Катание на костях: в Воронеже место массового расстрела стало неофициальной «зоной отдыха»

«TV Губерния», г. Воронеж, Воронежская область

Мемориальный комплекс «Песчаный лог» вновь в центре внимания. Общественники бьют в набат: на место квадроциклистов, катающихся там, где 77 лет назад фашисты расстреляли 450 с лишним человек, пришли любители зимних развлечений, вооруженные санками и тюбингами. Ездят прямо по молоденьким деревцам, высаженным в память о погибших. Как достучаться до сознания правнуков людей, переживших войну и оккупацию?

Сломанные деревья, мусор и разрушающиеся склоны. Чуть ли не после каждого визита в Песчаный лог начинает болеть сердце, признается руководитель «Центра экологической политики» Надежда Стороженко. Сюда она приезжает регулярно. Весной по инициативе общественников и их же стараниями в память о расстрелянных тут воронежцах в логу появились молоденькие саженцы. Но любителей кататься по склонам на квадроциклах, а теперь и на санках с тюбингами, это не остановило. Как вылечить людей, страдающих исторической амнезией и передающих эту болезнь своим детям, общественники уже не знают.

Надежда Стороженко, руководитель общественной организации «Центр экологической политики»: — Ныне живущее поколение очень плохо знает историю своих семей. Очень плохо знают историю своих предков, которые погибли в период Великой Отечественной войны. Потому что потери нашего государства были колоссальные! Сейчас идет не только неуважение к памяти погибших: мы полностью перечеркиваем судьбу наших детей, потому что мы не передаем им те знания, которыми располагали предыдущие поколения.

В 1942-м, когда фашисты свезли в Песчаный лог больных и раненых красноармейцев и мирных жителей со всех больниц и госпиталей Воронежа, Любови Копытиной было всего 10 лет. Ей повезло: была в эвакуации, поэтому и выжила. В родной Воронеж вернулась через несколько месяцев после его освобождения. И своими глазами видела, как взрослые раскапывали расстрельные ямы. Чтобы похоронить убитых по-человечески.

Любовь Копытина: — Лежит женщина, ну, может быть, ей 25 лет. У нее на руках ребенок, девочка. Но годика еще нет. Маленькая. А у девочки кукла. И у девочки, вы знаете, руки вот так согнуты все. А мужчина там стоял, я не знаю, кто он. Женщина мужчине задает вопрос: это что, над ней издевались? Ей ломали руки? Что они так согнуты? А он говорит: скорее всего, она не сразу умерла, а предсмертные судороги вот эти ей, наверное, исковеркали эти ручки.

Елена Устинова, краевед: Вполне возможно, что мы с вами тут стоим, отойти на 10 — 20 шагов, и, может быть, эти места скрывают такие страшные находки — лучше бы их никогда не было. Но, возможно, еще будут такие. А возможно, мы об этом никогда не узнаем.

Братская могила расположена на холме, рядом со стелой; другая часть мемориального комплекса, так называемая «расстрельная стена», стоит на том самом месте, где погибли 452 человека. В том числе 35 детей. Импровизированная тюбинговая трасса, судя по следам, проходит буквально в 10 метрах. Вот и получается, что юные воронежцы образца XXI века катаются прямо там, где 77 с половиной лет назад в муках умирали их сверстники.

Сейчас на этих склонах снега практически нет. И, соответственно, желающих прокатиться с горки — тоже. Однако в ближайшее время синоптики прогнозируют обильное выпадение снега. И как раз к субботе, к годовщине освобождения Воронежа, на этих склонах будет белым-бело. Ну, и, соответственно, желающих прокатиться с ветерком, наверняка, будет много.

Запретами и табличками в стиле «Не катайтесь, а то оштрафуем!» проблему не решить, понимают общественники. Нужен кардинальный сдвиг в сознании: и у развлекающихся тут детей, и у их родителей, которые не видят в этом ничего плохого.