Как авиадиспетчер из Коми посадил пять военных самолетов на маленьком пятачке

БНК, г. Сыктывкар, Республика Коми

Фото: Сергея Лойко

Сообщение о посадке в гражданском аэропорту Усинска четырех сверхзвуковых перехватчиков МиГ-31 вызвало интерес у читателей БНК. И только спустя год стало известно, что военные самолеты, у которых заканчивалось горючее, удалось посадить на полосу, занятую гражданским бортом. Что произошло в конце 2018 года в Усинске, кому и как там удалось разрешить сложную ситуацию, рассказал диспетчер Алексей Плитин.

Представитель династии

Один из героев усинской истории – молодой диспетчер Алексей Плитин. Он представитель трудовой династии. Родился и вырос в Сыктывкаре, где много лет работал авиационным техником его дед. Там же уже 38 лет трудится авиационным диспетчером его отец Сергей Федорович. Выбрали эту профессию и два его сына: Сергей и Алексей.

В 2015 году Алексей окончил Авиационно-транспортный колледж гражданской авиации в Санкт-Петербурге. Для трудоустройства выбрал аэропорт Усинска, где к этому времени уже работал диспетчером его брат. Жили братья Плитины в городе. В аэропорт, в 15 километрах от него, их доставлял служебный автобус. Каждое дежурство длилось по восемь часов, чтобы успеть пройти медконтроль и инструктаж, на работу прибывали на 20-30 минут раньше начала смены.

Зона ответственности

Небо над Коми пересекают международные трассы из Японии, Китая и Кореи в Европу и из Индии в Северную Америку. Интенсивное движение на внутрироссийских линиях. Для связи с буровыми, облета трубопроводов и лесов активно используется малая авиация. Координируют движение на воздушных путях над республикой авиадиспетчеры филиала «Аэронавигация Северного Урала» ФГУП «Госкорпорация по ОрВД».

Обстановку в небе авиационный диспетчер видит в проекции сверху на экранах радаров. Рядом с основным – резервный, который также используют, чтобы отобразить отдельные участки неба в увеличенном масштабе, чтобы лучше контролировать ситуацию. Примечательно, что вся техника – отечественная, производства концерна «Алмаз-Антей».

Зона полетов под контролем у диспетчера напоминает усеченный перевернутый конус. Например, в районе международного аэропорта Сыктывкара в его основании круг радиусом 40 километров. На высоте более шести километров радиус увеличивается до 400 км. Далее – еще шире. Поэтому для работы диспетчеру необходимо обладать пространственным мышлением и цепкой памятью.

Тренировки и еще раз тренировки

Как рассказал Алексей Плитин, каждому борту в небе присваивается код, который отображается на экране радара. К этому символу можно прикрепить «план полета» с расчетным временем движения по маршруту. Вычисления помогает делать компьютер, но контролирует процесс и дает необходимые команды воздушным судам человек.

Возможные внештатные ситуации диспетчер вместе с инструктором отрабатывают на специальном тренажере. Туда можно ввести любые параметры: температуру воздуха, ветер, коэффициент сцепления с полосой, тип воздушного судна, скорость и многое другое.

– Диспетчер должен чувствовать себя и действовать уверено, так как его эмоциональное состояние передается экипажам воздушных судов. Поэтому мы регулярно работаем на тренажере. Если есть что подтянуть, приходится заниматься во внеурочные часы. В Усинске мне в этом помогает Владимир Иванович Кузьпелев. Я многому у него научился, за что ему очень благодарен! – отметил Алексей.

Момент истины

Полученный опыт Алексею Плитину пригодился 15 ноября 2018 года. В этот день около полудня к Усинску летел пассажирский Boeing. Самолет был над Ухтой, когда диспетчеру сообщили, что со стороны Воркуты к городу направляются две пары МиГов. На пути у военных была Инта, но там полоса слишком короткая, поэтому руководитель полетов Игорь Александрович Рогожин разрешил МиГам продолжить полет к Усинску.

Диспетчер рассчитал, что пассажирский самолет подлетит на несколько минут раньше. Форс-мажора никто не ожидал. Поэтому первым решили сажать Boeing. Его экипаж попросили по возможности осуществить касание в начале взлетно-посадочной полосы, чтобы самолет остановился и отрулил с полосы в районе вышки командно-диспетчерского пункта (КДП). Из-за состояния полосы у летчиков с этой задачей справиться не получилось. Boeing затормозил, когда уже проскочил рулежную дорожку у вышки. Чтобы отрулить назад к КДП и съехать с полосы, самолету требовалось 5-7 минут. В обычной ситуации это время МиГи могли «повисеть» в воздухе. Но в этот момент военные неожиданно сообщили, что идут на последних каплях керосина. До аэропорта первой паре военных самолетов оставалось 16 километров или полторы-две минуты.

Руководитель полетов и диспетчер Алексей Плитин в критической ситуации молниеносно приняли решение, которое позже их руководители признают единственно правильным. Несмотря на риски, связанные с минимальным остатком топлива, первому МиГу дали команду идти на малый круг. Экипажу пассажирского самолета велели продолжить руление в конец полосы, чтобы уйти в имеющееся там небольшое расширение – «карман». Boeing успел зарулить в «карман», когда с другой стороны один за другим на полосу поочередно уже садились два первых МиГа. Они промчались по полосе, выбросив тормозные парашюты, зарулив в итоге в «карман» к уже стоявшему там «Боингу». В интернете позже разместили видео, снятое в этот момент пассажирами через иллюминаторы. Поскольку у обоих МиГов закончилось горючее, они даже не смогли потом самостоятельно отрулить с полосы.

Новый форс-мажор

Спустя семь минут на посадку зашла вторая пара МиГов. Ведущий хотел сначала посадить своего ведомого. Но тот ошибся при развороте. В итоге оба самолета в одно время вышли на посадку с противоположных сторон лоб в лоб.

– В этот момент у меня и вырвалось нехорошее слово, что слышно на записи, – признался Алексей Плитин.

Из новой трудной ситуации он также вышел с честью: четко отдавал команды, обеспечив безаварийную посадку, но все еще испытывает неловкость, за сказанное в сердцах.

Когда Boeing и МиГи приближались к аэропорту, Алесей дал команду «повисеть» в воздухе чуть в стороне вертолету Ми-8. Когда самолеты уже замерли на полосе, диспетчер скомандовал его экипажу идти на посадку. Ставший позже знаменитым снимок, был сделан именно с борта этого вертолета.

Разбор полетов

– Напряжение было колоссальное. Поэтому в конце смены мне дали отдохнуть, заменив подменным диспетчером. Потом начались звонки. Разбирательства. Но главное уже было сделано. Самолеты благополучно приземлились. Все люди были живы и целы, – отметил Алексей.

По его словам, необычная ситуация была детально проанализирована. На ее основе для диспетчеров разработали тренировочную программу. Теперь схожие ситуации они заранее отрабатывают на тренажере.

Сейчас Алексей Плитин проходит курсы повышения квалификации в Сыктывкаре. В самое ближайшее время он вновь вернется к любимой им работе диспетчера.