Арс-Пресс

АЛИПОВА Светлана Анатольевна

БАГРОВ Роман Александрович

БАЛАКИРЕВА Наталья Юрьевна

БАЛДИЦЫН Василий Вячеславович

БАТЫРШИН Дамир Рафаилович

БЕЛОУСОВ Вячеслав Васильевич

БАШКИРОВА Мария Анатольевна

БОГОМОЛОВ Станислав Евгеньевич

БОНДАРЕНКО Наталья Кимовна

БУРАКОВА Наталья Михайловна

ВАСИЛЬЕВА Наталья Васильевна

ВАСИЛЬЕВ Владимир Львович

ВОХМИНА Лариса Николаевна

ГЕРАСИМОВ Алексей Ильич

ГИМЕЛЬШТЕЙН Александр Владимирович

ГОЛЬДБЕРГ Рафаэль Соломонович

ДУБИНСКАЯ Софья Борисовна

ДЮДИНА Татьяна Ивановна

ЕВДОКИМОВА Татьяна Васильевна

ЕФРЕМОВ Дмитрий Александрович

ЕФРЕМОВ Игорь Олегович

ЗАЙЦЕВА Галина Александровна

ЗАКИРОВ Марс Фаритович

ЗВЕРЕВА Стелла Борисовна

ЗЕЛИНЬСКА Наталья Алексеевна

ЗНАМЕНСКАЯ Наталия Анатольевна

ИВАНОВА Людмила Сергеевна

ИГНАТОВ Петр Иванович

ИГНАТОВА Наталья Николаевна

ИЛЬЮШЕНКОВА Наталья Евгеньевна

ИШМУХАМЕТОВА Галина Газимовна

КАЗАКОВА Ольга Николаевна

КАМИНСКАЯ Елизавета Юрьевна

КАПИТАНСКАЯ Галина Валерьевна

КАСАЕВ Алан Черменович

КАЧИН Валерий Александрович

КАШТАНОВ Олег Александрович

КОВАЛЕВА Лидия Юрьевна

КОЛЫВАНОВА Наталия Витальевна

КОРЧИГАНОВ Олег Владимирович

КОЩЕЕВ Лев Леонидович

КУЗОВА Ирина Юрьевна

КУЗЬМИНСКАЯ Надежда Александровна

ЛАЗАРЕВ Алексей Генрихович

ЛАМЕЙКИН Виктор Александрович

ЛАТЫШЕВ Александр Николаевич

ЛЕЗВИНА Валентина Александровна

ЛОБЫЗОВА Ольга Григорьевна

ЛОМТЕВ Александр Алексеевич

ЛОШКИН Сергей Леонардович

МАЙОРОВА Марина Владимировна

МАКАРОВ Ярослав Юрьевич

МАМХЯГОВА Людмила Ивановна

МАНЮК Анна Анатольевна

МЕРЛЯН Павел Степанович

МЕЛЬНИКОВА Людмила Николаевна

МИКРЮКОВА Татьяна Ивановна

МИХАЛЬЧЕНКОВА Наталья Ивановна

НЕЧАЕВ Алексей Николаевич

ОДИНАЕВА Гулчехра Хабибулаевна

ПАВЛОВА Елена Владимировна

ПАВЛОВСКИЙ Владимир Евгеньевич

ПИРОГОВА Людмила Ивановна

ПЛАХИН Игорь Юрьевич

ПОЛЯНИН Дмитрий Павлович

ПОТЯЕВ Александр Викторович

РАСТОРГУЕВ Юрий Александрович

РЕШЕТЕНЬ Виктор Владимирович

РОМАШИН Роман Викторович

РУДЕНКО Виктор Григорьевич

СЕВОСТЬЯНОВА Белла Анатольевна

СЕППЕРОВ Миназим Мевлетович

СКОРБЕНКО Александр Николаевич

СМИРНОВ Василий Васильевич

СТАРИКОВА Оксана Анатольевна

СТАРИЦЫН Алексей Анатольевич

СТОЛПОВСКАЯ Наталья Сергеевна

СУЛТАНОВА Зульфия Набиевна

СЫСОЕВ Александр Алексеевич

ТЕРЕБУНОВА Александра Ивановна

ТОДОРЕНКО Ирина Владимировна

ТЮРИН Олег Игоревич

ФЕДОСЕЕВА Галина Филипповна

ЧЕКАЛОВА Любовь Леонидовна

ЧУДИНА Ольга Николаевна

ХАРИТОНОВА (БАРАНОВА) Татьяна Михайловна

ХАЮТ Леонид Александрович

ХРИСТОФОРОВА Мария Николаевна

ШЕВЦОВ Олег Леонидович

ШЕВЧЕНКО Надежда Игоревна

ШИРЯЕВ Сергей Валериевич

ШРЕЙТЕР Наталья Владимировна

ЮДИНА Елена Геннадиевна

ЮЖАНСКАЯ Вера Николаевна

ЯКИМОВ Сергей Сергеевич

ЯКУПОВА Венера Абдулловна

20.10.2018, 13:14

Владимирец чудом пережил холокост

 Уроженец Риги, а сейчас владимирец, узник концлагеря Саласпилс Есель Лейбович Линс в мае этого года отметит 90-летие. С 17 лет он живет во Владимире. 50 лет жизни отдал ВТЗ. Сейчас Есель Лейбович – член правления регионального отделения Российского союза бывших несовершеннолетних узников концлагерей. В 1941-1943 годах он сполна испытал смертельное дыхание гетто и концлагеря Саласпилс.

15-летним он бежал оттуда. И выжил - единственный из большой еврейской семьи. В войну погибли отец, мать, пятеро братьев и сестра.

- Я родился в Риге в большой семье, где было 8 детей, - рассказывает он. - Гитлеровцы вошли в город 1 июля 1941 года. Рядом с нашим домом был роддом. Немцы ворвались туда и с силой бросали младенцев на пол, жестоко расправлялись с женщинами, пытавшимися спасти детей. В доме престарелых всех прямо в кроватях закололи штыками.

В сентябре 1941 года в Риге стали создавать гетто. Полицаи согнали туда около 30 тысяч человек. Мы тоже там жили всей семьей: мама, папа, братья. 16-летняя сестра сбежала с работ и повесилась. Одного брата немцы расстреляли за то, что тот вступился за девушку и подрался с солдатом.

Два старших брата служили в армии, и один сразу попал в Гороховец, где формировалась латышская стрелковая дивизия РККА. Младший брат бежал из гетто, смог добраться до России, узнал про эту дивизию (ему было 17 лет) и тоже добился, чтобы попасть в нее. Оба брата служили вместе, а потом оба пропали без вести.

Когда мы были в гетто, немцы вывозили людей в Румбульский лес и расстреливали. В один из вечеров мама сказала: «Сегодня иди ночуй к приятелю». Тот жил через дорогу. Там можно было спрятаться на чердаке. Я у него переночевал, а утром услышал выстрелы. Двор был на восемь домов. Из них выгоняли людей. И я увидел свою маму - она шла красивая, стройная - ей было 42 года. Одному братишке было около двух лет, второму семь. Их построили в колонну и погнали в лес. И затем расстреляли...

Отца арестовали и расстреляли раньше. Он работал в ЦК компартии Латвии. Несколько раз его сажали в тюрьму еще до 1940 года, когда в Латвии компартия была под запретом. Но семья была большая, и его то забирали, то выпускали. 2 июля 1941 года немцы отправили отца в тюрьму, а потом расстреляли в Бикерниекском лесу.

8 декабря 1941 года немцы добрались и до меня. Нашу колонну охранял бывший друг нашей семьи, он пошел служить в полицию. «Я твоих родителей не смог спасти, а тебя спасу! - пообещал он. - Стой в конце колонны». А впереди были инвалиды, старушки. Мы еще не успели выйти из города, как их уже начали расстреливать. Когда колонна стала поворачивать, этот охранник схватил меня за шкирку и швырнул во двор. Выстрелил раза два в воздух. Я упал, разбил колени в кровь, но какая-то бабушка завела в дом, отогрела.

Куда было идти? Я попал в рабочий батальон со взрослыми, чтобы выжить. Колоннами нас гнали на работу. А у меня сил не было выйти. Кое-как шагнул – и потерял сознание, а солдат ударил прикладом по голове. Рабочие подняли и донесли меня на руках в лагерь. Пришел врач, обработал рану. Пайка мне не давали - ел баланду за мертвых и ходил на работу.

Затем нас, мальчишек, увезли в Саласпилс. Там были вырыты ямы. Русские военнопленные зимой в одних гимнастерках закладывали фундамент для бараков. Мы таскали доски. Многие умирали от голода, холода и болезней. Ели мы очистки от картошки, баланду. Ноги едва таскали, но нас заставляли работать. Спали на нарах в пять ярусов, задыхаясь от недостатка воздуха. Каждый, кто заболевал, был обречен. Помню, привезли целый эшелон детей из Польши, из Освенцима. Самых маленьких несли на руках. Их поселили в детские бараки. В Саласпилсе с 1942 по 1944 год погибли тысячи детей. Для солдат вермахта требовалось много крови, ее брали у детей, а потом делали им смертельные уколы, тела сваливали в общие могилы.

Однажды я случайно встретил знакомую, коменданта нашего бывшего двора. Она надоумила меня: «Тебе надо бежать! Я приеду ночью за тобой – постарайся выбраться». Именно эта тетя Маруся спасла и моего младшего брата, спрятав у себя, когда всех загоняли в гетто. Когда стемнело, я пролез под колючей проволокой. Собак не было, а охранявшие концлагерь поляки не обратили на меня внимания. Я был тощий как скелет! На телеге тетя Маруся довезла меня до хутора к своей сестре. Меня переодели, там было еще трое мальчишек - до очередной облавы нам надо было уходить.

Нас переодели в школьную форму, и немцы нас не трогали. По ночам шли в Россию. По-русски все говорили плохо, кроме одного парня. Попали к советским разведчикам — они нам и помогли добраться до России. Судьба занесла нас в Ковров. Пошли в военкомат проситься на фронт. Шел 1943 год, мне было 15 лет. Конечно, нас откормили, сберегли. На фронт мы не попали. Зато закончили ремесленное училище.

...В 1945-м Есель Лейбович по распределению устроился на Владимирский тракторный завод. Тут же познакомился с будущей женой. Девушка Лида обучала его русскому языку. Свадьбу сыграли после того, как он отслужил пять лет срочной на флоте. У них родились две дочки.

Есель Лейбович 50 лет отработал на ВТЗ: токарем, а после машиностроительного техникума - бригадиром технического отдела по изготовлению инструментов. Семья жила сначала в общежитии, потом - у тещи, в частном доме без удобств.

Он чуть не вернулся в Ригу - там до войны семья жила в хорошей 6-комнатной квартире. Писал письма. Получил вызов и приехал в Латвию.

- Я показал документы, мне обещали дать благоустроенное жилье по месту работы в течение 18 месяцев, а пока предложили временную квартиру в бараке. Но жена была в положении. Я поехал обратно. Пошел к директору ВТЗ, сказал, что отработал на заводе 18 лет, а жена – 20. Мол, не дадите квартиру – уедем! Квартиру от завода мне дали в 1965 году. Двухкомнатную хрущевку. В ней я и живу, - вспоминает Линс.

Линс - член правления Владимирского отделения Российского союза бывших несовершеннолетних узников концлагерей. Во владимирской организации сегодня - 86 человек. Союз был создан в 1992 году. Учредитель его потребовал от Германии компенсации бывшим узникам концлагерей.

- Но первый транш был разворован, - вспоминает Есель Лейбович. - Люди возмущались, и во второй раз деньги выдавали на руки прямо в банке. Каждый получил компенсацию. Мне выдали несколько тысяч евро, их хватило, чтобы поменять машину и помочь дочери с жильем.

Жена Линса умерла 2 года назад. Они прожили вместе 61 год. Сегодня ему помогают дочь (вторая умерла) и внучки.

- 4 июля каждый год езжу в Ригу и Саласпилс на траурную церемонию. Возлагаю цветы к мемориалу. Рядом в лесу – места массовых расстрелов, и на каждом шагу братские могилы, где лежат и мои родные! - говорит он.

Последние новости

С началом нового учебного года жители Вологодской области вернулись к обсуждению вопросов льготного школьного питания. Наши читатели жалуются, что дети-льготники отказываются есть не то, что остальные, либо получают еду, по качеству уступающую тому питанию, за которое платят в полном объеме. Как в разных районах Вологодчины решается эта проблема, «КС» разбирался обстоятельно.


Есть ли возможность сберечь стремительно ветшающие исторические объекты областной столицы? Как увеличить финансирование на реставрацию и капремонт старинных зданий, имеющих культурную ценность? Эти и многие другие вопросы обсудили специалисты в области охраны памятников на всероссийском съезде, прошедшем на минувшей неделе в Вологде.


23 сентября Вологодская область отметила день рождения: 81 год назад она была образована в нынешних границах. О том, как меняется и будет меняться наш регион, о любимых местах, о вологодском патриотизме мы поговорили с губернатором Олегом Кувшинниковым.


К 90-летнему юбилею Верховажского района местные власти планируют снести на Соборной площади райцентра памятник Ленину и соорудить на его месте фонтан.


Ежегодно в нашей области образуется 495 тысяч тонн твердых коммунальных отходов, и значительную долю в них составляет различного рода пластик. Если раньше опасный для экологии пластик отправлялся на полигоны вместе с остальным мусором, то теперь ситуация кардинально меняется. В Череповце и Вологде уже установлено несколько сотен контейнеров для раздельного сбора отходов из пластмассы.


Архив новостей





АРС-ПРЕСС О воде земле и небе Текстовые миры Рунета