Незваные гости Агафьи Лыковой

«Красноярский рабочий», г. Красноярск, Красноярский край

...Когда за очередным поворотом показалась гора, у подножья которой, по рассказам очевидцев, обосновалась Агафья Лыкова, радости нашей не было предела

Послушница Надежда далеко не сразу стала разговорчивой. Фото: Валерий Бодряшкин / Красноярский рабочий

До горы, казалось, можно было дотянуться рукой, но шли минуты, солнце все быстрее уходило за очередную вершину, и нам пришлось останавливаться на ночлег. Тем более что нужно было срочно сушить и одежду, и палатку, и спальники.

Как потом выяснилось, временный лагерь мы разбили всего в пяти километрах от поселения Агафьи. Эти пять километров впоследствии дорого нам обошлись, поскольку полностью нарушился график, и мы были вынуждены общаться с отшельницей неполный день: третьего августа к вечеру нас, по договоренности, ждал Михаил.

Утром второго августа мы не шли — летели. В половине десятого утра заметили дым на каменистой косе, а затем — сразу два палаточных лагеря. Вот вам и глушь! Сразу вспомнилось предостережение Игоря Павловича Назарова, который опасался, что мы занесём какую-нибудь инфекцию. Если инфекцию и занесли, то явно до нас.

Туристы были из Новокузнецка, залетели они на вертолёте. Вместе с собой привезли англичан и переводчиц, забыв, правда, в Таштаголе один из катамаранов, и теперь ломали голову, как сплавить иностранцев до Тёплого ключа, где их будет ждать вертолёт.

Новокузнечане и рассказали нам, что жилище Агафьи находится метрах в пятистах от их бивака. Более того, минувшим вечером отшельница ломала рядом ветки для коз, подходила и к ним, просила напилить дров. Правда, сами туристы к ней не спешили — не для того, мол, прилетели.

У нас же был другой интерес. А потому, не теряя времени, мы по хорошо натоптанной тропе двинулись вверх по Еринату, который в этом месте впадает в Большой Абакан.

Первой приметой жилья стала бочка с бензином, стоявшая между деревьев. Следом увидели лабаз, в котором, видно, Агафья Лыкова хранит зимой припасы от зверя, рядом громоздились какие-то скамеечки, доски, мешки.

И лишь потом взору открылось все становище отшельников: два небольших домика на берегу ручья и три — буквально над ними, на высоком месте. И хотя мы знали, что Агафья дома, честное слово, сердце билось тревожно: а вдруг всё же она ушла в тайгу по своим делам?

Скрипнула дверь у домика на берегу, и на пороге показался одноногий бородатый человек — точь-в-точь капитан пиратов Сильвер из книги «Остров сокровищ». Из рассказов мы знали, что это Ерофей Сазонтьевич Седов.

Без малого сорок лет проработал он в геологоразведке, бурил скважины на соседнем Волховском железорудном месторождении, заболел, потерял после операции ногу и веру в людей: пока болел, жена продала дом и забыла мужа-инвалида. Потому и подался к Агафье, поскольку хорошо знал не только её, но и всю историю этой по-своему несчастной семьи.

Представились другу другу. Услышав про «Красноярский рабочий», Ерофей Сазонтьевич улыбнулся:

— Как же, как же, знаю такую газету. Я ее лет шесть выписывал, когда жил в Абазе. Даже материалы многие помню. А сейчас «Красноярский рабочий» наверняка мой брат читает, он в Красноярске проживает до сих пор.Послушница Надежда.

В это время с бугорка к реке спустилась женщина в скромном темном одеянии.

— Это Надежда, послушница Агафьи, — пояснил Ерофей. — Сама из Москвы, с высшим образованием, а здесь живёт почитай четыре года без выезда.

Помолившись и даже не взглянув на нас, послушница также серой тенью ускользнула. Честно сказать, прослышав о суровых нравах старообрядцев, мы оказались в недоумении: или самим подниматься в гости к Агафье, или терпеливо ждать её появления?

В конце концов решили в очередной раз просушить вещи и пообедать, благо Ерофей показал место, где можно трапезничать всем, кто приходит проведать эту обитель. Но едва мы стали распаковывать рюкзаки, как с бугорка стала спускаться ещё одна женщина в таком же скромном, как и у Надежды, одеянии.

Много раз видев Агафью на фотографиях и по телевидению, мы сразу узнали отшельницу. Да, это была именно она, 58-летняя Агафья Карповна, последняя из рода Лыковых. Она безбоязненно подошла к нам.

— Как же вы далеко забрались, Агафья Карповна, — начали мы разговор. — Почти неделю до вас добираемся. Сегодня вот только пешком пришли.

— Да ну, це то долго... — махнула она рукой.

— Мы из Красноярска. Знаете такой город?

— Знам. Город-то старинный.

Так и завязался у нас разговор, довольно долгий и на удивление откровенный.

Виктор Решетень, Владимир Павловский