Дело — новая труба

«Липецкая газета», г. Липецк, Липецкая область

Для большинства из нас вода в кране — что-то самой собой разумеющееся. Но такое счастье, увы, не у всех. Что делать, когда утро начинается не с водных процедур, а с забега с ведрами до колонки? Можно ли как-то повлиять на «Липецкоблводоканал» и ускорить строительство водопровода?

Фот: Ольга Белякова

Ответы на эти вопросы нашли жители нескольких липецких сел. Улица Фестивальная появилась в селе Косыревка сравнительно недавно, коттеджи здесь стали возводиться пять-семь лет назад. Затеяв стройку, люди, конечно, были морально готовы к трудностями.

Скинулись и сделали 

Они жили без газа, дороги, воды и стойко сносили спартанские условия. Но терпению пришел конец.

— Ближайшая колонка находится в полутора километрах от моего дома, — рассказал житель улицы Фестивальной Владислав Карягин. — Руками, конечно, воду не ношу, за пять лет приспособился. Езжу на машине с бочкой, в неделю делаю примерно шесть рейсов и запасаю «стратегический ресурс» на всю семью.

Взвесив скромные шансы попасть в региональную программу водоснабжения, Владислав Карягин и его соседи поняли, что ждать своей очереди придется очень долго. А потому решили проложить трубу самостоятельно. Заплатить за нее согласились владельцы пятнадцати домов.

Но протянуть через улицу водопровод длиною в 380 метров — только полдела. Для начала требовалось оплатить проект, геодезические работы, топосъемку.

— На оформление документов и все работы ушло около четырех месяцев, — рассказал Владислав. — Много сил потратили на переговоры с соседями. Люди поначалу не доверяли нам деньги, сомневались, будто мы предлагаем вступить в пресловутый МММ.

Селян можно понять: затраты оказались внушительными — около 400 тысяч рублей. Причем смета могла быть еще больше, если бы не помощь администрации сельского поселения. Ее специалисты нашли технику, которая бесплатно прокопала траншею для прокладки трубы.

Когда нет сил терпеть 

Но не только жители новостроек набирают воду из колонки. Бывает и такое, что «в безводной блокаде» оказываются хозяева домов, ранее подключенные к центральному водоснабжению. Так, к примеру, случилось на улице Элеваторной в селе Хрущевка. Коммуникации здесь настолько обветшали, что люди жили от одного прорыва трубопровода до другого. А в каждом доме держали наготове огромные канистры и бочки, наполненные водой.

Но этим летом нервы жителей улицы Элеваторной сдали, и они решили протянуть новую трубу. Скинулись по девять тысяч рублей с дома и наняли землекопов, которые за четыре дня вручную прорыли траншею.

— Сумма для меня большая, но у нас выбора не было, пришлось даже заплатить за одного пьющего соседа, который отказался внести деньги на «народный» водопровод, — говорит инициатор проекта Любовь Белякина. — Ведь последние две зимы жили как на вулкане, изношенные трубы постоянно давали течь.

По словам Любови Викторовны, гнилая труба находилась на чужом огороде в трудно доступном месте. Из-за того, что экскаваторы к ней даже не могли подъехать, ветхие коммуникации все время латали кусками.

— Мы так устали сидеть без воды, что готовы были заплатить и больше, — говорит ее соседка, многодетная мама Наталья Бочарникова. — Мы даже посчитали наши расходы с учетом покупки трубы. Но, к счастью, трубу водоканал нам предоставил бесплатно.

Нужны единые «правила игры» 

В «Липецкоблводоканале» такой способ решения «водной» проблемы не считают чем-то из ряда вон выходящим, а наоборот, всячески приветствуют инициативу липчан.

— Мы всегда готовы помочь жителям по технологическому присоединению, — говорит гендиректор «Липецкоблводоканала» Антон Симаков. — Активисты улицы, где пока нет воды, могут обратиться к нам и взять общую заявку, выполнить все наши условия и подключиться к ресурсу. Затем у них два варианта — передать трубу на баланс нам или обслуживать ее самостоятельно.

Примечательно, что сегодня в решении проблем водоснабжения участвуют рублем уже не только жители Липецкого района, где уровень благосостояния людей все-таки выше, чем в других муниципалитетах. К примеру, несколько лет назад «народный водопровод» проложили на двух улицах в долгоруковском селе Слепуха. А в наступившем году по пути софинансирования решили пойти лебедянцы.

— Устойчивый тренд на жизнь в пригороде привел к тому, что мы уже не успеваем за строителями, — объясняет Антон Симаков. — Мы прокладываем новые сети, бурим скважины, а ресурса все равно не хватает, как и средств на строительство сетей.

По словам эксперта, кандидата экономических наук, доцента РАНХиГС Светланы Владимировой, принцип софинансирования и инициативного бюджетирования, уже успешно опробованный в благоустройстве территорий будет неминуемо распространяться и на другие сферы. Таковы реалии жизни. Уже многие федеральные и областные программы «заточены» на участие граждан и инициативу снизу.

Да и к «народному» водопроводу люди относятся более рачительно. Попробуй теперь кто-нибудь втихаря сделать врезку в трубу, проложенную на общественные деньги, его сразу поставят на место соседи.

Однако по словам заведующей кафедрой менеджмента ЛГТУ, кандидата экономических наук Екатерины Марковой, пора определить более четкие правила игры для решивших построить «народный» водопровод.

— Почему, к примеру, в одном случае трубу покупают сами жители, а в другом ее предоставляет «Липецк­облводоканал»? — говорит она. — Всегда ли администрация должна выделять экскаватор для прокладки траншеи под коммуникации, или глава поселения может отказать? Сейчас, по-видимому, все зависит от того, кто и с кем смог договориться. Поэтому механизм софинансирования, обязанности сторон должны стать более прозрачными.

К тому же, принцип софинансирования в водоснабжении хорош при прокладке труб на небольшие расстояния. А если речь идет о трубопроводе большого диаметра, строительстве новой скважины, то тут без государственных субсидий не справиться. Помочь могут только новые федеральные программы, за счет которых будут прокладываться коммуникации большой протяженностью.

Одни платят — другие воруют 

В «Липецкоблводоканале» поясняют, что они не поспевает за темпами строительства ИЖС во многом из-за невысокой собираемости платежей. Справиться с воровством воды и с неплатежами, конечно, пытаются. Проводят рейды с судебными приставами, обещают вознаграждение в 1200 рублей за информацию о незаконных врезках. Но пока, по оценкам самого «Липецк­облводоканала», потребители оплачивают только 30 процентов всей поднятой воды. Есть, безусловно, и производственные потери, но они погоды не делают. Население и юридические лица задолжали за воду более 98 миллионов рублей. А это колоссальные средства могли бы пойти на строительство сетей!

В ситуации нехватки ресурсов многие начинают ностальгировать по недавнему прошлому, когда еще не было «Липецкоблводоканала», а существовали разрозненные МУПы, подчинявшиеся районной власти.

— Порядка раньше было больше, — говорит глава поселения, попросивший не называть его фамилию. — Все вопросы, будь то оперативный ремонт или бурение скважины, решались быстро и оперативно, на уровне района. А теперь не понятно, почему один район получил больше, другой меньше. Как объяснить людям, почему кто-то сумел «выбить» новую водонапорную башню, а вы ждете ее годами?

Получилось, что передав на областной уровень полномочия по водоснабжению, муниципалитеты сняли с себя и груз ответственности и за несанкционированные подключения, и за платежную дисциплину.

Впрочем, в «Липецк­обл­водоканале» учли допущенные ошибки и сейчас пытаются найти баланс интересов. Руководство предприятия уже заявило о том, что деньги на строительство новых коммуникаций будут выделяться в том числе и с учетом экономических показателей. Это первая попытка замотивировать глав муниципалитетов и подключить их к решению вопросов водоснабжения.

— Мы переработали всю производственную программу и теперь по каждой деревне можем сказать, сколько потребляется воды, как платит население, — говорит Антон Симаков. — Выделять деньги на новые сети мы будем с учетом многих факторов, среди которых ключевыми станут финансовая дисциплина, собираемость платежей, борьба с незаконными врезками.

В конце года он встретился с руководителями Задонского, Добринского и Добровского районов, главами поселений. Будет ли результат от этого разговора — покажет время.

Анастасия Карташова