.

На мировых биржах рапсовое масло стоит сегодня в шесть-семь раз дороже нефти. И спрос на него, в отличие от чёрного золота, весьма устойчив.

Александр Моор, губернатор Тюменской области, в своём послании к депутатам Тюменской областной Думы — ещё до обвала нефтяных цен — привёл Заводоуковский маслозавод в пример.

— Там люди увидели «окно возможностей» и воспользовались им, — отметил глава региона. — А чего ждут остальные? На этом направлении нам нужен прорыв! Причём вся инфраструктура и поддержки малого и среднего бизнеса, и стимулирования экспортной ориентации выстроена. Только работает она, прямо скажем, почти вхолостую, без выдумки и смекалки. Конечно, насильно никого нельзя сделать предпринимателем. Эта особая порода людей в пробирке не выводится. Но те, кто встал не эту нелёгкую стезю, точно способны на большее. И областная власть должна не только помогать им, но и подталкивать их в нужном направлении.

В качестве такого толчка губернатор поставил перед профильным департаментом и руководством завода задачу — удвоить объёмы производства, а соответственно и экспорта.

Особая порода людей

Михаил Докшин, из той самой — особой — породы людей, подчёркивает: его норвежские партнёры готовы увеличить закупки масла в десятки раз. Но вся загвоздка — в отсутствии сырья.

Он и так скупает весь рапс в округе, завозит его даже с Южного Урала. А несколько лет назад «вспомнил молодость», прикупив агрофирму в Юргинском районе. Первым делом обновил столовую — «мужика сначала накормить надо». Сытые юргинские мужики собирают с гектара в среднем по 39 центнеров рапса. Руководитель убеждён: это далеко не предел. Готов наращивать посевные площади с нынешних 6 тысяч до 20 тысяч гектаров. Но прежде собирается привести в идеальный порядок те поля, которые уже есть. А не «хапать, как другие, пока губа не треснет».

В целом же из-за нашествия капустной моли тюменские аграрии сократили нынче посевы рапса — с 40 до 17 тысяч гектаров. А для реализации поставленной губернатором задачи по удвоению производства сеять необходимо не менее 150 тысяч гектаров. Со стабильно высокой урожайностью.

С этим пока у нас беда. И дело не только во вредителях, с которыми необходимо бороться, привлекая аграрную науку. Слишком уж капризен рапс. На кислых землях не растёт. Следовательно, необходимо субсидировать известкование земель. А этим последние десятилетия у нас никто не занимался. Да и с сорняками надо бороться. Иначе и двух центнеров с гектара не собрать. Вот и упираются руководители хозяйств. «Не так чихнул — и пропал», — резюмирует Михаил Докшин.

«Важно не промазать»

Наряду с увеличением посевных необходимо будет решать ещё одну задачу — по расширению существующих мощностей. По предварительным оценкам, это обойдётся в 800 миллионов рублей.

Одновременно Михаил Докшин мечтает углубить своё производство, выделяя из жмыха, идущего ныне на корм скоту, пищевые белковые изоляты и жирные кислоты. «Соответствующие технологии есть, — подчёркивает руководитель, — важно при их выборе не промазать».

Эдуард Омаров обещает оказать предприятию посильную поддержку — как административную, так и партийную. А заодно предлагает проработать с одним из российских экспортёров возможность поставки бутилированного пищевого рапсового масла в торговые сети Европы.

Михаил Докшин тут же отмечает, что готов без особых проблем нарастить производство пищевого масла в сотни раз. Был бы рынок сбыта. В нашей стране он ограничен. Российский потребитель предпочитает всё больше подсолнечное или — в лучшем случае — оливковое масло. Убедить россиян, что рапс ничем не хуже оливок, никак не удаётся.

А ведь по своим питательным свойствам рапсовое масло ничем не уступает оливковому. По заключению специалистов, особая ценность его в том, что оно чрезвычайно богато полинасыщенными жирными кислотами, которые регулируют жировой обмен, способствуют укреплению стенок сосудов и снижению уровня холестерина в крови, предотвращают риск тромбообразования и опухолей.

Более того, рапсовое масло считается эталоном фритюрного жира. Оно не горит и не образует канцерогенов при жарке. А произведённое в Заводоуковске масло отличается ещё особой чистотой и качеством. После рафинации и дезодорации пищевого масла оно азотируется, что позволяет предотвратить ненужное окисление. Тогда как на некоторых предприятиях не гнушаются использовать при производстве растительных масел холодный пар, в результате чего до трети содержимого в бутылке оказывается обычной водой.

Что касается возможности экспорта в Европу, то значительная часть этого пути уже пройдена. Заводоуковское пищевое масло сертифицировано в ЕС даже для детского питания.

Ложка дёгтя в бочку масла

Во время разговора всплыла ещё одна чисто российская проблема — непрекращающееся нашествие поистине бесчисленных контрольно-надзорных органов. Только с начала этого года на маслозаводе прошло пять проверок, зачастую дублирующих друг друга.

— Всё это отвлекает от основной работы, — признаётся Михаил Докшин. — Жаль, что вместо рекомендаций, в том числе по предотвращению нашествия той же моли, специалисты облагают нас штрафами, всякий раз замечая, что «хотя бы минималку, но надо выписать». Так государство оценивает результативность их работы.

Мнение

Эдуард Омаров, депутат Тюменской областной Думы, региональный координатор федерального партийного проекта «Локомотивы роста»:— У Заводоуковского маслозавода невероятный потенциал роста. Это предприятие является суперпередовым по нашим меркам. На нём трудится всего 300 человек, а годовой оборот превышает миллиард рублей. По производительности труда оно не уступает лучшим мировым практикам. Уверен, что при нашей общей поддержке завод добьётся ещё больших результатов.

Андрей Фатеев