Соберись, тряпка, ты не хрупкий цветочек: история пензенской Каменской

«Пензенская правда», г. Пенза, Пензенская область

В тот вечер оперативникам отдела № 3 УМВД России по городу Пензе предстояло доставить на допрос свидетельницу по нашумевшему делу о борделях, замаскированных под развлекательные клубы. Выехали на место, позвонили в квартиру — дверь открыл внушительных размеров мужчина в изрядном подпитии, а из-за его спины выглянула женщина. Оба крайне недовольные тем, что их потревожили.

Полицейские сравнили внешность женщины с приметами, зафиксированными в ориентировке: похожа. Попросили предъявить документы.

Мужчина рассвирепел: дескать, совсем обнаглели, законопослушным гражданам житья не дают, сейчас научу вас простых людей уважать! Крепко схватил за плечо девушку-оперативника и попытался затащить в квартиру. Она мгновенно поняла, что освободиться от захвата не получится — здоровенный противник попался, — и… со всей силы нажала пальцем на болевую точку на его руке. Мужчина коротко вскрикнул, ослабил хватку, и в этот момент его скрутили напарники девушки.

— Мы не стали его задерживать, просто провели профилактическую беседу, — вспоминает старший оперуполномоченный отдела № 3 УМВД РФ по городу Пензе майор полиции Ирина Магомедова. — Тем более что его подруга никакого отношения к тому уголовному делу не имела, нам дали неверный адрес.

Но, знаете, это был, наверное, самый опасный на сегодняшний день эпизод моей службы. Я только потом испугалась: а если б у него нож оказался? И решила ни мужу, ни родителям про это не рассказывать. Они привыкли к тому, что я кабинетной работой занимаюсь, пусть и дальше так думают.

Ловля на живца

Как рассказывает Ирина Магомедова, из пистолета в нее не целились, ножом перед глазами не размахивали. Но за 13 лет, что она служит в полиции, всякое случалось. Приходилось и в роли приманки выступать, когда ловили грабителя, нападавшего в темное время суток на одиноких женщин, и на задержания преступников выезжать. Правда, силовая часть операции в таких случаях возлагается на коллег-мужчин, а задача Ирины – усыпить бдительность подозреваемого так, чтобы тот открыл дверь. Сыграть роль рассерженной соседки из квартиры этажом ниже, которую тот якобы заливает, или, допустим, представителя интернет-провайдера.

— Ну как не открыть девушке, с милой улыбкой предлагающей провести Интернет и кабельное ТВ за смешную цену? — говорит Магомедова. — Опять же срабатывает гендерный стереотип: женщина опером быть не может, а соответственно, и арестовывать не придет.

Оперуполномоченный Кирилл Федосеевский не скрывает, что, когда четыре года назад Ирину перевели в отдел № 3 (не в дознание или следствие, где женщины не редкость, а в уголовный розыск, самую что ни на есть мужскую вотчину), коллеги ее приняли с недоверием.

— Работа у нас действительно тяжелая, порой опасная. Только контингент, с которым каждый день приходится общаться, чего стоит! Маргиналы, лица, неоднократно судимые, трупы, грязь, кровь… Совсем здесь женщине не место, — рассуждает Кирилл. – Но прошло какое-то время, и мы увидели в Ирине профессионала и коллегу, на которого всегда можно положиться. В трудной ситуации не бросит, даст дельный совет. Она еще и добрейшей души человек.

Проверка на прочность

Сама Магомедова признается, что первые полгода службы в 3-м отделе были для нее проверкой на прочность, несмотря на то что опыт работы в уголовном розыске у нее уже имелся.

Начинала она в конце 2000-х в бюро регистрации несчастных случаев (самостоятельном подразделении, которое курирует уголовный розыск), в ее функции входили сбор и сравнение информации о пропавших и найденных людях. Затем перешла в отдел координации розыска лиц, пропавших без вести, при област­ном УМВД.

Работа была преимущественно кабинетной, приходилось много общаться с родственниками пропавших без вести, звонить и делать письменные запросы в различные инстанции, выезжать по адресам.

Однажды пришел запрос от жительницы Тюмени, которая разыскивала двоюродную сестру — связь с ней была утеряна много лет назад. Данных было мало: примерный возраст и то, что та вышла замуж за уроженца Заречного.

Ирина, приложив определенные усилия, нашла разыскиваемую:

— Приезжаю к ней в Заречный, рассказываю, что ее ищут. Женщина так обрадовалась, чуть ли не с объятиями ко мне кинулась! Я в тот день с удовлетворением подумала: и мы иногда можем делать людей счастливыми.

Конечно же, ей было трудно после декретного отпуска и кабинетной работы в управлении вдруг оказаться, так сказать, на земле — в 3-м отделе, расположенном в Арбекове, самом густонаселенном районе Пензы.

— У меня в голове, кроме детских стишков и песенок, как у нормальной мамы двоих малолетних детей, — ничего! А меня сразу, как щенка, в реку кинули: выплывет — не выплывет. Занималась уже не «потеряшками», а всеми преступлениями, которые совершались в моем секторе. Мы должны были работать вчетвером, а на деле нас было двое: один опер в отпуске, второй — в длительной командировке. Тут прокатилась серия краж с автостоянок грузового транспорта. Начальство ставит задачу: преступление раскрыть в кратчайшие сроки!

И никаких скидок на то, что ты мать двоих детей… Магомедова до сих пор не может забыть жуткое напряжение тех первых месяцев работы. Родные стали робко поднимать вопрос о том, не сменить ли ей сферу деятельности.

— А меня уже азарт взял. Я слезы вытерла и сказала себе: соберись, тряпка, ты не хрупкий цветочек, а дочь офицера! И открылось второе дыхание. Те кражи мы раскрыли.

Сейчас Ирина вновь занимается розыском пропавших людей.

Про эльфов и волшебников

По словам Ирины, ей не удалось бы продвинуться по службе, если бы не поддержка мужа и родителей.

— Мой муж не имеет никакого отношения к правоохранительным органам. Это несказанно радует мою маму, считающую, что в одной семье «двух ментов вполне хватает». Я ведь пошла по стопам своего папы — Юрия Алексеевича Гарина, он много лет служил в уголовном розыске.

Ирина благодарна мужу за то, что он никогда не ставит ее перед выбором: семья или работа. Спокойно выдерживает и ненормированный график жены-опера, и командировки, и ночные дежурства. Ведь на самом деле двум взрослым людям нетрудно договориться и распределить между собой домашние обязанности.

Единственное, о чем сожалеет опер Магомедова, так это о том, что практически не остается времени на хобби. Она любит восточные танцы, но занятия пришлось оставить. Она любит читать, но лишь изредка выпадает на это время.

— Люблю читать фэнтези — про эльфов и волшебников, про путешествия во времени и неведомые параллельные миры. Про то, что добро побеждает зло и злодеи получают по заслугам. Хочу, чтобы и в реальности было так…

Наталья Сизова