Как охотник из Коми глубинки заработал полтора миллиона просмотров на YouTube

БНК, г. Сыктывкар, Республика Коми

Фото из личного архива Олега Михайлова

Блогер Олег Михайлов живет в маленьком селе почти в 200 км от Сыктывкара, ловит глухарей, ездит на буране, ходит за хлебом в сельпо и снимает это на видео. Для рубрики БНК «Так и живем» охотник рассказал, как начал развивать канал на YouTube, где сейчас больше 29 тысяч подписчиков, смог ли заработать на этом и почему держит в тайне места промысла.

– Как давно ведете видеоблог?

– Канал на YouTube создал мой старший сын Денис в 2013 году. Но активно снимать я начал года 2-3 назад. Иногда сын выкладывал короткие ролики: что-то из семейной жизни, разговоры на коми языке. Знаете, многие снимают красивый рассвет или как кошка мило спит – наподобие таких. Естественно, ни о каком развитии речи не шло. Со временем сын рассказал некоторые особенности этого сайта: что тут есть блогеры – авторы разных видео, тематические каналы, что одного человека могут смотреть тысячи и даже миллионы зрителей и что люди зарабатывает на рекламе. Я искал ролики про охоту, с интересом их смотрел, а потом сам потихоньку втянулся: начал выкладывать простенькие видео из походов в лес. Монтировал первое время на примитивнейшем редакторе – Windows Movie Maker. Далее углубился в тематику, почитал статьи, перешел на редактор VideoPad.

Начинал снимать на обычную цифровую «мыльницу». Потом захотелось красивую картинку, и я вложился в фотоаппарат подороже. Качество видео стало намного лучше. Потом у меня появилась экшн-камера – ее можно прикреплять на «Буран», на лодку, на себя и снимать в движении. Sony 300 очень мне нравится, если кто-то тоже любит снимать видеоблоги – советую!

Первое время старший сын объяснил, что и как монтировать, а потом я сам искал информацию в интернете, учился – оказалось, ничего сложного и нет! Я все снимаю без видеоэффектов, монтаж тоже довольно простой.

Со стороны может показаться, что съемка — очень муторная работа. Да, когда ты на охоте или в походе и снимаешь с разных ракурсов, это очень много времени забирает: хочется ведь и процессом насладиться, и заснять хорошие кадры. Но я стараюсь, я на это осознанно пошел, значит, должен работать над качеством видео – мешает мне что-то или нет, раз начал – надо.

– Почему выбрали тему леса и жизни в селе?

– Охота и прогулки на природе – главное мое увлечение. Вот и решил рассказывать именно про это. Когда активно начал снимать, придумал говорящее название для канала: «На природе в Коми». Ведь куда бы я ни шел, я нахожусь именно на природе в Коми. Сейчас потихоньку думаю превращать YouTube в главное хобби.

Я живу простой деревенской жизнью, снимаю охоту и быт, показываю собаку, свое оружие, как готовлю пойманную рыбу, но некоторые вещи подписчикам не рассказываю: например, про работу. Им очень интересно, это едва ли не самый популярный вопрос. Я давно планирую снять отдельное видео, но пока не знаю, как к этому подступиться. Но если кто-то очень сильно волнует, то спешу успокоить: налоги я плачу исправно!

– Как съемкам видео относится ваша семья?

– Семья сейчас реагирует нормально. Конечно, вначале было странно: зачем папа снимает видео и выкладывает их в интернет? Сейчас привыкли уже. Монтировать никто не мешает, над ухом не бормочет, что компьютер занят. Я сижу работаю, потом садится жена. Но пока не могу убедить домашних побыть в кадре.

– А односельчане знают о вашем хобби?

– Когда я только начинал путь блогера, никто из знакомых и не догадывался о моем увлечении. Да и я на каждом углу об этом не хвастал. Теперь у меня больше 29 тысяч подписчиков, уже почти все в селе знают. Некоторые прямо в глаза называют блогером: кто-то с шуткой, кто-то с небольшой издевкой. Вторые, как правило, сами сниматься не любят: только вынешь камеру их заснять, они отказываются и прячут лицо.

– Как быстро развивается ваш канал? следите за статистикой?

– В месяц набирается примерно тысячА человек. Однажды два видео вышли в рекомендации – это значит, что YouTube предлагает видео в разделе «Интересное». Тогда были большие скачки по сравнению с обычным количеством просмотров. Как правило, видео набирает 4 тысячи просмотров, а там было аж 500 тысяч! Есть видео, которое посмотрели примерно 1 млн 600 тысяч раз. Это много для моего канала. За нынешний январь и февраль я свою «норму подписчиков» не набрал. Кто-то отписывается, кто-то просто в гости заходит и смотрит, но не подписывается. Подписчиков набрать сложно – много конкурентов.

– Некоторые подписчики отправляют вам подарки. YouTube помог вам найти друзей на расстоянии?

– Близко с подписчиками я не общаюсь. Иногда переписываюсь в соцсетях, если задают какие-то конкретные вопросы или хотят поболтать. Бывало, конечно, что мне зрители канала шлют посылки в подарок. Такие события я тоже снимаю, показываю распаковку. Но по просьбе отправителя всегда храню конфиденциальностью. Люди не хотят, чтобы я разглашал их имена или из какого они города. Были посылки из Германии и из Украины. Я уважаю своих подписчиков, но никогда не обращаюсь к ним «дорогие друзья». И не могу назвать человека другом после пары дней знакомства. Слово «друг» означает, что ты доверяешь человеку, он верен тебе, а ты ему. Друзей у меня один или два, не считая семьи. Друзей должно быть немного, но они должны быть настоящими. А те люди, которые смотрят меня, пишут комментарии или присылают посылки – это зрители и подписчики.

– Как вы относитесь к негативным комментариям?

– Как и многие блогеры, плохо. Думаю, нет такого человека, которого бы радовали гневные комментарии или неконструктивная критика. Иногда раздражает и оскорбляет. Иногда люди пытаются задеть меня за личное. За всю историю канала пришлось заблокировать человек 20, потому что оскорбления в свой адрес не буду терпеть. Но, конечно, больше добрых комментариев, чем плохих. Канал растет медленно, но я вижу, что «лайков» больше, чем «дизлайков». Это значит, что я все делаю правильно.

– Люди из каких городов вас смотрят?

– Мне кажется, меня уже посмотрели из всех субъектов нашей страны и СНГ – все люди, которые знают русский язык. Сложно сказать, насколько обширна география просмотров. Но я заметил, что много смотрят из Германии и те, кто уехал за границу из Коми.

– Как вы думаете, почему ваши видео интересны подписчикам?

– Большинству зрителей не хватает природы, отдыха, спокойствия, деревенской жизни. Люди живут однообразно в каменном городе, многие за всю жизнь не могут выехать на природу. Я думаю, они смотрят видео, чтобы побывать в роли охотника или представить себя на природе. Люди не любят длинные видео, но фильмы про походы набирают много просмотров. Ну и деревенский быт, как ни странно, тоже интересен людям.

– А какие видео нравятся вам?

– Смотрю, в основном, про охоту на медведя, на лося. Люблю канал «Честная охота», я считаю правильным, когда человек сам выслеживает добычу, а не когда зверя подгоняют к охотнику. Смотрю и все время думаю: что бы мне такое снять – иногда мысли не покидают ни днем, ни ночью. Любой человек, увлеченный своим хобби, выхватывает из окружающего мира идеи, постоянно генерирует их. Вот так и я. Обычная жизнь вдохновляет на какие-то вещи. Но никогда я не копировал ничьи видео. Есть люди, которые повторяют точь-в-точь. Это воровство идей меня немного подбешивает, если честно.

– Вы создаете видео ради удовольствия или есть еще какая-то цель?

– Раньше никакой цели не было, а сейчас мне хочется набрать больше настоящих подписчиков – тех, кому нужны, интересны и полезны мои видео. Конечно, было бы приятно заработать на этом – нет такого человека, кто отказался от дохода. Что касается рекламы, я знаю, что многим подписчикам она не нравится. Я пару раз запускал рекламные акции, например про вездеходы. Такое было раза два или три. Не все адекватно отреагировали. Но я всегда рекламирую то, что может пригодиться охотникам и рыболовам. Пока в этой сфере у меня нет стабильности. Предлагают показать ненужные вещи или услуги – это бесит зрителей. А еще удивляют большие компании – они зачастую самые большие халявщики, требуют много, а платят копейки.

– Хотелось ли вам бросить канал?

– Очень много раз у меня были такие мысли. Вот заснял я хорошее видео про охоту: продумал идею, создал красивую картинку, долго работал над монтажом. Но зрителей нет! И потом в голове появляются мысли: брошу все, никому это не нужно. У меня есть приятель, который тоже занимается видеоблогингом, мы с ним иногда созваниваемся, общаемся на эту тему, он говорит: ни в коем случае не бросай это дело, снимай дальше! Потом потихоньку с новыми силами начинаю опять. Удалять видео или сам канал не хотел ни разу, я вложил сюда много сил, у меня несколько раз даже мошенники пытались украсть канал – значит, не такой уж он и ненужный! Но творческие кризисы раньше бывали.

– У вас на канале написано, что вы не раскрываете места охоты. Почему?

– У каждого охотника должны быть тайны. Расскажешь – придут люди. Ладно, если один человек, но он растрезвонит друзьям, а те своим. И потом промысловые участки становятся, как проходной двор. И никто не даст гарантию, что эти люди придут с добрыми намерениями, будут охотиться по правилам, не будут браконьерствовать, разорять лес, что-то ломать или причинять вред природе. Это мне как охотнику очень не нравится. Мне в этом месте радостно, я тут отдыхаю душой и телом, и мне не нужно, чтобы кто-то приходил сюда и нарушал этот первозданный покой. У каждого есть свои уголки, куда он приходит. Я не хочу сюда пускать посторонних.

– Что вы делаете с животными, которых поймаете в лесу?

– В этом плане в деревне ничего не меняется долгие годы: что я добуду, то приношу домой в семью: готовим, едим. Если чуть больше поймал – делюсь с родственниками. Ни в коем случае не продаю. Не наживаюсь на добыче. Есть у нас в селе люди, которые живут охотой и продают пойманное – работы в селе нет. Таких людей я тоже понимаю и ни в коем случае не осуждаю. Они уходят в лес, чтобы потом заработать. Но у нас охота не окупается: человек тратится на топливо для снегохода или машины, запчасти, патроны, одежду и снаряжение, еду, тратит свои силы. Расходов больше, чем заработка. Я ловлю птицу или зверя для еды. Конечно, если будет удача поймать пушнину, то продам шкурки – пушнина для этого и ловится. Но эту шкуру перекупщики покупают очень дешево, поэтому смысла нет ее добывать. Охочусь всегда легально, у меня на все лицензии, оплачиваю госпошлину.

– Есть ли какие-то развлечения в вашем селе?

– Наше село от города в ста шестидесяти километрах, развлечений нет никаких – одна школа и спортивная база, куда дети вечером ходят заниматься баскетболом и лыжами. Средний возраст и старшее поколение сидят дома: основной досуг – интернет и телевизор. Недавно у нас построили очень большую церковь, на миллионы рублей. Но туда от силы ходит человек двадцать. Я коми-зырянин, у меня своя вера. Конечно, каждый выбирает, во что ему верить и чем заниматься. Но хотелось бы, чтобы у нас в селе появился фитнес клуб или зал, что бы можно было заняться спортом, на тех же лыжах покататься. Надо чтоб построили лыжную трассу нормальную. Уверен, что спрос в селе на это будет очень большой, любой житель вплоть до 60 лет с удовольствием встанет на лыжи! У нас в селе никто не держит скотину, времени у пенсионеров навалом, зимой только дрова заготавливают. Есть еще небольшой кружок поделок из бересты для пожилых. А больше и нечем заняться.

– Обучаете сыновей охоте?

– Старший сын большое любит рыбалку, чем охоту. К охоте его я не приучал. Сейчас становится все сложнее передавать эти традиции и умения детям. Мое поколение выросло охотниками. Я с 10 лет таскался с ружьем на плече, азам охоты учил меня мой дед, он же давал ружье. В селе был участковый, но он на это не обращал внимания, в восьмидесятые и девяностые все малолетки ходили с ружьем в лес. Сейчас все очень строго – увидят или услышат, что ты передал кому-то ружье, то сразу статья и проблемы. Детей невыгодно обучать ремеслу и передавать в наследство охотничьи участки. Я лично сам сколько смогу, столько и буду ходить. А детям в селе делать точно нечего. Старший сын учится в Питере, он уже и возвращаться не хочет. Младший, думаю, тоже после окончания школы уедет в город. Охота для современного человека – это давно не промысел и не искусство, только хобби: для разнообразия сходить в лес, отдохнуть, не обязательно что-то поймать. Да и кого ловить-то? Давно заметил: в нашем районе дичи нет.

– Соблюдаете какие-то древние коми традиции?

– Хоть я и считаю себя коми-зырянином, в крайние религиозные проявления никогда не ударяюсь. Зыряне раньше поклонялись березе, приносили животных в жертву – но я, конечно, таким не занимаюсь. Просто бережно и с уважением отношусь к природе, не беру сверх нормы. Если я подстрелю крупную добычу, то мысленно у зверя и птицы попрошу прощения. Ни в коем случае не поступаю так, как некоторые пользователи YouTube: прыгают, радуются, могут даже тушу лося пнуть – для меня это страшная дикость! Я слышал, что в Якутии охотники верят в своего бога, наливают ему спиртное и оставляют еду в лесу – так тоже не делаю. Я построил для себя такое взаимоотношение с окружающей средой, которое базируется на человеческой морали. И хоть мне что-то в других охотниках может не нравиться, никого не убеждаю стать таким, как я.