Незнаменитый праздник

«Кабардино-Балкарская правда», г. Нальчик, Кабардино-Балкарская Республика

19 марта – День моряка-подводника

День подводного флота России – самый незаметный праздник самых необходимых для обороны Отечества людей.

Самое глубоководное погружение, самая высокая скорость под водой, самые быстрые торпеды, большие подводные лодки и дальние походы, первый в мире шестиракетный залп – все эти достижения были нашими.

В 2006 году, когда отмечалось столетие подводных сил, в стране не нашлось цветного металла для выпуска юбилейной медали. А лучший фильм про наших подводников «К-19» с Хариссоном Фордом в главной роли создали американцы. Даже песен, кроме «Усталой подлодки» А. Пахмутовой, нет. Однако в праздник не принято сводить счёты и высказывать обиды, потому хотелось бы рассказать о первой в мире кругосветке, которую совершили наши подводники, и о которой я узнал из рассказов старших товарищей, проходя службу на Северном флоте.

Важно, чтобы читатели поняли, на что были способны наши моряки на несовершенных атомных лодках первого поколения. Какова была необходимость этой кругосветки, этого труда и подвига? Дело в том, что в середине шестидесятых годов прошлого столетия резко обострились отношения между США и Советским Союзом. Мы отставали от Америки по количеству ядерных зарядов и, самое печальное, по количеству средств доставки. Советский Союз был окружён базами, где на старте стояли баллистические ракеты с ядерными боеголовками. Пахло войной. В этих условиях нужно было придумать нечто такое, что вызвало бы «шок и трепет» у деятелей Пентагона. Нужно было развеять уверенность американцев в собственном благополучии.

2 февраля 1966 года из губы Западная Лица вышли две подводные лодки К-133 и К-116, чтобы перейти на Камчатку для комплектации Тихоокеанского флота. Командование решило совместить две задачи: осуществить перегон лодок и пройти по двум океанам, омывающим Америку, для демонстрации флага потенциальному противнику. Путь пролегал вокруг Скандинавского полуострова, и нужно было пройти незамеченными несколько рубежей противолодочной обороны. B этом отношении самым опасным был Фареро-Исландский как наиболее насыщенный оборудованием для обнаружения подлодок. Различного рода акустические датчики, радиобуи перегородили океан от Фарерских островов до Исландии и от Исландии до Норвегии. В небе постоянно барражировали, сменяя друг друга, противолодочные самолёты-разведчики «Орион». Но нашим подводникам удалось невероятное: проявив чудеса скрытности, они прошли незамеченными все рубежи и вышли на просторы Атлантики. Маршрут проходил по Ньюфаундлендской котловине. Далее между континентальной Америкой и Бермудскими островами, вдоль восточного побережья мимо главных городов – Вашингтона и Нью-Йорка. По пути фиксировали шумы винтов кораблей береговой охраны и подводных лодок.

Так прошли первые пятнадцать вахт. Стали заметны первые признаки усталости у всех членов экипажа. Жизнь человека в герметичном отсеке субмарины несравнима с его бытием в обычной земной обстановке: она состоит из вахты-завтрака-вахты-обеда-учения-ужина-сна и способствует тому, что человек замыкается в себе. Появляется повышенная раздражительность, апатия, инертность, понижается жизненный тонус, ухудшается аппетит. Командование и медслужба стараются снять морально-психологическую напряжённость – тут и кинофильмы, и беседы по душам, и разного рода поощрения.

К концу февраля подошли к знаменитому проливу Дрейка, разделяющему Южно-Американский континент и Антарктиду и известному как кладбище кораблей. Этот пролив – самое штормовое место на планете. Сильнейшие западные ветры, скорость которых 126 км/час, известные как «ревущие сороковые», дойдя до пролива, наталкиваются на могучую стену Анд. Единственным проходом для них является «форточка» – пролив, где они сталкиваются со встречными циклонами, спускающимися с другой стороны Анд. Волны достигают высоты 15 метров. Пролив Дрейка можно сравнить с полтавским борщом с галушками – так много в нём айсбергов, которые двигаются куда попало. Если над поверхностью океана айсберг возвышается на сто метров, то под водой его размер достигает пятисот метров, а в то время лодки не ходили на таких глубинах. Из-за торошения сигнал гидролокатора не отражается от поверхности этих ледяных гор – налицо смертельная опасность. Для того чтобы облегчить лодкам проход через пролив, были посланы танкер «Дунай» и гидрографическое судно «Сарычев». Лодки установили с ними акустический контакт и, преодолевая мощные подводные течения Дрейка, первыми в мире среди подлодок прошли пролив. Далее путь лежал на Камчатку мимо западного побережья Америки, Лос-Анджелеса и Сан-Франциско.

Напоследок о значении этого похода. Когда на XXIII съезде рассказали обо всём, в конгрессе США и в СМИ поднялась паника. Впервые общественность Америки поняла, что страна уязвима. Были выделены колоссальные средства для создания системы раннего обнаружения подлодок «Сосус», модернизированы существующие системы. Часто приходится слышать, что Советский Союз проиграл холодную войну, с высоких трибун и телеэкрана об этом говорили все, кому не лень. Весь мир обязан мужеству, стойкости, профессионализму подводников, благодаря которым «холодная» война не стала «горячей».

Владимир Моттаев