Из истории Мстинского Моста

«Приильменская правда», п. Парфино, Новгородская область

1956 год. Начало замены ферм моста.

С древних времён по реке Мсте проходил один из торговых путей «из варяг в греки». Купцы из Балтийского моря проходили по Неве в Ладожское озеро, из него в устье Волхова, потом через озеро Ильмень по реке Мсте до Вышнего Волочка (где и был знаменитый волок) в реку Тверцу, далее волокли челны и барки через хребет к Волге. По Волге вниз до города Царицына (ныне Волгоград), по Чёрному морю до Константинополя. Потом обратный путь. Против течения двигаться помогали бурлаки. Ох и тяжело им было в узких местах рек, на порогах и перекатах. До сих пор на берегах и в воде можно найти якоря от барок весом до ста кг и более.

Согласно летописям по северным городам и весям совершала поездки по воде сама княгиня Ольга (ныне святая). Она была первая женщина на Руси, принявшая христианство. По одной из легенд императрица Екатерина II с князем Потёмкиным тоже путешествовали водным путём до Петербурга. Сказывают, что в дороге заболела её любимая фрейлина, и когда плыли по реке Мсте, она умерла. Похоронить её императрица приказала на высоком песчаном берегу у деревни Бор, в сосновом лесу (там уже тогда было кладбище). Деревня, находившаяся в то время на горе, постепенно спустилась на берег. В 1840 году при кладбище построили часовню во имя Успения Пресвятой Богородицы. Вскоре началось строительство Николаевской железной дороги. Приехали новые вольные люди, стали строить на высоком берегу добротные дома. Дома рубили и вблизи строящейся железной дороги. В 1907 году начали перестройку кладбищенской часовни в церковь. К 1910-му перестроили, облагородили и освятили новый храм в честь Успения Пресвятой Богородицы, который стоит и поныне.

При царе-батюшке на станции Мстинский Мост располагался стекольный завод Рябушинских. Кварцевый песок для производства брали со дна реки, поэтому она была глубокой и чистой. Вода до 80-х годов ХХ столетия была питьевой. В реке водились щуки, сомы, налимы, головли, лещи, хариусы, угри, корюшка и другая сортовая рыба. Пескарей и бабу-рыбу ловили рубахами, завязав рукава и ворот. Налимов, прятавшихся под плахами-топляками, кололи простыми вилами.

От Новгорода до Мстинского Моста ходил двухэтажный теплоход «Красноярец». Мстинский Мост считался речным портом и на карте был помечен якорем. Причал был у омута, это в 800 метрах ниже Паницкого ручья. Смелые мальчишки ныряли с крыши теплохода, чтобы достать со дна горсть песка, но так никто и не достал. Для углубления фарватера по реке проходила землечерпалка.

Работали в посёлке кирпичный завод Нечаева, деревообрабатывающий завод, прозванный в народе «лесопилкой». Лесопилка производила доски, брус, поддоны для кирпича, ящики и стружку для упаковки стекла, лучину (дранку) для кровли и пр. Все станки приводил в действие локомобиль – паровая машина с несколькими маховиками. В топке сжигали отходы производства: щепки, мелкий горбыль и т.д. Локомобиль также крутил однофазный генератор для освещения завода и насос для подачи воды из реки.

После октябрьского переворота 1917 года заводы разграбили, кирпичный и стекольный сровняли с землёй. От лесопилки осталась лишь пилорама с локомобилем, просуществовавшая до середины 1950-х годов, когда построили новую лесопилку, на 500 метров ближе к станции. Там установили пилораму и станок для строгания лучинки на кровлю. Для привода установили трёхфазные электродвигатели, а для привода двигателей – электростанцию с двумя генераторами, рядом – ёмкости на 10-15 тонн солярки. Солярка подавалась к двигателям по трубам, которые всё время подтекали.

В конце 50-х годов между пилорамой и электростанцией, ближе к реке, у склона построили дощатую кузницу, кузнецом в ней работал Анатолий Егорович Михайлов, очень добрый, отзывчивый человек. За такие его качества дали ему прозвище Душа. Он действительно был душой компании. Лесопилка просуществовала до конца 60-х. За это время земля на её территории так пропиталась соляркой, что до конца века там ничего не росло. И только в двухтысячных появились колючки и чертополох. Теперь землю продали под дачи, весь берег застроили.

Раньше лес сплавляли по реке мулём, то есть навалом, а ценные породы – плотами, гонками с бригадами сплавщиков. На реке были запани – узкие плоты в 2-3 бревна через реку от берега до берега, для задержки сплава. По ним мальчишки-храбрецы на спор переходили Мсту.

С вводом в строй станции была проведена железнодорожная ветка по насыпи от станции до Паницкого ручья, от ручья по Набережной до лебёдок, установленных у Хонина дома, нынешних домов 10-12 по Набережной. А напротив дома Богдашовых – в реку и до противоположного берега. По ветке спускали в реку паровозом-кукушкой железнодорожные платформы и заводили на них брёвна без всяких кранов и приспособлений. После погрузки леса платформы лебёдками вытаскивали, подцепляли паровоз и везли назад по линии, как прозвали её местные жители, на 10-й путь (это под переходным мостом).

В середине 1950-х по железной дороге рабочие-ремонтники ездили на так называемых «пионерках». Это почти трёхметровые платформы на двух парах колёс с двигателем от мотоцикла. К «пионерке» прицепляли платформы таких же размеров для рабочих, инструмента и грузов. Скорость такой «пионерки» достигала 60 км/ч. После рабочего дня их оставляли на ночь на обочине пути. Мы, мальчишки, бывало, ставили платформы от «пионерок» на рельсы и катались по запасным путям. Ветка от развилки линии у Хубы и до Набережной шла под уклон. Платформа сильно грохотала, мы кричали от удовольствия и чтобы предупредить пешеходов. Вот так развлекались.

Со времён войны в 17 километрах от Мстинского Моста, недалеко от деревень Дорохово и Увары, был лагерь военнопленных. Там шли лесозаготовки и туда была проложена железнодорожная ветка, а от лагеря к лесосекам – узкоколейки. После войны председателем сельского Совета был Иван Григорьевич Коробов, очень активный уважаемый руководитель, он был без одной ноги. Организовали два колхоза: «Победу» возглавил Александр Иванович Поляков, «Зарю» – Пётр Александрович Васильев. В 60-х годах колхозы объединили под одним названием «Победа» с председателем Поляковым. Инвалид Коробов ушёл на заслуженный отдых, а председателем сельсовета назначили Васильева.
Поляков, живя на Набережной улице, на работу ездил на лошади, летом на дрожках, а зимой на саночках. Рельсы от реки до переходного моста к тому времени сняли, и он ездил по линии. Вся бывшая ветка покрылась толстым слоем гари и шлака, за счёт этого была сухая даже в самую ненастную погоду. Вот только после снятия рельсов и шпал не разровняли граблями эту теперь уже дорогу. Она стала как стиральная доска. А когда бульдозером столкнули с дороги под откос весь шлак, на дороге осталась одна глина, и после даже небольшого дождя по бывшей линии стало не пройти. В настоящее время бывшая линия называется 1-й Набережной улицей, а дорога вдоль берега – 2-й Набережной.

В середине 50-х годов прибыл «Мостопоезд-428» для замены на мосту вековых ферм, срок службы которых истекал. Началось сооружение новых параллельно со старыми. Около моста, за путями, находился домик начальника гарнизона. Чуть поодаль электростанция, дальше склад, а за ним кузница на круче у ручья. В эту кузницу пригласили Анатолия Егоровича Михайлова. Мастер художественной ковки, слесарь-инструментальщик, механизатор широкого профиля, плотник, столяр-краснодеревщик – к нему пригоняли ковать лошадей за 20 километров и более. Он ковал кресты, ограды с орнаментом, даже цветы и инструменты. Рубил дома, изготовлял мебель. Его жена Мария Васильевна была в Бурге закройщицей в швейной мастерской, которая не раз занимала первые места в соцсоревновании. После закрытия мастерской Михайлова стала работать мастером трудового обучения в детском доме в деревне Льзи. Вела там курсы кройки и шитья, в свободное время шила по просьбе знакомых любую одежду, вплоть до праздничной. Слава о ней шла даже за пределами Маловишерского района.

Лев Акимович Богдашов родился в 1907 году. После войны работал в веребьенской больнице, потом на Мстинском Мосту заведовал перевалкой – это был пункт приёма грибов, ягод, овощей и сушёного лыка (ивовой коры). Туда же по железной дороге привозили товары и продукты – с последующей перегрузкой на лошадей и доставкой в магазины. Народ относился к Богдашову с уважением.

В 1960–1980-е годы на станции Мстинский Мост был гарнизон для охраны моста (ещё с царских времён). На углу улиц Революции и Совхозной находился сельсовет – здесь же располагались библиотека и дом быта, в 90-х здание сгорело. Работали четыре магазина: потребкооперации (в том же доме была столовая), ОРСовские (отдел рабочего снабжения) магазины и хозяйственный. Почта, сберкасса, телеграф с междугородным телефоном соседствовали в одном здании. Были парикмахерская и медпункт. В медпункте принимали фельдшер Евгения Ивановна и акушерка Татьяна Фёдоровна Иванова, там же был и аптечный киоск.

Работали общественная баня, детский сад, подстанция, где механиком трудился Иван Тимофеевич Богданов. Рядом с почтой находилась поселковая радиостанция (проводное радио появилось здесь в 50-х годах). Школа- восьмилетка занимала три здания: одно двухэтажное и два одноэтажных. Действовал клуб, им заведовала Зинаида Александровна Салынская, механиком клубного генератора был Иван Адамович Павнин. Он же отвечал за навигацию: следил за изменением русла реки, устанавливал бакены, вехи, проверял правильность створов. Постоянно копался в технике и привлекал нас, ребятишек, к ремонту моторов и механизмов. Нам нравилось бывать у него в мастерской. Сельсовет, двухэтажная школа, клуб и три магазина располагались в помещичьих домах.

Существовала своя пожарная охрана с депо во главе с Фёдором Ивановичем Агеевым. В здании пожарного депо слева размещался хозяйственный магазин, напротив начинался спуск на Набережную улицу, который прозвали Пожарной горой, это была дорога с накатом из брёвен с двусторонним движением. У пожарного депо стоял столб с бронзовым пожарным колоколом, который в 1991 году украли на металлолом (воров, как водится, не нашли).

Директором железнодорожной школы №21 была Мария Фотиевна Лунина. Она преподавала историю и географию. Была убеждённой коммунисткой, строгим педагогом, честнейшим человеком, очень образованной, с широчайшим кругозором знаний. Школьники её боялись и в то же время уважали. Она организовывала экскурсии и туристические походы по родным местам, по местам боевой славы, концерты в клубе. При участии Маловишерского РОВД в школе появилась организация ЮДМ (юных друзей милиции). Лунина была депутатом сельского Совета.

После выхода на пенсию Марии Фотиевны школу возглавила Марина Константиновна Алексеева (Богданова), тоже очень талантливая и образованная, работавшая до этого завучем, активная, честная, заботливая, добродетельная. Педагоги начальных классов Мария Ивановна Иванова и Вера Александровна Дмитриева были как мамы и няньки. Учительница немецкого языка, пения и рисования Лидия Максимовна Шидловская приезжала из Малой Вишеры, запомнилась как человек честный, добрый, отзывчивый, старалась заинтересовать нас, привить любовь к наукам. Учительница ботаники и зоологии Ксения Григорьевна Фролова была очень грамотной, доброй и скромной женщиной. Под руководством этих педагогов школьники получали глубокие, точные знания, которые остались в наших головах на всю жизнь.

В спортзале школы в малом здании были шведская стенка, турник, конь, трамплин для прыжков с переворотом, на спортплощадке около главного здания – турник, трёхметровые канат и два шеста, футбольно-волейбольное поле с беговой дорожкой по периметру. В мастерской имелись слесарные, столярные инструменты и даже токарные станки по дереву (с педальным приводом) и по металлу. На школьном огороде выращивали овощи для питания учеников, которых было около 300. Главное двухэтажное здание школы в 90-х годах сгорело.

Молодёжь с удовольствием занималась спортом. Соревновались на первенство улиц по футболу, волейболу, лапте, зимой катались вокруг запретной зоны моста, по так называемой «окружной». Самое страшное было спускаться под Сурицкую гору: там многие получали травмы, ломали ноги, лыжи... На льду реки играли в хоккей и соревновались в скорости катания на коньках и финках. На Набережной улице, напротив домов Романовых и Ивановых, на поляне организовали футбольное поле, которое по субботам превращалось в танцплощадку. Когда на берегу были танцы, из клуба почти вся молодёжь уходила туда. Танцы продолжались до часу ночи при одной лампочке в 150 ватт от бани Анатолия Фёдоровича и Марии Михайловны Ивановых.

В конце 60-х рядом со старым клубом построили новый просторный дом культуры, а старый пошёл на дрова. ДК был для молодёжи да и стариков местом отдыха и занятий по интересам: кружков было много – музыкальный, шашечный, шахматный, танцевальный, артистический и др.

В середине 70-х в мстинском доме культуры появились два широкоформатных кинопроектора. Это был настоящий праздник, особенно для молодых. Каждый день кинофильмы до десяти вечера, по субботам – танцы до 23-24 часов, по праздникам – концерты, спектакли, цирковые представления (приезжали даже артисты из Новгорода и Ленинграда). Клуб, к сожалению, тоже сгорел. Организовали, было, клуб в бывшем баре, но его работа с лета 2017 года заглохла.
В конце 2010 года прошла административная реформа, сельсоветы укрупнили. Мстинский вошёл в числе ещё нескольких в состав Бургинского. Большая в своё время станция в силу многих причин стала деревней. Как и в других деревнях, работать здесь теперь негде. Из шести пар электричек Малая Вишера – Окуловка остались две. Постоянное население Мстинского Моста сократилось. И только летом народу прибывает солидно, округа оживает активно, как в годы былые.

Алексей Мстинский