Симферопольский «Бендер», или как в Крыму собирают опасные отходы

«Крымские известия», г. Симферополь, Республика Крым

Пожалуй, два последних десятилетия крымские СМИ постоянно напоминают о необходимости вводить раздельный сбор мусора и особое внимание уделять отходам 1—2 групп опасности, к которым, помимо прочего, относятся имеющиеся в каждом доме отработанные ртутьсодержащие лампы, градусники и батарейки. Увы, несмотря на настойчивость и регулярность наших взываний, картина практически не меняется — сдавать опасные отходы некуда, они по-прежнему попадают на полигоны и на века вперёд заражают окружающую природную среду. В надежде, что когда-нибудь «вода камень сточит», вновь обращаемся к этой теме

Робот не успевает спасать мир.

В поисках собирателя

Как-то, собрав небольшой пакет использованных пальчиковых батареек, я отправилась к «роботу», стоящему в самом центре Симферополя, на улице К. Маркса, 4. Уж не знаю, кто сделал такой замечательный во всех отношениях контейнер, но благодаря оригинальности исполнения (копирования одного из главных героев популярного американского сатирического мультсериала «Футурама») о нём, пожалуй, знают все горожане. Однако, подойдя к железному «Бендеру», вынуждена была подхватывать содержимое, которое стало вываливаться, стоило лишь открыть металлическое нутро. Контейнер явно продолжительное время не разгружали. Для принесённых мной батареек уже не было места. К счастью, знакомый подсказал, что их можно сдать продавцу по имени Сергей, торгующему «источниками малого тока» в подземном переходе перед ЦУМом.

От Сергея я и узнала, что в последнее время «потрошат» робота сами же мелкие предприниматели, такие, как он, не равнодушные к судьбе Симферополя и Крыма.

— Все прекрасно понимают, если батарейки попадут на полигон, будут отравлять окружающую среду сотни лет. Люди ищут, куда сдать, часто обращаются ко мне и другим продавцам. Поэтому многие из нас по собственной инициативе ставят у своих ларьков вот такие пластиковые ёмкости (5-литровая бутыль со срезанным верхом. — Авт.), в которые каждый может выбросить использованный опасный товар, — говорит Сергей.

Конечно, он не знает, кто установил робота и кто должен его «вычищать», но, поскольку этим давно никто не занимается, некоторые предприниматели взяли эту заботу на себя. По его словам, «опасный груз» они увозят в гипермаркет «Нова-центр», расположенный на пр. Победы, 245, и оставляют в специальном боксе у центрального входа с правой стороны.

«Других мест я и не знаю. По GPS-навигатору ориентироваться не стоит ни в Симферополе, ни в Севастополе. В обоих городах пытался найти, но по указанным адресам ничего нет», — сообщил Сергей.

В Симферополе есть три официальные точки. Это — наш «Бендер» и ещё боксы на ул. Залесской, 12 (у здания МинЖКХ), и Крымской, 4а (у головного офиса ГУП РК «Крымэкоресурсы»). Но и там сбор никто не ведёт.

Почему так? Ведь есть же ответственный — подведомственное МинЖКХ РК предприятие «Крымэкоресурсы», с 1 января 2019 года выполняющее функции по обращению с твёрдыми коммунальными отходами (ТКО), к которым относятся и ртутные лампы, термометры, батарейки.

Звоню туда — вот сейчас порадуют, что вместо скромных боксов у входа в их конторы уже по всему городу открылись новые специальные пункты приёма. Но в «Крымэкоресурсах» девушка сообщила, что ещё осенью прошлого года у них забрали лицензию на право осуществлять сбор опасных отходов.

«Попробуйте обратиться в МЧС. Кажется, теперь это их обязанность», — слышу в трубке рекомендацию.

Что-то мне подсказывает, что это предположение по меньшей мере странное, но на всякий случай звоню. Там изумляются, однако пытаются предположить, кто же может этим заниматься, и на всякий случай советуют позвонить в Крымское территориальное подразделение «Экоспас», которое свою деятельность позиционирует так: «Эффективное решение задач в области обеспечения экологической, промышленной и пожарной безопасности». Но там изумляются ещё больше. В итоге возвращаюсь в искомую точку — к МинЖКХ, которое согласно постановлению СМ РК от 24.06.2014 года № 150 обязано «организовывать деятельность по сбору (в том числе раздельному), транспортированию, обработке, утилизации, обезвреживанию и захоронению ТКО, в частности, таких опасных отходов, как отработанные ртутьсодержащие лампы, ртутные термометры и источники малого тока (батарейки)». Эту информацию подтверждает и пресс-служба Минэкологии и природных ресурсов РК. Более того, уточняет, что в соответствии с Порядком накопления ТКО, утверждённым постановлением СМРК от 13.11.2017 года № 591, в этой же работе должны принимать самое непосредственное участие и органы местного самоуправления муниципальных районов и городских округов.

Документ за восемь миллионов — в корзину

Ну кто бы сомневался, что в Крыму и Симферополе, в частности, есть уйма ответственных лиц, которыми аж до 2030 года разработана Стратегия социально-экономического развития крымской столицы, пре-дусматривающая всевозможные мероприятия по организации раздельного сбора, переработки и повторного использования отходов или их утилизации. Прочитав перечень поставленных задач, почти прослезилась от умиления — так всё красиво на бумаге изложено. На самом деле ни один пункт по раздельному сбору ТКО не выполнен. Кто-то слышал, что ведётся сбор мусора по 3—4 фракциям и работают системы поощрений и наказаний, стимулирующие народ на раздельный сбор отходов? Я, мои знакомые и коллеги — нет. Более того, была как-то свидетелем, как вложенный в отдельный контейнер пластик был свален сборщиками мусора в большую «ладью», наполовину заполненную иными отходами. А в каких бюджетных организациях собирают и сдают мусор по фракциям, о чём говорится в одном из пунктов стратегии? В столичных школах, например, об этом слыхом не слыхивали.

«А вы знаете о некой «территориальной схеме обращения с ТКО», разработанной МинЖКХ за 8 миллионов рублей? — спрашивает директор АНО «ЖКХ Контроль РК» Анатолий Петров. — Мы, когда услышали на совещании с Общественной палатой Крыма презентацию, ужаснулись непрофессионализму её разработчиков. Было ощущение, что писалась где-то на коленке в коридоре в течение пяти минут. Там всё надо переделывать».

Да, мы присутствовали на этой презентации и своё мнение по этому поводу на страницах нашей газеты высказали («Проект — в мусорную корзину», «КИ», 7.02.2020 г.). Авторы чудо-проекта обещают его доработать, хотя большинство присутствовавших на заседании специалистов солидарно с мнением А. Петрова — надо полностью всё переделывать.

Но нам хочется чётко понимать: кто и как всё-таки должен собирать и утилизировать опасные отходы? Как сделать, чтобы людям было выгодно разделять мусор? И даже тем, кто не задумывается о проблемах экологии, не хотелось бы сбрасывать всё в одну кучу и туда же — использованные лампы и батарейки. Как привлечь инвесторов, готовых не только собирать в Крыму опасный хлам, платить за него деньги, но и тут же перерабатывать и утилизировать?

А. Петров отмечает: пока в товаре не учтена залоговая стоимость, мы не можем заинтересовать людей разделять и сдавать мусор.

«Залоговая стоимость предполагает, что в цену реализации продукта закладывается депозит, который возвращается покупателю, если он сдаёт пустую тару в определённом месте, как, например, это было в СССР или сейчас в некоторых европейских странах. Купил бутылку вина, пустую тару сдал в пункте сбора и получил обратно небольшую сумму, поскольку она была заложена в стоимость товара», — вспоминает директор «ЖКХ Контроль».

Однако покупатель платит не только за содержимое, но и за бутылку, которая тоже имеет стоимость, а значит, её можно продать. К тому же, в утверждённом Совмином РК в 2017 году Порядке сбора ТКО потребителя, то есть нас с вами, называют собственником ТКО, который имеет определённые обязанности, в частности, проводить первичную сортировку отходов. Но если мы — собственники, значит, свои вещи, пусть это и ТКО, имеем право или выбросить, или (внимание!) продать. И об этом праве тоже подробно писали в статье «Платим по умолчанию, или Почему не срабатывает принцип выгоды» (14.08.2019 г.). И пусть сегодня в товарах не предусмотрена залоговая стоимость, всё, что остаётся нами неиспользованным, имеет свою цену. Надо лишь найти покупателя, заинтересованного в этом товаре. Это касается и опасных отходов. Из тех же использованных батареек можно извлечь литий, свинец, никель, железо, кадмий и кобальт. Так почему же игнорируем практичный подход, который предполагает получение полезных элементов, и до сих пор идём по пути бесхозяйственности, позволяем, чтобы такие токсичные, ядовитые вещества как кадмий, литий, марганец, ртуть и различные щёлочи, находящиеся в батарейках, попадали в почву и воду? Почему в Москве в супермаркетах, развлекательных центрах установлены специальные аппараты, в которые дети бросают использованную батарейку, а взамен получают конфету, а у нас раздельный сбор отходов организовать всё никак не могут? Кто-то скажет: Москва — это как другое государство! Но ведь мы, крымчане, тоже любим говорить: дальше Перекопа земли нет! При этом почему-то спокойно смотрим на то, как чиновники тратят миллионы на разработку никчемных схем. Замечу, их журят, дают карт-бланш в виде дополнительного времени и вновь ждут с моря погоды. Что-то мне подсказывает, что месяц, который им выделен, положительного результата не принесёт. Но поживём — увидим.

Долгий путь утилизации

Тем временем я всё-таки ищу бизнесменов, заинтересованных в приобретении опасных отходов в качестве сырья. Долго искать не пришлось. Цепочка от меня, желающей, не навредив природе, избавиться от батареек, до утилизатора хоть и длинная, но всё же есть. В «Новацентре», куда Сергей с друзьями привозит опасный хлам, разговариваю с начальником техотдела Николаем Боднарем, который сообщает приятную новость: оказывается, в каждом магазине этой большой сети ещё с 2013 года установлены боксы специально для сбора использованных батареек.

«Посмотрите, наш контейнер стоит за линией касс, то есть доступен для всех граждан. Сбор осуществляем как экологическую акцию, поскольку понимаем, насколько этот вид товара опасен для окружающей среды. Конечно, если в городе иных пунктов сбора не предусмотрено, люди будут ехать», — говорит Н. Боднарь.

К счастью, гипермаркет имеет 26 паспортов на отходы разных классов опасности: аккумуляторы, автомасла, фильтры и прочее, в том числе батарейки.

«Всё это собирается и лежит в специальном хранилище, а когда наступает лимит накопления, установленный Минэкологией, сдаём в ООО «Агентство «Ртутная безопасность». У нас с ним договор. Когда собираем уже достаточный объём таких отходов, делаем заявку, от агентства приезжает транспорт и увозит. Транспортировку оплачиваем мы. Вывозят не реже одного раза за 11 месяцев», — поясняет мой собеседник.

Теперь уже от директора этого агентства узнаю, что предприятие большое, работает по всей России, есть свои мощности для утилизации определённых видов отходов, в том числе и опасных, например, медицинских, ртутьсодержащих.

«Но мы заключаем договоры только с юрлицами. С населением должен работать региональный оператор (то же предприятие «Крымэкоресурсы», у которого, как отмечалось выше, отобрали лицензию. — Авт.). В экологических акциях участвуем по собственной инициативе в виде благотворительности. Что касается утилизации батареек, у нас нет на это разрешения, и мы их отправляем в Санкт-Петербург — на предприятие «Меркурий». Вернее, из Крыма они уходят на наше головное предприятие, находящееся в Краснодарском крае, а уже оно направляет в Питер», — рассказывает директор ООО «Агентство «Ртутная безопасность» Артём Горбатюк.

Путь неблизкий. Уже начала беспокоиться по поводу того — куда дальше? Ведь, по слухам, в России есть только один завод по утилизации батареек — в Челябинске. Однако, связавшись с главным экологом «Меркурия», с облегчением выдохнула. Вероника Васильева, тот самый эколог, сообщила, что у предприятия есть бессрочная лицензия на переработку продукции 1—2 классов опасности, куда входят и батарейки, и ртутные лампы.

А вот «Ашан», куда теперь тоже можно привозить использованные батарейки, а завтра, возможно, и лампы (кстати, этот сбор также — инициатива самой компании), подписал договор с челябинским ООО «Артер-Эко». Однако это предприятие занимается только транспортировкой, то есть выступает посредником. Но поскольку в этом промышленном городе есть специализированный завод, следовательно, опасные отходы из «Ашана» в конечном итоге утилизируются именно здесь — на заводе «Экологическая практика».

Как видим, оба пути — неблизкие, и транспортные расходы немалые. Однако коммерсанты платят, и не только потому, что за соблюдением экологических правил бдительно следит всевидящее око фискальных органов. Да, одним надо избавляться от опасных отходов, и это дешевле, чем платить баснословные суммы штрафов, однако другие на батарейках и лампах зарабатывают. Так почему бы не сократить путь и не убрать посредников? Тогда бы и процесс утилизации стал дешевле, и жителям не пришлось ломать головы, куда сдать опасные отходы. К тому же люди могли бы за свои аккуратность и бережное отношение к родному краю получать «дивиденды». Но, как замечает А. Петров, камнем преткновения становятся отсутствие «территориальной схемы» и постоянная смена профильных министров, вместе с которыми меняются и правила игры, из-за чего потенциальные инвесторы отказываются вкладывать свои миллиарды в «крымские проекты».

«В Крыму должны появиться три экотехнопарка, в каждом — комплекс заводов, начиная от сортировки, заканчивая утилизацией. Есть бизнесмены, готовые хоть завтра вкладывать деньги. И всё, что нужно сделать, — создать для них условия для успешной реализации проектов, — сообщает А. Петров. — Для этого нашей власти следует напрячься и всё сделать разумно, для начала выделить участки, да такие, чтобы население не возмутилось. Найти несложно — было бы желание, ведь все нормы определены. Но сейчас — сплошные прожекты и только».

Ольга Сафронова