Арс-Пресс

АЛИПОВА Светлана Анатольевна

БАГРОВ Роман Александрович

БАЛАКИРЕВА Наталья Юрьевна

БАЛДИЦЫН Василий Вячеславович

БАТЫРШИН Дамир Рафаилович

БЕЛОУСОВ Вячеслав Васильевич

БАШКИРОВА Мария Анатольевна

БОГОМОЛОВ Станислав Евгеньевич

БОНДАРЕНКО Наталья Кимовна

БУРАКОВА Наталья Михайловна

ВАСИЛЬЕВА Наталья Васильевна

ВАСИЛЬЕВ Владимир Львович

ВОХМИНА Лариса Николаевна

ГЕРАСИМОВ Алексей Ильич

ГИМЕЛЬШТЕЙН Александр Владимирович

ГОЛЬДБЕРГ Рафаэль Соломонович

ДУБИНСКАЯ Софья Борисовна

ДЮДИНА Татьяна Ивановна

ЕВДОКИМОВА Татьяна Васильевна

ЕФРЕМОВ Дмитрий Александрович

ЕФРЕМОВ Игорь Олегович

ЗАЙЦЕВА Галина Александровна

ЗАКИРОВ Марс Фаритович

ЗВЕРЕВА Стелла Борисовна

ЗЕЛИНЬСКА Наталья Алексеевна

ЗНАМЕНСКАЯ Наталия Анатольевна

ИВАНОВА Людмила Сергеевна

ИГНАТОВ Петр Иванович

ИГНАТОВА Наталья Николаевна

ИЛЬЮШЕНКОВА Наталья Евгеньевна

ИШМУХАМЕТОВА Галина Газимовна

КАЗАКОВА Ольга Николаевна

КАМИНСКАЯ Елизавета Юрьевна

КАПИТАНСКАЯ Галина Валерьевна

КАСАЕВ Алан Черменович

КАЧИН Валерий Александрович

КАШТАНОВ Олег Александрович

КОВАЛЕВА Лидия Юрьевна

КОЛЫВАНОВА Наталия Витальевна

КОРЧИГАНОВ Олег Владимирович

КОЩЕЕВ Лев Леонидович

КУЗОВА Ирина Юрьевна

КУЗЬМИНСКАЯ Надежда Александровна

ЛАЗАРЕВ Алексей Генрихович

ЛАМЕЙКИН Виктор Александрович

ЛАТЫШЕВ Александр Николаевич

ЛЕЗВИНА Валентина Александровна

ЛОБЫЗОВА Ольга Григорьевна

ЛОМТЕВ Александр Алексеевич

ЛОШКИН Сергей Леонардович

МАЙОРОВА Марина Владимировна

МАКАРОВ Ярослав Юрьевич

МАМХЯГОВА Людмила Ивановна

МАНЮК Анна Анатольевна

МЕРЛЯН Павел Степанович

МЕЛЬНИКОВА Людмила Николаевна

МИКРЮКОВА Татьяна Ивановна

МИХАЛЬЧЕНКОВА Наталья Ивановна

НЕЧАЕВ Алексей Николаевич

ОДИНАЕВА Гулчехра Хабибулаевна

ПАВЛОВА Елена Владимировна

ПАВЛОВСКИЙ Владимир Евгеньевич

ПИРОГОВА Людмила Ивановна

ПЛАХИН Игорь Юрьевич

ПОЛЯНИН Дмитрий Павлович

ПОТЯЕВ Александр Викторович

РАСТОРГУЕВ Юрий Александрович

РЕШЕТЕНЬ Виктор Владимирович

РОМАШИН Роман Викторович

РУДЕНКО Виктор Григорьевич

СЕВОСТЬЯНОВА Белла Анатольевна

СЕППЕРОВ Миназим Мевлетович

СКОРБЕНКО Александр Николаевич

СКРИПАЛЬ Сергей Владимирович

СМИРНОВ Василий Васильевич

СТАРИКОВА Оксана Анатольевна

СТАРИЦЫН Алексей Анатольевич

СТОЛПОВСКАЯ Наталья Сергеевна

СУЛТАНОВА Зульфия Набиевна

СЫСОЕВ Александр Алексеевич

ТЕРЕБУНОВА Александра Ивановна

ТОДОРЕНКО Ирина Владимировна

ТЮРИН Олег Игоревич

ФЕДОСЕЕВА Галина Филипповна

ЧЕКАЛОВА Любовь Леонидовна

ЧУДИНА Ольга Николаевна

ХАРИТОНОВА (БАРАНОВА) Татьяна Михайловна

ХАЮТ Леонид Александрович

ХРИСТОФОРОВА Мария Николаевна

ШЕВЦОВ Олег Леонидович

ШЕВЧЕНКО Надежда Игоревна

ШИРЯЕВ Сергей Валериевич

ШРЕЙТЕР Наталья Владимировна

ЮДИНА Елена Геннадиевна

ЮЖАНСКАЯ Вера Николаевна

ЯКИМОВ Сергей Сергеевич

ЯКУПОВА Венера Абдулловна

18.11.2018, 23:40

КИТАЙСКИЙ ДНЕВНИК

Василий СМИРНОВ, главный редактор газеты «Вятский край»

Китай залечивает раны - землетрясения и многочисленные наводнения повлекли за собой огромные человеческие жертвы, и я уже думал: а уместно ли в такие дни писать про свои впечатления о поездке в эту страну - ведь она состоялась, хоть и незадолго до трагедии, но в тот момент, когда беды еще ничто не предвещало. А потом рассудил: Китай - страна сильных, мужественных людей, и как бы ни были тяжелы утраты, жители Поднебесной справятся с их последствиями. Признаться, столько оптимизма, уверенности, надежды, которые я встречал в глазах китайцев, не приходилось видеть давно.

1. Билет в Поднебесную

В Китай я прилетел второй раз в жизни. Первое знакомство с этой страной состоялось ровно год назад, в июне 2007-го, когда в составе небольшой, из пяти человек, делегации российских журналистов был приглашен в Пекин по случаю Года Китая в России. После той недельной поездки я написал путевые заметки - они публиковались в нескольких номерах «ВК» в начале августа.
А спустя три месяца после публикации узнаю: мой «Китайский дневник» признан одним из лучших материалов о Поднебесной, опубликованных в российской прессе в 2007 году. Китайско-российское жюри, состоявшее из сотрудников посольства КНР в Москве, представителей Всекитайской газетной ассоциации и Альянса руководителей региональных СМИ России, присудило ему первое место в одной из номинаций международного конкурса.
Когда в московском офисе РИА «Новости» мне вручали нефритовую вазу и красный, обшитый бархатом диплом победителя, один из представителей китайского посольства заметил:- Вы же предусмотрительно написали в материале, что из-за нехватки времени не удалось побывать в Пекинской опере. Теперь у Вас будет шанс наверстать упущенное - победителей мы скоро обязательно пригласим в Китай еще раз!
Я и впрямь ссылался в публикации на китайскую поговорку, которая категорично утверждает: ты не имеешь права считать, что был в Китае, если, во-первых, не поднялся на Великую Китайскую стену; во-вторых, не отведал пекинской утки и, наконец, не посетил Пекинскую оперу. В той поездке программу мы выполнили не полностью: покорили (кто сколько мог) Стену, отведали пару раз утку по-пекински, а на оперу уже не оставалось времени - хозяева отправили нас созерцать красавец Шанхай.

2. И Пекин, и нет

Пекин живет предстоящей Олимпиадой. И это ощущаешь во всем: в огромных рекламных щитах вдоль дорог, в оживленной суете сувенирных лавок с олимпийской символикой, в масштабном строительстве городских кварталов и благоустройстве улиц до неузнаваемости похорошевшей столицы. Китайцы спешат - до открытия Олимпийских игр рукой подать.
Время начала Игр выбрано не случайно: число восемь в Китае - самое счастливое, оно символизирует удачу и благополучие. Именно поэтому церемония их открытия состоится в 8 часов вечера 8 августа 2008 года на только что выстроенном национальном стадионе «Птичье гнездо».
Едва ступив на китайскую землю после восьмичасового перелета, обратил внимание, как много всего изменилось за год. Поначалу даже возникло ощущение, что мы приземлились в другом, незнакомом, аэропорту. Оказалось, в том же самом. Только китайцы пустили в эксплуатацию новый терминал - сооружение, напоминающее застывшего на земле гигантского дракона с торчащими на загривке шипами-окнами. Как оказалось, он разлегся на миллионе квадратных метров. Чтобы получить багаж, нам (в Китай мы прилетели втроем - кроме меня, были приглашены еще двое победителей конкурса - Владимир Павловский из Красноярска и Валерий Островский из Питера) пришлось сесть в вагончик миниатюрного поезда на магнитной подушке и проехать пару остановок.
Как рассказали встречающие нас китайские коллеги, новый терминал не имеет аналогов в мире, хотя на полную мощность выйдет лишь в 2015 году. Благодаря терминалу аэропорт сможет ежегодно принимать до 60 миллионов пассажиров. В нем смонтирована уникальная сверхскоростная система транспортировки багажа: чемоданы под пристальным оком телекамер передвигаются по ленте транспортера со скоростью полкилометра в минуту, а пассажиры получают багаж уже через 5 - 8 минут после того, как покинули борт самолета. Проектная стоимость такой системы - около 250 млн. американских долларов.Рядом с аэропортом ждет своего открытия еще одна новостройка - станция новой ветки метро: 18 минут - и ты в самом центре Пекина.
Всего к Олимпиаде будут пущены 13 новых линий метро (кстати, сейчас в столице КНР только четыре пассажирские ветки).И еще. На городских улицах проходят обкатку новые, разработанные специально к Играм 25-метровые автобусы. Самые длинные в мире. Они способы вместить до 300 пассажиров. Невероятно, но факт: автобусы отличаются маневренностью и прекрасно вписываются во все столичные повороты.Сами китайцы, однако, не согласны с утверждением, что все перемены в городе проходят исключительно из-за Олимпиады. Пекин, мол, всегда динамично развивается и меняется, норовя угнаться за временем.
Здесь, кстати, с удовольствием вспоминают историю про то, как еще в прошлом веке город навестил один немецкий композитор, когда-то работавший в китайской столице.
- С ума сойти! - произнес он, когда к нему вернулся дар речи. - Ты возвращаешься через два года, а Пекина нет. Исчез. На его месте стоит новый город. И снова называется Пекин!
Не удивительно, что в одной из памяток туристам дается совет: приобретая карту китайской столицы, следует обязательно проверять год (а еще лучше - месяц) ее выпуска: город перестраивают так стремительно, что карты с изменениями и дополнениями переиздаются несколько раз в год.
Вот с этим чувством - открытия для себя нового Китая - прошла и наша недельная поездка в Поднебесную. В ней было все - общение с коллегами в редакциях провинциальных газет, путешествие в чудовищно красивый город Ханджоу, окруженный сотнями сказочных озер, очередное восхождение на Великую Китайскую стену, посещение Национального олимпийского комитета, императорского дворца Гугун и (как же без нее?!) Пекинской оперы.

3. Попробуйте еще раз!
Ох уж эти китайские имена и фамилии! В прошлый раз наша переводчица сказала: ?Зовите меня просто Оля - вам все равно не запомнить, как меня зовут по-китайски...? Так и звали. Было очень удобно и, как сейчас говорят, прикольно: типичная китаяночка, и на тебе! - Оля...Теперь номер не прошел. У переводчика Чэнь Чжи Синя так и не удалось узнать его «короткое» имя. «Короткого», как выяснилось, нет - называть можно только полностью (фамилия плюс имя), и никаких вариантов. У китайцев, кстати, во всех документах, включая визитки, и в обращении фамилия всегда идет раньше имени. Считается, что в визитке гораздо важнее перечислить все свои должности и звания, нежели выделять имя. Друг к другу китайцы обращаются тоже, как правило, по фамилии, а по имени могут обращаться только близкие родственники или хорошие друзья.
Не так давно прочитал в Интернете о забавном случае. Будто бы в Китае молодые родители решили назвать своего первенца именем электронной «собачки» - @. Но не тут-то было - зарегистрировать ребенка под экстравагантным именем не удалось. Хотя подоплека поступка молодоженов понятна - попытка уйти от шаблона (оказывается, почти 300 миллионов китайцев носят имена Ли, Ван или Чжан). Более 100 миллионов жителей Поднебесной носят фамилию Ли. Почти столько же - Ванг. (Кстати, с нашей делегацией, как и в прошлый раз, работал один из них - господин Ванг Чуии, представитель Всекитайской газетной ассоциации).
Помните, когда-то в молодой республике Советов детям давали имена, производные от исторических личностей и конкретных событий? Вилен - от Владимира Ильича Ленина, Мэлор - от Маркса, Энгельса, Ленина и Октябрьской революции!
Так вот в Китае имена тоже выражают, как правило, вполне определенный смысл. Многие означают конкретные характеристики или явления. Например, «умный и изумительно пахнущий», «счастливый и неунывающий». Или «утренний кашель» и «пасмурный день».
Выбор имени в КНР считается очень серьезным делом (от него зачастую зависит не только успех или неудача в жизни, но и вся судьба). Настолько серьезным, что в стране созданы агентства, которые помогают родителям не ошибиться.
Говорят, китайцы приходят в отчаяние, когда в семье рождается девочка (ждут, как и у нас, чаще всего мальчиков). Опечаленные родители нередко дают девочкам имена Чжао ди или Лай ди, что означает «помаши маленькому братику» и «братишка, приходи». Все-таки закон «одна семья - один ребенок» распространяется в без пяти минут полуторамиллиардном государстве в основном лишь на коренную национальность - хань, а представители всех остальных народов Китая могут заводить и двоих, и троих детей. А семейные пары малых народностей и вовсе никто не ограничивает - рожайте сколько хотите. К тому же в сельской местности действует послабление: если первый ребенок - девочка, через четыре года разрешается ?попробовать еще разок?.

4. Здесь вам не равнина...

Второй раз подниматься на Великую Китайскую стену оказалось и легче, и труднее. Легче - потому что дорожка-то протоптана и уже можешь рассчитать силы, прикинув, на какой высоте пора сказать себе “стоп”.Труднее - потому что восхождение утратило некую тайну (“А что там, за следующим пролетом ступенек, за очередной смотровой башней?”). Да и эмоций уже меньше - они ведь тоже помогали ногам нести тебя к вершинам горных хребтов.Но, поднявшись по Стене на высоту птичьего полета, как и в первый раз, неизбежно ощущаешь дух необузданной свободы и непонятно откуда взявшееся желание задержаться на вершине как можно дольше. Вершина - это, конечно, сказано условно, потому что вершины как таковой на Стене нет: башня вырастает за башней, ступенька следует за другой, а конца-края гигантской лестнице не видно - петляя в горах, она убегает куда-то в небо. И вряд ли кто может сказать: я прошел ее от начала до конца.

5. Чай пьешь - силу берешь!

Чай в Китае - отдельная тема разговора, своего рода бренд страны, как в Шри-Ланке, например, или, если хотите, национальный напиток. Его предлагают гостям всегда и всюду, с него начинаются приемы, встречи и деловые переговоры. Чаепитие с древних времен здесь является и ритуалом, и культурным обычаем, и естественной человеческой страстью одновременно. Встретив нашу небольшую делегацию, хозяева уже в аэропорту предложили выпить по чашке чая. Пока уточнялись какие-то технические вопросы, связанные с программой нашего пребывания, симпатичные официантки небольшого кафе - одного из многочисленных в терминале - накрыли столик, выяснив предварительно у каждого, какой чай он предпочитает. Китайцы, как выяснилось, пьют в основном зеленый (люй ча) - он отлично взбадривает и, по устоявшемуся мнению, обладает целебными уникальными свойствами. Подсчитано, что один только Пекин за год потребляет 12 тысяч тонн чая - по килограмму на душу населения. Продается он, как правило, вразвес. “Пробуя вкус настоящего чая, вы пробуете вкус самой жизни!” - говорят в Китае.
Чай различают по сортам, месту выращивания, почвам, времени сбора, способам обработки и приготовления. В некоторых ресторанах, рассказывают, есть даже отдельные меню по чаю, а его стоимость, случается, превышает стоимость всей трапезы. Кстати, и в магазинах чай недешев (несмотря на то, что товар очень ходовой и продается повсюду): цена отдельных видов доходит до 100 долларов за небольшую, в 50 граммов, упаковку. Перед заваркой воду для зеленого чая охлаждают до 80 градусов. Заваривают прямо в стакане или банке, прикрыв крышкой. Потом дают слегка отстояться, и кипяток сливают. Распаренные чайные листья снова заливают горячей водой. Пара-тройка минут - можно пить. Сделаешь несколько глотков - нужно еще раз подлить горячего кипятка. Считают, что чай от этого становится нежнее. Подливают кипяток затем еще раз 5 - 6 - до тех пор, пока чай окончательно не отдаст воде вкус, а пространству - аромат.
- Не вздумай добавлять в чай сахар или молоко! - назидательно советовал накануне первой поездки в Поднебесную московский коллега, несколько лет проработавший в Китае. - Аборигены это не поймут и однозначно расценят твой поступок как оскорбление чая. Представь, в России какой-нибудь чудак водку молоком разбавлять начнет. Что о нем окружающие подумают? Идиот, мол, и только! Так и тут. Продукт должен быть натуральным, без примесей. За обедом китайцы чай подают прежде других блюд - перед едой важно промыть горло. И пьют его на протяжении всего застолья, чередуя с разговорами, тостами и напитками покрепче, не забывая при этом подливать в остывающий стакан кипяток.
Близ города Ханчжоу, к западу от местной достопримечательности - озера Сиху, нас вывезли на чаеводческую базу, где производят один из самых популярнейших сортов зеленого чая - лунцзин (“колодец дракона”), по вкусу напоминающий оливки. Достоинством этого сорта, прежде всего, является то, что он, говоря научным языком, не ферментирован, т.е. в процессе обработки не поддавался биохимическому воздействию, вызывающему брожение. Сорванные с куста листья лунцзина сутки вылеживаются на бамбуковых циновках, а потом обжариваются в железных котлах при высокой температуре (чтобы устранить горечь). Затем сушат - и можно заваривать.
Угостив чаем последнего сбора, 30-летний хозяин базы по нашей просьбе организовал экскурсию непосредственно на плантацию, предупредив, правда, что для чайного листа “сейчас не сезон” и большого урожая мы не увидим. А нам... Нам просто посмотреть...Плантация издали напоминает взлохмаченное лоскутное одеяло, которым прикрыли нижнюю часть склонов невысоких лесистых гор. Лоскутки отличаются друг от друга не только размером и геометрической формой, но и густотой, насыщенностью красок - у молодого чая листочки светло-зеленые, нежные, а на старых кустах, отживающих свой век, - коричневатый оттенок. Потому и одеяло получается пестрым. Людей на плантации почти нет: повторюсь - “не сезон”, хотя по собственному опыту знаю, что на земле работа есть всегда. Над плотными чайными зарослями в сотне метров от нас виднелись две соломенные шляпы, и мы, не раздумывая, направились к ним. Женщины, одной лет 60, другой - не более двадцати (как выяснилось, бабушка и внучка), собирали чайные почки. Смуглые, загорелые, они, завидев гостей, смутились, а когда мы вдобавок расчехлили фотокамеры, - еще больше.
Бабушка поведала, что выращиванием чая занимается всю жизнь и хорошо знает прихоти этой культуры.
- Вот говорят, что чай - поилец, - улыбается она уголками глаз, выступающих из-под широкополой шляпы. - А для нас он, конечно, кормилец.
Сказала и, поправив висящую перед собой корзину, принялась за работу.

6. Не инопланетяне, но...

От многих перед поездкой слышал о странностях в поведении китайцев. Например, о том, что они имеют привычку громко харкать на улице и, сплевывая на землю, тщательно растирать плевок ботинком. О том, что курильщики спокойно дымят в общественных местах и транспорте, стряхивая пепел на пол и бросая под ноги окурки...
Так это или нет - не знаю, не видел. Может, нас возили не по тем городам и улицам или недели оказалось слишком мало, чтобы столкнуться с проявлением чего-то подобного...
А вот утверждение о том, что на нас, европейцев, китайцы нередко смотрят с удивлением, как на инопланетян, и, смеясь, беспардонно показывают пальцами, подтверждалось. Нас откровенно разглядывали, просили сфотографироваться вместе на память. На одной из оживленных улиц Ханчжоу я однажды видел, как китайский папаша с трудом успокаивал рыдающего малыша лет трех-четырех. Оказалось, тому приветливо улыбнулся пожилой иностранец с явно не азиатской внешностью. Рев стоял на весь квартал.
А еще перед поездкой нас предупреждали о том, что надо быть осторожнее с китайской кухней. Кухня, мол, там таит в себе много непредсказуемого. Нередко, узнав о том, из чего приготовлено блюдо, ты вообще можешь потерять аппетит. Пища для нас необычна, непривычна и экзотична - это факт (чего, например, стоят хотя бы рыба, запеченная в сахаре, или колбаски в меде!), но змей мы не пробовали и ее тепленькую кровь не пили.
Кстати, собачатину, кошатину, мышатину и прочие “деликатесы” (типа жареных голубей, воробьев, тараканов, гусениц или скорпионов) хозяева нам также не предлагали. Хотя, разумеется, в меню некоторых ресторанов они были. Маленькая деталь: блюда, которые кажутся нам ужасными, в Китае считаются деликатесными и стоят гораздо дороже, чем обычная говядина или свинина.

7. За тя! За мя!

Знакомые спросили: а что китайцы пьют во время застолий? Кроме чая, разумеется. Мне показалось, то же самое, что и мы, - вино, пиво, водку. Предпочтение, правда, чаще отдается пиву (знатоки китайское пиво хвалят, уверяя, что оно - на уровне лучших мировых марок). Но и напитками покрепче, если есть компания, жители Поднебесной не брезгуют. Трое гостей из России, журналистов, - разве не компания?
За столом меня поразило другое: как произносятся тосты. Это у нас говорятся речи со смыслом (характеристиками и оценками, перечислением заслуг и признанием в любви...), выслушав которые, участники застолья дружно опрокидывают бокалы, подчеркивая значимость сказанного. Китайцы поступают проще. Они находят среди сидящих за столом одного партнера для глотка и предлагают тому выпить. Выпивают вдвоем. Стоя. Участие других лиц в этом маленьком “междусобойчике” не только не приветствуется, но и не допускается. И так - по кругу: я предлагаю выпить тебе (“за тебя!”), и ты не имеешь права не поддержать мой порыв (смертельная обида!); ты в свою очередь потом можешь выбрать свою “жертву” - проделываешь с ним такую же процедуру... Выглядит это забавно. И напоминает короткий потешный тост “За тя! За мя!”.

8. На свидание к Мао?
На главной площади Пекина Тяньаньмэнь мы ощутили, с каким трепетным уважением относятся китайцы к своему прошлому, к своей истории. Мы видели сосредоточенные и одухотворенные лица людей, приехавших, по всей видимости, из провинции, несколько часов ожидающих очереди, чтобы попасть в мавзолей Мао Цзэдуна. Того самого Мао Цзэдуна - автора идеи Большого скачка и инициатора Культурной революции, которые привели Китай на грань национальной катастрофы. Но музеи Мао никто не закрывал и памятники ему никто не сносил. Его портреты мы не раз встречали в организациях и учреждениях, в которых проходили наши деловые встречи.
Историю в Поднебесной не переписывают набело. В Китае считают: что было, то было, хорошее ли, плохое ли - это свое, пережитое, частичка истории, и отрицание отдельных ее периодов опасно для нации. Поэтому Мао останется в сердце каждого китайца ровно столько времени, сколько это сердце будет биться. А ошибки? Человек имеет на них право. В Китае считают, что Великий Кормчий на 70 процентов все же был прав и только на 30 - ошибался.
Наше желание пристроиться в хвост очереди в мавзолей Мао переводчик и гид Чэнь Чжи Синь не поддержал: у нас столько времени нет - надо много где еще побывать и многое посмотреть. Так что мавзолей, как когда-то пекинскую оперу, не без сожаления перенесли на следующий визит в Китай.

9. Тысяча островов и одно озеро

В провинции Чжэдзян, в сотне километров от Ханчжоу, нас привезли в живописное местечко на берег горно-лесного озера Цяньдао (Озеро тысячи островов). Нам сказали, что лучше всего на него смотреть сверху, например, с самолета или воздушного шара. Поскольку ни того, ни другого у нас не было, хозяева решили показать чудо-водоем, размером почти в 600 квадратных километров, сначала на макете в местном музее, а потом - на экране стереозала.
Видеофильм, снятый в духе популярного океанографа Жака Кусто местными водолазами, красочно показывал жизнь обитателей Цяньдао. И только глядя на экран, который опускает зрительный зал на 30-метровую глубину, начинаешь понимать другую глубину - трагедии людей, живших здесь 40 и более лет назад - до той поры, когда на реке Синьань возвели плотину.
Тогда под воду ушли два старинных, почти с двухтысячелетней историей, города Чуньань и Суйань. Вместе с ними на дне озерном осталось более трех тысяч деревень и сел, а всех жителей переселили в другую местность. Смотреть на то, как под толщей воды, в руинах жилых домов, хозяйничают гигантские рыбины (местным рыбакам, говорят, попадались экземпляры под 80 кг, а в затопленных квартирах кое-где виднеется покрытая водорослями мебель), прямо скажу, жутковато.
Когда мы утром плыли по озеру, преодолевая упругие волны, на небольшом катере, я вспоминал историю, которую слышал от родителей в далеком детстве, - про подобное море в Ярославской области (они когда-то, оказывается, жили рядом) и об оставленном под водой Рыбинского водохранилища городе Молога. Говорят, что выступающие из моря макушки мологских церквей отчетливо видны в ясную погоду и сегодня. А в родительский день устремляются к этим святым местам сотни лодок - паломники плывут сюда, чтобы помянуть своих близких - их могилы остались под толщей воды. И появляется потом, по рассказам очевидцев, возле храмов колышущееся на волнах разноцветное «саргасово море» из венков и букетов.
Китайцы своих переселенцев (их называют почему-то эмигрантами) чтут - у них есть своя организация, защищающая их права, на побережье мы видели несколько трогающих душу памятников, которые передают весь трагизм ситуации, связанной с затоплением.
Причаливаем к берегу и по канатной подвесной дороге на покачивающихся креслах поднимаемся метров на 150 - 200 - к смотровой площадке Острова трех драконов. Открывается удивительный по красоте вид: в бирюзовой дымке - гряда маленьких островков, похожих не то на стаю летящих внизу зеленых крокодильчиков, не то на бесформенные фрагменты огромного зелено-коричневого пазла.
- Их и правда тысяча? - интересуюсь у Чэнь Чжи Синя.
- Больше. По-моему, тысяча семьдесят восемь, - отвечает переводчик.
Делаем панорамные снимки, а мой друг Владимир Павловский разворачивает знамя газеты «Красноярский рабочий». Он всегда его возит с собой и, уставший, разворачивает, как правило, полотнище на покоренных вершинах, дрейфующих льдинах или кораблях дальнего плавания.
Остров наполнен жизнью. Одна часть его отдана царству всевозможных птиц - попугаям в клетках или на привязи, павлинам, цесаркам, индюкам и курицам, прогуливающимся в вольерах, и стайкам пернатых помельче, прыгающим и перелетающим с ветки на ветку. Ими можно любоваться, их можно кормить - приобретите прямо тут же за два юаня пакетик корма, высыпьте на ладонь с десяток зернышек, и несколько птах моментально приземлятся на вашу вытянутую руку.
Вторую часть острова китайцы отвели рыбам - несколько резервуаров кишмя кишат оранжевыми и красными карпами. Здесь вам тоже продадут пакетик рыбьего корма, и карпы, оттирая конкурентов, будут выпрыгивать из воды, жадно работая жабрами и ртом, чуть ли не до самых ваших ног.
На третью часть острова обычно устремляются влюбленные парочки. Здесь они загадывают желание и, следуя обычаю, прикрепляют к развешанным вдоль дорожек цепям небольшой замочек, символизирующий прочность их будущих семейных уз. Ключ, кстати, принято выбрасывать в озеро, чтоб никому и в голову не пришло разомкнуть замочные створки и нарушить счастливую жизнь.
В глазах пестрит от цветных замков размером с детский кулачок, оставленных здесь не одним поколением влюбленных.
Сколько же судеб соединили они! И неужели все счастливы? Как бы там ни было, но традиции и вера - огромная сила. Вот так у китайцев все. Со смыслом.

10. Про самовар, оперу и кошек
Хозяева предложили посидеть в необычном ресторане - «за самоваром», и мы, желая всерьез постичь богатые китайские традиции по части чаепития, не раздумывая, согласились. Но к чаю самовар, оказывается, никакого отношения не имел. В нем, похожем на наш, тульский, только расписном, клокотал бульон с острыми специями. Нам предстояло, орудуя палочками, опускать в него дольки тонко нарезанной баранины, лук и капустные листья. Через какое-то время нужно было вылавливать их (опять же палочками) в кипящем кратере самовара и, обжигая паром пальцы, выгружать себе на тарелку.
Пока едим, расхваливая наперебой блюдо и предлагая тосты за дружбу, хозяев и предстоящую Олимпиаду, в самоваре варится новая порция мяса и овощей.
Вкусно необычайно! А если еще угадаешь с соусом - вдвойне.
Мы угадали и, в общем-то, нисколько не пожалели, что самовар оказался не «чайным», а «мясным».
* * *
Чаем нас угощали и учили, как правильно его заваривать, в популярном у пекинцев Чайном доме «Лаошэ», названном в честь известного писателя. Чтобы попасть сюда, надо купить билет. Самые удобные и дорогие места - поближе к сцене. Вот тут-то мы и получили некоторое представление о... пекинской опере. Дело в том, что «Лаошэ» - не совсем обычный чайный дом. Нам сказали, что он - «концентрация китайской культуры». Сюда приходят не только для того, чтобы насладиться чаем или попробовать пекинские деликатесы, но и для того, чтобы отдохнуть, поближе познакомиться с традиционной культурой Пекина.
Посетители чайного дома сидят не в мягких креслах, как в настоящей опере, а за столиками, на которых в красивых чашках с крышками по науке заваренный горячий зеленый чай и сушеные фрукты.
Сначала диктор из-за кулис рассказывает публике про тонкости чаепития. А потом на сцене разыгрываются костюмированные мини-спектакли, выступают акробаты, жонглеры, артисты разговорного жанра и театра теней, оперные солисты и т. д.
В программе нашего вечера оперные солисты немножко пели тоже, и это дало право хозяевам сказать: теперь вы побывали и в пекинской опере.
Как же?! Как же?! Конечно.
* * *
Я заметил, что, в отличие от многих других народов, китайцы не очень почитают кошек. Обычно нет-нет да и встретишь где-нибудь, пусть на окраине, симпатичную усатую мордашку. А тут - нет. Не попадались ни при первом, ни при втором посещении страны.
Может, это объясняется тем, что местные власти устанавливают очень большой налог на содержание домашних животных? (Их регистрация в Пекине, например, обходится в 6 тыс. юаней, а ежегодная плата составляет 2 тыс. юаней). Кстати, и среди игрушек и сувениров, выставленных на продажу, гипсовую, деревянную или стеклянную кошачью фигурку найти невозможно. Здесь царство тигров, дракончиков, змей, лягушек и медвежат панда.

11. И напоследок

Уже вернувшись домой, разыскал в одном из книжных магазинов справочник-путеводитель по Китаю. Открыл в надежде прочитать что-нибудь про те сказочные места, где только что побывал. Перелистал всю книгу и, обнаружив про них всего лишь несколько строк, понял, что настоящего Китая я все-таки не видел...

 

Последние новости

17 ноября – день рождения Светланы Геннадьевны СЕНТЯКОВОЙ, экс-главного редактора газеты «Удмуртская правда» (г. Ижевск), члена АРС-ПРЕСС

17.11.2018 00:49 /
На этот раз - о «законе о самозанятых». Тут, кстати, и 100-летие со дня рождения «пионера-героя» Павлика Морозова накануне (14 ноября) случилось. Но почему такая аналогия?


16.11.2018 03:38 /
В 1947 году женщины и девушки составляли примерно 60% «личного состава» шахт.
Имена знаменитых забойщиков, ставших уже легендами, увенчанных многочисленными правительственными наградами, на слуху и сегодня. Но всегда ли было так, что мужчина-шахтер закрывал своей широкой грудью и Родину, и семью, давая на-гора тысячи тонн угля?


16.11.2018 03:33 /
Наступило 14 ноября. Начало торжественного вечера, посвящённого 100-летию Союза журналистов России, было запланировано на 18.00, но уже к пяти часам вечера к Центральному академическому театру Российской Армии начали стекаться гости, среди которых были наши коллеги из самых разных регионов страны, известные политики, общественные деятели, артисты, ветераны и многие-многие другие.

Интерес к событию был немалый - на мероприятие аккредитовалось больше ста журналистов, представляющих как российские, так и зарубежные СМИ.


16.11.2018 03:32 /
«Облгазета» продолжает проект «Вместе» и публикует самые интересные новости муниципалитетов за прошедшую неделю.


Архив новостей





АРС-ПРЕСС О воде земле и небе Текстовые миры Рунета