Журналистский исход

«Бурятия», г. Улан-Удэ, Республика Бурятия

На прошлой неделе увидел в Фейсбуке информацию о том, что, видимо, теперь уже бывший журна­лист Дмитрий Родионов ведет вра­чебную практику как психолог. До него ушел из журналистики Тимур Бадмаев, много лет возглавлявший «Информ полис» в качестве редак­тора.

Журналисты 90-х и «нулевых» на одной из профессиональных тусовок

Он также вернулся к своей первой профессии и работает врачом во Вьет­наме. Уехала в Москву и успешно ра­ботает в фармацевтической компании Туяна Цыренжапова, бывшая ведущая криминальной хроники в «Молодёж­ке» и «ИП». Андрей Бурмакин давно уже на мировом рынке коммерческой фотографии, а Тимур Дугаржапов стал замдиректора Национального музея.

Этот исход нельзя не заметить, и это следствие кризиса газет и ТВ. Паде­ния быстрого, неожиданного и очень болезненного после стремительно­го взлета. Все это прошло на наших глазах, и есть повод окинуть взором пройденный путь.

Бурятские СМИ сумели быстро мо­дернизироваться, поскольку не тре­бовали больших капиталовложений, а разного уровня избирательные кам­пании дали журналистам возможность освоить новую профессию политтехно­логов. СМИ стали не только бизнесом, но и мощным орудием политической и экономической борьбы — республика превратилась в поле масштабных информационных войн.

Из наиболее долгих и острых кон­фликтов в памяти остались битвы между Бурятэнерго и мэрией Улан- Удэ, между собственниками магазина «Юбилейный» и война за нефрит. Как правило, информационное сопровождение дополняло судебные разби­рательства, а в случае с нефритом и силовые действия, в том числе крими­нальный передел.

Для СМИ подобные войны были зо­лотым Клондайком, поскольку противоборствующие стороны не скупились, а в ситуации с нефритом были впервые масштабно задействованы команды «троллей». К сожалению, ныне рынок информационных войн в области биз­неса и политики почти сдулся. Сказа­лись изменения в законодательстве, политике и экономике.

Тем не менее, влияние СМИ росло, росли и ряды журналистов, что ста­ло показателем бурного развития от­расли. Но теперь это были не только газеты, радио и ТВ, но и журналы, ин­тернет-издания и блогосфера. А в по­следние годы стремительно набрали популярность социальные сети и теле­грамм-каналы.

Похоже, их возросшая конкурен­ция с традиционными СМИ и стала главной причиной тотального исхода журналистов волны 90-х из профес­сии.

Впрочем, местные газеты и ТВ оста­ются на плаву. Сохраняет инерцию и рекламный рынок, интернет-реклама хоть и растет, но растет постепенно. К тому же газеты и ТВ также перестраи­ваются. Они давно обзавелись своими сайтами и активно действуют в соцсе­тях и телеграмм-каналах. Идут по пути, проложенному ведущими мировыми СМИ – Би-би-си и «Нью-Йорк таймс», которые и не думают уходить со сцены.

Да, Дмитрий Баиров своими стри­мами (прямыми трансляциями) с пло­щади Советов, а теперь и с Красной площади перевернул с ног на голову все представления о профессии. Но надолго ли его хватит? У него есть на­пор, смелость и нюх, но нужны умение говорить, писать и анализировать. И главное, это не разовые акции, а посто­янство.

В этом плане более системный под­ход демонстрирует Виктор Золотарёв. Он — настоящий профи, за его плечами годы работы в «Молодёжке» и «Номе­ре один», удачный проект — «Байкал дейли». И вот теперь «Золотарёв ТВ» представил «Гребаные времена». Пер­вые выпуски выглядят многообещающими…

В соцсетях наиболее эффективно работает, на мой взгляд, Лариса Ирин­цеева. Она сумела конвертировать телевизионную популярность в успех в Инстаграме и Фейсбуке, сосредото­чившись на индустрии красоты. Такая женская специализация, профессио­нализм и обаяние стали основой ее творческого и коммерческого успеха на этом поприще.

С удовольствием наблюдаю за ее с певицей Мэдэгмой Доржиевой своеобразным аналогом легендарной «войны бюстов». Соперничеством между Джиной Лоллобриджидой и Софи Ло­рен, когда публика не могла опреде­литься, какая из пышногрудых актрис красивее и талантливее. Так и в бурят­ском сегменте, кто красивее из двух бурятских красоток – Мэдэгма или Ла­риса?