Хранителям истории

«Северный луч», г. Тарко-Сале, Ямало-Ненецкий автономный округ

Уходит эпоха, и всё меньше остаётся тех, кто приехал на Север первопроходцем, кто может рассказать о событиях тех дней, когда люди, казалось, задумали сделать невозможное — покорить, а после обжить седой Ямал. Те же немногие, кто остался, сетуют: никто сейчас не интересуется историей городов и посёлков, все приезжают на заработки. А временщикам разве до истории?

Приехал, отработал, получил свои кровные — и назад. И не согласиться нельзя, психология временщиков прочно и надолго засела в умах людей. Это сейчас мы строим и открываем современные комплексы: спортивные, культурные и прочие; возводим дома и школы, благоустраиваем наши поселения, создавая комфортную среду вокруг себя и давая понять приезжающим, что Север — не временное пристанище. Рождаются и растут на этой земле всё новые поколения, меняются города, крепнет округ. А ведь прошло не так много времени, всего каких-то 90 лет…

Мария Айваседо (в центре), Харампуровская школа, 1939 г.

Интересно, насколько были бы удивлены столь значительным переменам люди, жившие здесь в начале 1930-х годов, окажись они в нашем времени. Могли ли они подумать или представить, насколько всё изменится? Наверное, это было бы сравни тому, как если бы нам показали огромный мегаполис на месте нашего Тарко-Сале, не меньше. Но довольно лирики, впереди нас ждёт немало увлекательных фактов. И эту публикацию мы посвятим как раз тому, что было построено одним из первых — школам, а также людям, благодаря которым пуровское образование получило своё развитие.

За сухими датами - горящие сердца

История пуровского образования берет своё начало в 1933 году: по некоторым архивным данным тогда в Тарко-Сале была открыта начальная школа. Однако этот факт не находит своего подтверждения в других источниках. Поэтому принято вести отсчёт с 1935 года: доподлинно известно, что школа работала и обучала 17 учеников. А это значит, в этом, 2020 году, свой юбилей отмечает не только Ямало-Ненецкий автономный округ, но и, если так можно сказать, образование района, ему — 85.

А в 1937 году в Самбурге, за Полярным кругом, появилась первая начальная школа-интернат. В то же время по всему району начали работать Красные чумы, где проводилась ликвидация безграмотности среди коренного населения района.

Александра на занятиях в педучилище. Салехард, 1937 г.

Годом позже, в 1938, создаётся Пуровский отдел народного образования. В этом же году открывается первая школа для взрослых в Тарко-Сале и начальная школа на фактории Вынгапур. Полным ходом идёт сбор ребятишек в Халясавинскую школу.

В 1939 году открываются ещё две начальные школы интернатного типа — в Халясавэе и Тарко-Сале. В этом году за партами сидят уже 120 человек. А в 1940 году таркосалинская школа-интернат преобразуется в неполную семилетнюю.

Война не остановила развитие образования в районе, во время и после окончания Великой Отечественной учителя не переставали трудиться ни на день. И к 1964 году в районе работали уже пять школ, в которых обучались свыше 640 детей. В 1970-х открылись школы в Уренгое, Ханымее и Пурпе, а в 1987 - в Губкинском, тогда ещё посёлке, административно относившемся к Пуровскому району.

Люди, стоявшие у истоков пуровского образования, навсегда внесены в его летопись. Это Ермолай Семёнович Жарков — учитель на фактории Вынгапур, Марк Аронович Нодель — первый директор семилетней таркосалинской школы-интерната и его супруга Анна Никитична, а также многие другие, с горящими сердцами, с любовью к профессии, людям и с верой в них.

И конечно, первопроходцы среди учителей сёстры Айваседо — Александра, Мария и Анна. Они были среди семи первых выпускников Салехардского нацпедтехникума. Именно их по распределению направили работать в Пуровский район.

Портреты для истории

Три сестры — Мария, Александра и Анна Айваседо, родились в бедной семье оленеводов-батраков. Оставшись круглыми сиротами, девочки воспитывались в детском доме посёлка Сургута, куда их привезли из Самбургской тундры. В детдоме Анну часто забирали в семью педагога Чемагина, заботились о ней и после. Пётр Чемагин помог сёстрам поступить в Салехардский нацпедтехникум, куда его в своё время направили работать.

Неизвестно, как бы сложилась судьба девочек, не встреть они на своём пути своих ангелов-хранителей — уполномоченного окружкома Медведева, который перевёз их в Сургут, и педагога Чемагина. Скорее всего, они бы не выжили, потому как девочки служили живыми мишенями для тренировки в стрельбе из ружья для детей богатого оленевода, у которого они жили первое время после смерти родителей. Но вмешалась судьба.

За шахматами. Справа — Мария Айваседо. Послевоенные годы.

Впоследствии Мария, старшая из сестёр, выпускница Ленинградского института народов Севера, по решению райисполкома от 9 сентября 1938 года была назначена заведующей районным отделом народного образования. Но в райцентре она проработала недолго и вскоре была направлена заведующей в Харампуровскую начальную школу, после — в Вынгапурский Красный чум и снова в Харампуровский интернат.

В 1950 году в районе проведена первая перепись, которая насчитала 1074 неграмотных и малограмотных человека.

Александру, среднюю сестру, сначала направили заведующей в Самбургскую начальную школу, после, во время войны — в салехардское окроно, а затем - заведующей Пуровским роно, заведующей начальной школой на фактории Кутопьюган в ХМАО и, наконец, в Халясавинскую начальную школу. Там она проработала продолжительное время, пока не перевелась в школу-интернат Тарко-Сале.

Анна Айваседо, в замужестве Пантелеева, самая младшая, начала свой учительский путь в Тарко-Сале, откуда затем отправилась в Ленинград, учиться дальше. После — в Яр-Сале, и снова Тарко-Сале. Учитель отдала 57 лет своей жизни работе с детьми, любила свою профессию и была любима всеми: учениками и коллегами. В память о ней одна из улиц нашего города названа её именем.

Бывшие ученики восхищались педагогами и гордились ими: ненки среди русских, они выучились на учителей и стали настоящим примером для своих воспитанников.

Увы, на двух страницах не уместить всего — не рассказать о тяготах и лишениях, нечеловеческих условиях, в которых приходилось жить и работать первым педагогам. О периодах катастрофической нехватки еды, не говоря уже об учебных материалах и прочем. Но обо всём этом можно прочесть в архивах наших библиотек.

И обо всём этом необходимо знать, как о части истории нашего края. Если вы, конечно, истинные северяне, а не временщики.

Мария Шрейдер