Яков Давиденко и его семья: «Амурская правда» поздравила с 90-летием ветерана труда и своего читателя

«Амурская правда», г. Благовещенск, Амурская область

Этой истории могло не быть, если бы это письмо, отправленное с незнакомого адреса, потерялось в моем переполненном электронном ящике или попало в спам. Но я его прочитала. «Добрый день. Мы хотим через газету поздравить с юбилеем отца, дедушку, прадедушку Якова Яковлевича Давиденко. 17 марта ему 90 лет, он живет в дальнем селе Автономовка. Ветеран труда, труженик тыла, имеет много наград, в том числе орден Трудового Красного Знамени. Много лет выписывает «Амурскую правду». Как это сделать и сколько это будет стоить?» Тут же пишу ответ: денег не надо — присылайте поздравление, напечатаем! И через 15 минут прилетает такое трогательное семейное поздравление, что слезы бегут ручьем. Была в советских газетах рубрика — «Письмо позвало в дорогу». В Автономовку позвали строчки, полные любви родных к близкому человеку.

Фото: Андрей Ильинский

Сюрприз от «Амурки»

Наш приезд для Якова Яковлевича был сюрпризом — об этом знали только его четверо детей, 15 внуков и 11 правнуков. «Дорога до села убитая, снега много, связь ловит плохо», — предупреждала накануне дочь ветерана Марина Давиденко, которая и прислала просьбу о поздравлении. Дорога от Благовещенска до Автономовки заняла почти три часа. Последние 30 минут за окном автомобиля — череда деревень с разрушенными старинными домами и редкими прохожими.

В самой Автономовке, где когда-то кипела сельская жизнь, осталась одна улица — Центральная. О том, что в нескольких домах жизнь еще теплится, говорят свежие поленницы у ворот и дым из печных труб. Дом именинника нашли без проблем — по воздушным шарам на воротах, во дворе и на маленькой деревянной избушке.

— Пап, к тебе гости из Благовещенска! Из «Амурской правды», — радостно представила нас большая родня.

Яков Яковлевич разволновался, но, принимая поздравления, цветы и подарки, слезы сдержал.

— Я «Амурскую правду» 61 год выписываю, с той поры, как стал жить самостоятельно от родителей, — признался наш читатель-долгожитель.

«Всю жизнь в Автономовке»     

Пока в маленькой зимней кухне дочки, невестка, внучка и правнучка на печке жарят котлеты, варят картошку и накрывают праздничный стол, Яков Яковлевич скромно рассказывает о себе.

— Я родился в Автономовке. Отец в 30-х годах приехал с Украины вместе с родителями. Сначала они жили в Серышеве, потом в другом селе, а в 1928 году сюда приехали. Здесь тайга была. Переселенцы заготовили лес, построили дом, — вспоминает юбиляр. — У меня было шесть братьев и одна сестра. Остался я и старший брат, ему сейчас 95. Он на западе страны живет, звонит иногда, рассказывает о жизни.

Сам Яков Давиденко всю жизнь в родной Автономовке. После окончания четырех классов местной школы родители отправили учиться в Белогорск. «Но я то ли через неделю, то ли через полмесяца заболел. Как уехал домой, так больше и не вернулся», — рассказывает он.

В военном 1942 году, 12-летним мальчишкой, пошел работать в колхоз: то пастухом, то прицепщиком на тракторе. Вспоминает, как на лошади возил фронтовичкам дрова, сено на фермы. «Тогда техники не было», — объясняет труженик тыла.

— Здравствуйте! — в дом заходит невысокий мужчина и с порога идет к имениннику.

— Папанька, папанька, поздравляем вас! — долго обнимает он отца.

— Это сын мой, Пашка, — после объятий объясняет юбиляр.

Орден за труд

Яков Яковлевич всю жизнь провел в полях совхоза «Вернинский»: сначала трактористом, потом комбайнером.

— Я в шесть утра уходил, еще и ночь прихватывал. Сеяли сою, пшеницу, овес, рожь. Сою за смену по 120 гектаров засеивал, — вспоминает легендарный амурский комбайнер.

— Придет ночью черный весь, только глаза светятся и зубы белые — весь в пыли, — улыбается дочь Марина. — Он всегда работал, семью не видел.

— Когда я была маленькая, папа очень поздно приезжал с работы. Я его всегда ждала. Мама заставляла нас спать, а я сидела и ждала, — не говорит, а рыдает дочь Тамара Степина. — И помню, папа приходил в 12 или в первом часу, сажал на коленку, обнимал меня и целовал. И я спокойно шла спать.

На камуфляжной ветровке Якова Давиденко семь орденов и медалей. Главная — орден Трудового Красного Знамени.

— Меня им наградили в 1972 году. За что? За труд, — говорит Яков Яковлевич. — Я за свою жизнь на комбайне много зерна намолотил, много.

— А вы знаете, что у «Амурской правды» такой же орден? — спрашиваю героя.

— Знаю, знаю, — улыбается он.

Большая и счастливая семья

Яков Яковлевич живет один — жена Нина, с которой были вместе всю жизнь и воспитали шестерых детей, умерла в 2012 году. Нет в живых и двоих сыновей: один, геолог, молодым погиб на золотых приисках, второй ушел несколько лет назад после тяжелой болезни.

— У нас была большая семья, но плохо мы не жили. Всегда держали хозяйство: коров, свиней, баранов, овец, гусей, кур, — перечисляют дети. — Огород был огромный — 34 сотки, еще столько же на поле. Выкапывали картошку в августе, сдавали и всех детей одевали к школе. Папа у нас был заядлым охотником. В выходной садимся обедать всей семьей, он берет фазана, руками разделает — и каждому по куску мяса.

Старость дома не застала  

Трудовые подвиги и звание ударника труда не прошли даром. По состоянию здоровья сельскому орденоносцу пришлось уйти из комбайнеров в местную мастерскую: последние годы Яков Давиденко работал в селе и плотником, и кузнецом, и слесарем. «У него золотые руки», — говорят дети. В 1991 году ветеран труда ушел на заслуженный отдых, но вот отдыхать так и не научился. На диване не сидит даже в свои 90. С весны по осень — огород, лес, грибы, ягоды. За огородом — пасека, улья ветеран труда сделал сам. Порой таежного меда столько, что приходится раздавать соседям и знакомым.

Пока мы разговариваем, маленькая кухня наполняется новыми людьми: запоминать имена всех уже не получается — слишком большая семья у Якова Яковлевича. И любящая.

— Деревня вымирает, как школу закрыли, так люди начали уезжать. Забирала я его к себе в Белогорск, выдержал ровно месяц. Тосковал сильно, поэтому вернулся, —  рассказывает дочь Марина. — Здесь все родное, он привык на земле жить. Без дела не сидит, постоянно что-то делает. Наш младший брат живет через дом, помогает. И мы приезжаем, приглядываем, поддерживаем.

— Вся моя жизнь прошла в Автономовке, никуда не уеду, — уверенно добавляет Яков Яковлевич.

После задушевных разговоров и воспоминаний провожать нас вышла вся семья.

— А вы зря так рано уезжаете, у нас сейчас программа начнется. Мы костюмы привезли, викторина будет, — смеются дочери. — Жаль места в доме мало, но ничего — сегодня тепло, танцевать выйдем на улицу.

— Не ожидал, спасибо, что приехали, спасибо, — несколько раз на прощание повторил юбиляр.

Яков Яковлевич, это вам спасибо! За то, что все 90 лет жили достойно и честно. За то, что преданы малой родине и своей большой семье. Без которой бы не было этой истории и нашей встречи. Крепкого здоровья вам!

Послесловие 

Четыре года в ожидании ремонта дома

Ветеран труда очень переживает за родное село, но на свою жизнь не жалуется. И на то, что последние четыре года ютится в зимней кухне, тоже не жалуется. В 2016 году дом, который он построил своими руками, ушел под воду во время наводнения. «Это было 13 августа 2016 года, — помнит дату 90-летний Яков Яковлевич. — С озер пришла вода, по пади. Море кругом было!» Местные власти приезжали, обещали помочь, но дом так и стоит без ремонта.

Сегодня вместо пола в избе балки и огромная яма. А на размытых водой стенах одиноко висят старинные иконы и фотографии молодости с любимой Ниной. Дети отремонтировали, побелили и утеплили зимнюю кухню, в которой тоже стояла вода. Там и живет орденоносец. Семья своими силами начала и ремонт дома, но сил не хватает.

«Папа говорит: наверное, уже не дождусь переезда, — говорят дочери. — А мы успокаиваем:  «Пап, всё сделаем!»

Конечно, сделаем. Обещаем.

P. S. На следующий день после приезда «Амурской правды» к Якову Давиденко приехали представители районной администрации и сделали замеры для укладки нового пола в пострадавшем доме. Мы будем следить за ситуацией и обязательно навестим Якова Яковлевича после новоселья.

Елена Павлова