Последний десант

«КП – Челябинск», г. Челябинск, Челябинская область

20 лет назад 6 рота Псковской дивизии ВДВ в Аргунском ущелье Чечни встала на пути тысяч боевиков

Диорама с изображением подвига легендарной 6‑й роты в Аргунском ущелье. Фото: instagram.com/grekovstudio

В феврале 2000 года около трех тысяч террористов под командой Хаттаба, Шамиля Басаева и Руслана Гелаева, которых выдавили из Грозного, роились в Аргунском ущелье. Их блокировали, их подавляли — артобстрелами и бомбежкой. «Духи» разделились. 800 человек во главе с Гелаевым прорывались на северо-запад. А более двух тысяч пошли на северо-восток, к селению Улус-керт.

Вот этой группировке, где было полно арабских наемников, 29 февраля на высоте 776 преградили путь десантники 6 роты 104-го гвардейского парашютно-десантного полка 76-й дивизии ВДВ (первая стычка с десантной разведкой случилась утром).

90 десантников — против 2 тысяч боевиков. К концу дня рота потерла более трети личного состава.

Бой продолжался почти сутки. Туман, ущелья, лесистые горы — подмога с воздуха не пришла...

Утром 1 марта командир батареи, капитан Виктор Романов, корректировавший артподдержку, раненный в обе ноги и принявший командование после гибели комбата, подполковника Марка Евтюхина, вызвал на себя огонь дивизионной артиллерии. 6 роты уже не существовало. И боевики практически заняли высоту.

Арабские наемники и чеченские сепаратисты потеряли около полутысячи человек. Из 90 десантников в живых осталось шестеро. Раненные, контуженные, они пытались прорваться к своим — по приказу умиравших офицеров.

Гвардии старший сержант Александр Супонинский был представлен к золотой Звезде Героя. Единственный живой из 22 героев России погибшей 6 роты.

Алексей Комаров, Евгений Владыкин, Роман Христолюбов, Алексей Поршнев, Вадим Тимошенко вернулись в Удмуртию и КировАрхангельск и Питер. Их наградили Орденами мужества.

В армии не остался никто.

Жизнь в минувшие 20 лет не баловала никого из них.

Те, кого мы разыскали, о сегодняшнем дне говорят скупо. О последнем дне кровавой зимы 2000-го не хотят говорить ничего.

Окна вместо «Калашниковых»

Гвардии рядовые Алексей Комаров и Роман Христолюбов пытались вынести с поля боя командира взвода разведки Алексея Воробьева. У лейтенант были перебиты ноги. Он приказал бойцам прорываться к своим. До последнего вздоха прикрывал автоматным огнем.

Комаров, отслужив, вернулся домой и снова взял в руки автомат Калашникова — собирал оружие на Ижмаше.

— Как встретила малая родина?

— Моя подруга-одноклассница с телефона не слезала — звонила в нашу часть. Но никто информацию долго не давал о том, что в Аргунском ущелье случилось. Она названивала-названивала. Наконец напала на хорошего офицера. Он пообещал, и, действительно, перезвонил и по секрету сообщил: ваш Леша Комаров живой. Мама моя чуть в обморок не упала. Это дня через три после боя случилось.

— Девушка вас дождалась?

— Так та самая одноклассница меня и встречала из армии. Но свадьбу не в 2000-м сыграли. Сын Савелий родился. Потом дочка Нонна. Я пошел работать на завод Ижмаш. Автоматы Калашникова собирать. Потом там тяжело стало по деньгам. Ушел монтажником окон. Возвращался на завод, опять уходил. Вот сейчас снова окна ставлю.

— Что рассказываете сыну?

—  Сава в кадетском классе имени омоновца Вострикова, погибшего в Чечне за месяц до нас. Сын ходит в берете голубом. Забрал отцовский, парадный, в котором я на дембель пришел. Интересуется тем, как и что было в Чечне. За что папа Орден мужества получил. Но мне кажется, что шестой класс — рано ему такое рассказывать.

— Видели фильм «Прорыв» о подвиге ваше роты?

— Не видел. Мне кажется, невозможно об этом снять так, как всё было.

— Встречаетесь вшестером — последние из 6-й роты?

— Вшестером еще ни разу не встречались. Не получалось. Даже во Пскове, в дивизии. У каждого свои проблемы. Ну, не получалось. Я чаще с Женей Владыкиным общаюсь.

— Из боя вы Романом Христолюбовым вышли?

— Да. Но он в последнее время на контакт не выходит. Если честно, никто не хочет об этом вспоминать.

— 20 лет прошло, для вас полжизни — Аргунское ущелье стирается в памяти?

— Каждый год находится, кому напомнить. Приходят, звонят. Жизнь бежит быстро, время проходит, кажется, что стирается. Но так вот напомнят — и опять тяжело на душе. И нам, и родителям нашим.

— Вашу службу родине достойно оценила родная страна?

— Не знаю. Надо у родителей наших узнавать. Отношение людей к нам делится на две категории. Одни считают героями, а другие спрашивают «что вы там забыли»?

— Слышали в свой адрес «кто вас туда посылал»?

— Да, мне говорили, что «я тебя туда не посылал». На работе, в поселке…

— Бой тот снится?

— Еду на встречу в Москву с близкими тех, кто погиб и кто выжил — и снова начнет сниться. Ни один из нас этого не избежит. Да, возвращаются эти сны. Не только к нам, выжившим из шестой роты. Ко всем, кто там был.

— Третий тост за тех, кто ушел — у вас за шестую роту?

— Нет, за пацанов.

Другой огонь

У гвардии рядового Евгения Владыкина под утро 1 марта закончились патроны. Он был ранен. Заметив людей в белых маскхалатах, пополз к ним. Думал, это наши. Оказалось — боевики. Получив прикладом по голове, отключился. Решили — этот готов, сняли бушлат и берцы. Но он остался жив. А когда вернулся в Удмуртию — стал бороться с огнем

— Дома долго искали работу?

— Устроился сразу в нашем райцентре Балезино. В пожарную часть МЧС. Там и работаю.

— Семейная жизнь сложилась?

— С семьей все хорошо.

— Пожарный — опасное дело.

— Было такое...

— Риск на пожаре не сравнить с тем, что было на высоте 776?

— То, что там было, ни с чем сравнить нельзя. Там была война. Здесь просто работа. Ну да, с огнем.

— Общаетесь с кем то из шестой роты?

— С ребятами из Архангельска, АльметьевскаИжевска. С парнями из Кировска и Питера — нет . Созваниваемся — и не только 1 марта. В 2010-м году пересекались во Пскове. Когда было 10 лет гибели 6 роты.

— В Чечне открыли памятный знак о том бое...

— Нормально к этому отношусь. Но простить тех, кто нас убивал… Вы бы простили?

— Какое отношение к вам чеченцев?

— Были в Чечне — вроде нормальное отношение.

— Если время повернуть вспять, и перед боем вам сказали, что он — ваш последний...

— Не могу ответить на этот вопрос.

— Дома спрашивают, как там было?

— Домашние не спрашивают. Я и сам никому особо не рассказываю.

— Пытались все забыть?

— Хочется забыть. Не получается. И парней не забудешь. Кто там остался…

Последний герой

20 лет назад я приехал в Тверской госпиталь, куда доставили раненного гвардии старшего сержанта Александра Супонинского. Несмотря на строгий пропускной режим, добрался до его палаты, взял телефон матери в далекой Шешминке в Татарстане. Дозвонился и прежде, чем в поселке отключили свет, успел сообщить, что Саша жив — а родители о судьбе сына не знали ничего.

В феврале 2020-го я вновь набрал номер Супонинских. Отец Героя России, Анатолий Александрович, звонку не удивился. Сказал, что у сына все хорошо, растит двоих детей, обещал с ним связаться. Но бывший десантник, который успел послужить и в полиции, и в службе безопасности крупной нефтяной компании, через несколько дней передал, что не хочет ничего вспоминать. Но в Москву собирается — на горький юбилей.

Не знаю, приедут ли на 20-ю годовщину гибели 6 роты Вадим Тимошенко из Питера, Андрей Поршнев из Архангельска и Роман Христолюбов из Кирова.

Но знаю, за что поднимут третий тост в этот день.

Из досье «КП»

Арабские боевики во главе с Хаттабом и чеченские сепаратисты во главе с Басаевым общей численностью до 2500 человек, зажатые в Аргунского ущелья, пытались уйти в сторону Дагестана, были задержаны силами 6 и 4 рот 104 полка ВДВ, общим числом 90 человек. 120-мм орудия десанта за 16 часов выпустили более 1200 снарядов по противнику, поддержка с воздуха оказана не была из-за сложной горной обстановки, наземная — из-за разлива двух рек и плотного огня боевиков (командующий ВДВ Георгий Шпак). Погибли все 13 офицеров-десантников. 22 человека получили звание Героев России (21 посмертно). 68 человек — Ордена мужества (63 посмертно).

2 августа 2000 во Пскове президент Путин признал вину руководства страны за «грубые просчеты, которые приходится оплачивать жизнями русских солдат».

Это надо видеть

29 февраля в 20.00 на сцене ВТБ Арена покажут музыкальный спектакль «Воины духа» о подвиге 6 роты. В масштабной постановке со сложной техникой задействованы звезды российского театра и кино Дмитрий Дюжев, Никита Пресняков, Игорь Жижикин, Игорь Миркурбанов, Теона Дольникова, работают высококлассные каскадеры. Режиссер-постановщик Вячеслав Кулаев напомнил, что на его премьеру 16 лет назад в СК «Олимпийский» пришло 25 тысяч зрителей, приехали герои страшного боя, члены семей погибших бойцов. Ждут их и сейчас.

Игорь Емельянов