Арс-Пресс

АЛИПОВА Светлана Анатольевна

БАГРОВ Роман Александрович

БАЛАКИРЕВА Наталья Юрьевна

БАЛДИЦЫН Василий Вячеславович

БАТЫРШИН Дамир Рафаилович

БЕЛОУСОВ Вячеслав Васильевич

БАШКИРОВА Мария Анатольевна

БОГОМОЛОВ Станислав Евгеньевич

БОНДАРЕНКО Наталья Кимовна

ВАСИЛЬЕВА Наталья Васильевна

ВАСИЛЬЕВ Владимир Львович

ВОХМИНА Лариса Николаевна

ГЕРАСИМОВ Алексей Ильич

ГИМЕЛЬШТЕЙН Александр Владимирович

ГОЛЬДБЕРГ Рафаэль Соломонович

ДУБИНСКАЯ Софья Борисовна

ДЮДИНА Татьяна Ивановна

ЕВДОКИМОВА Татьяна Васильевна

ЕФРЕМОВ Дмитрий Александрович

ЕФРЕМОВ Игорь Олегович

ЗАЙЦЕВА Галина Александровна

ЗАКИРОВ Марс Фаритович

ЗВЕРЕВА Стелла Борисовна

ЗЕЛИНЬСКА Наталья Алексеевна

ЗНАМЕНСКАЯ Наталия Анатольевна

ИВАНОВА Людмила Сергеевна

ИГНАТОВ Петр Иванович

ИГНАТОВА Наталья Николаевна

ИЛЬЮШЕНКОВА Наталья Евгеньевна

ИШМУХАМЕТОВА Галина Газимовна

КАЗАКОВА Ольга Николаевна

КАМИНСКАЯ Елизавета Юрьевна

КАПИТАНСКАЯ Галина Валерьевна

КАСАЕВ Алан Черменович

КАЧИН Валерий Александрович

КАШТАНОВ Олег Александрович

КОВАЛЕВА Лидия Юрьевна

КОРЧИГАНОВ Олег Владимирович

КОЩЕЕВ Лев Леонидович

КУЗОВА Ирина Юрьевна

КУЗЬМИНСКАЯ Надежда Александровна

ЛАЗАРЕВ Алексей Генрихович

ЛАТЫШЕВ Александр Николаевич

ЛЕЗВИНА Валентина Александровна

ЛОБЫЗОВА Ольга Григорьевна

ЛОМТЕВ Александр Алексеевич

ЛОШКИН Сергей Леонардович

МАЙОРОВА Марина Владимировна

МАКАРОВ Ярослав Юрьевич

МАМХЯГОВА Людмила Ивановна

МАНЮК Анна Анатольевна

МЕРЛЯН Павел Степанович

МЕЛЬНИКОВА Людмила Николаевна

МИКРЮКОВА Татьяна Ивановна

МИХАЛЬЧЕНКОВА Наталья Ивановна

НЕЧАЕВ Алексей Николаевич

ОДИНАЕВА Гулчехра Хабибулаевна

ПАВЛОВА Елена Владимировна

ПАВЛОВСКИЙ Владимир Евгеньевич

ПИРОГОВА Людмила Ивановна

ПЛАХИН Игорь Юрьевич

ПОЛЯНИН Дмитрий Павлович

ПОТЯЕВ Александр Викторович

РАСТОРГУЕВ Юрий Александрович

РЕШЕТЕНЬ Виктор Владимирович

РУДЕНКО Виктор Григорьевич

СЕВОСТЬЯНОВА Белла Анатольевна

СЕППЕРОВ Миназим Мевлетович

СКОРБЕНКО Александр Николаевич

СМИРНОВ Василий Васильевич

СТАРИКОВА Оксана Анатольевна

СТАРИЦЫН Алексей Анатольевич

СУЛТАНОВА Зульфия Набиевна

СЫСОЕВ Александр Алексеевич

ТЕРЕБУНОВА Александра Ивановна

ТОДОРЕНКО Ирина Владимировна

ТЮРИН Олег Игоревич

ФЕДОСЕЕВА Галина Филипповна

ЧЕКАЛОВА Любовь Леонидовна

ЧУДИНА Ольга Николаевна

ХАРИТОНОВА (БАРАНОВА) Татьяна Михайловна

ХАЮТ Леонид Александрович

ХРИСТОФОРОВА Мария Николаевна

ШИРЯЕВ Сергей Валериевич

ШРЕЙТЕР Наталья Владимировна

ЮДИНА Елена Геннадиевна

ЮЖАНСКАЯ Вера Николаевна

ЯКИМОВ Сергей Сергеевич

ЯКУПОВА Венера Абдулловна

22.08.2018, 00:25

Загадки июня 1942-го

 

«Вечерка» продолжает серию публикаций о событиях, прямо или косвенно связанных с самым страшным днем в истории нашего города – 18 июня 1942 года. Напомним, что в этот день в результате бомбардировки Мурманск почти полностью сгорел. Наша газета уже не раз возвращалась к этой теме, используя данные архивов и воспоминания очевидцев. Но многое еще остается неясным. Сегодня мы попытаемся пролить свет на несколько загадок июня 1942-го.

 

Живые о мертвых

Сколько жителей города погибло в тот страшный день 18 июня? В документах Государственного архива Мурманской области (ГАМО) на этот счет данных нет. Там есть лишь сведения о погибших за весь июнь 1942 года – 163 человека. Но сегодня мы наконец можем привести более точные данные.

Работники Мурманского загса по просьбе «Вечернего Мурманска» подняли свой архив 75-летней давности.

– Мы обязаны 100 лет хранить документы, в частности, свидетельства о смерти, – говорит директор отдела ЗАГС администрации города Мурманска Ольга Гордиенко. – Только по прошествии этого срока мы передаем дела в областной архив.

Сразу скажем, что сведения из загса не дают однозначного ответа на вопрос о количестве жертв страшной бомбардировки города 18 июня 1942 года. Почему? Потому что в этот день городским статистикам было не до работы. Она для них закончилась около 12 часов дня, после того как первый раз прозвучала воздушная тревога. Люди укрылись в бомбоубежищах и щелях и покидали их лишь на короткое время, главным образом для того, чтобы принять участие в тушении пожаров и спасении имущества. Ничем другим нельзя объяснить тот факт, что 18 июня 1942 года в Мурманске было выдано лишь одно свидетельство о смерти.

По всей видимости, полноценная работа (хотя какая она полноценная, когда помещение загса сгорело и у его сотрудников не было даже стульев и столов) началась только на следующий день. 19 июня было выписано 3 свидетельства о смерти, а еще 14 – на следующий день. 21 июня было воскресенье, загс не работал. В понедельник, 22 июня, было выдано три свидетельства. К этому времени, надо полагать, мурманчане уже пришли в себя, проверили, все ли соседи вернулись домой, а если кого не было, то начинали искать. И довольно быстро находили. Ведь обрушений каменных домов в городе не было, а разбросать пожарище даже большого, но деревянного здания, можно сравнительно быстро. Кстати, пропавших без вести в этот период в Мурманске не значится. Стало быть, скорбный баланс живых и мертвых полностью сошелся. Однако останки погибших 18 июня могли находить позднее и выдавать свидетельства в другие даты.

Поэтому, видимо, точной цифры погибших в четверг, 18 июня 1942 года, сегодня установить невозможно. Лишь только когда документы из Мурманского загса отправят в областной архив (а произойдет это в 2042 году) и с них будет снят гриф «Секретно», можно будет привести более точные сведения.

 

Сталинские соколы…

Еще один вопрос, на который до сих пор не было исчерпывающего ответа, касается действия нашей авиации. Почему советские летчики позволили безнаказанно бомбить город в течение целого дня? Ведь Мурманск с воздуха прикрывали 122-я дивизия ПВО и истребители Северного флота. Совместными усилиями 18 июня они сбили один самолет противника.

Мурманчанин Юрий Рыбин посвятил изучению действий авиации на Севере многие годы, работал в архивах, переписывался и встречался с непосредственными участниками тех событий. В статье «Черный день Мурманска», посвященной событиям 18 июня 1942 года, он пишет: «К сожалению, в этот сложный для нас период воздушного противостояния в небе Кольского Заполярья, когда явное качественное превосходство в технике было на стороне противника, при появлении больших групп «мессершмиттов» многие советские истребители даже и не пыталась отразить налет, предпочитая уйти под защиту заградительного огня своих зенитных батарей, расположенных на сопках вокруг города. Такой «тактический прием» летом 1942 года в районе Мурманска применялся довольно часто».

В другой работе – «Безмоторная авиация» – Рыбин указывает, что именно летом 1942-го ВВС Северного флота и Карельского фронта оказались в самом тяжелом положении за весь период войны в Заполярье. С каждым новым летним днем все меньше истребителей могли подняться в воздух.

Причиной этому стала ситуация с импортными моторами для английских истребителей «харрикейн» и других самолетов, поставляемых в СССР союзниками. Такие самолеты как раз и были на вооружении истребительных полков в Заполярье. По мнению Юрия Рыбина, ненадежная работа импортных моторов, высокая аварийность, массовые поломки, большое количество простаивавших неисправных самолетов, породивших миф о «безмоторной авиации» союзников, – всего лишь следствие. А главными причинами стали дефицит необходимого для этой техники топлива и недопустимо низкая культура ее использования. Например, моторы «харрикейнов» заправляли отечественным бензином с более низким, чем того требовалось, октановым числом. Двигатели поставлялись без пылевых фильтров, что приводило к сильному трению деталей, перегреву. Постепенно моторы теряли свою мощность, а затем и вовсе ломались. Это могло произойти прямо во время боя. А проблемы с запчастями были заложены изначально, поскольку советские делегации, посылаемые в Англию для приема техники, комплектовались по принципу благонадежности, а не профессионализма. В это трудно поверить, но в первое время там не было ни одного человека, знающего английский язык. И пока устраняли эту вопиющую глупость, пока делали технические переводы, пока в войсках их получили, стали изучать новую технику и учиться на ней воевать, прошло немало времени. К лету 1942 года не успели.

Так что советские летчики воевали не только с врагом, но и с собственной техникой, кляня союзников за плохое ее качество, хотя британцы были ни при чем. И как-то все забыли, что именно на «харрикейнах» англичане выиграли воздушную Битву за Англию. Причем выиграли в одиночку. Союзной коалиции на тот момент еще не существовало, помощи британцам ждать было неоткуда. Королевские ВВС сошлись с люфтваффе один на один и не дали асам Геринга безнаказанно бомбить свой остров. Через два года в небе над Мурманском картина, увы, сложилась другая.

 

…и красные артиллеристы

Наконец, затронем еще одну тему – действия частей ПВО, главным образом зенитной артиллерии. Сразу оговоримся, что те данные, которыми мы располагаем, полными никак назвать нельзя. В архиве Мурманской области сведений о зенитчиках нет. Тем не менее существуют воспоминания участников событий и позднейшие исторические исследования.

Главной целью немецких пилотов на Кольском полуострове был Мурманск. По данным историка А. В. Платонова, в операционной зоне Северного флота немцы за четыре года войны произвели 967 массированных воздушных ударов по разным целям. Из них 387 атак принял на себя областной центр. «Лишь» 124 раза испытал на себе силу бомбардировщиков люфтваффе сухопутный фронт. Полярный, база флота, «всего» 27 раз подвергался серьезным атакам с воздуха. Как говорится, почувствуйте разницу.

Еще до начала войны – в феврале 1941 года – был создан Мурманский бригадный район ПВО. К 10 июля 1941 года на его вооружении находилось 68 орудий. Из них 12 были калибром  37 мм,  остальные –   76,2 мм. Имелось также 12 крупнокалиберных пулеметов.

Непосредственно небо Мурманска прикрывал 33-й отдельный зенитный артиллерийский дивизион (ОЗАД). По воспоминаниям народного писателя Белоруссии Ивана Шамякина, служившего в этом соединении, дивизион состоял из трех батарей. Штаб находился в Коле. Там же стояла одна из батарей – вторая. Первая занимала позиции в Мурмашах, прикрывая аэродром и Туломскую ГЭС. Третья дислоцировалась в Мурманске. Как пишет Иван Петрович, рядом с их позициями находились зенитчики Северного флота.

«Самым тревожным был сентябрь 1941 года, – пишет Иван Шамякин. – Гитлеровским войскам удалось прорвать фронт, и они двинулись по дороге к Мурманску. Усилились налеты вражеской авиации на город. Были усилены и части ПВО. Сформирован 426-й отдельный зенитный дивизион. Туда из нашего дивизиона направили немало средних и младших командиров. Однако зенитных средств явно не хватало. Надежно прикрывать нам удавалось лишь станции в Коле и Мурманске, где шла разгрузка военных эшелонов с пополнением...».

Положение на фронте вынудило советское командование снять часть зениток, стоявших в Мурманске, и перебросить их на запад, ближе к линии фронта, где они выполняли роль противотанкового щита. Правда, когда угроза взятия города миновала, орудия вернули назад, но эти несколько дней запомнились зенитчикам навсегда.

«Не покидала навязчивая мысль, что это будет последний бой, – читаем у Шамякина. – Мы – смертники. Отступать некуда. Кольский залив не переплывешь».

В начале 1942 года 76-миллиметровые пушки были заменены на 85-миллиметровые. Тогда же начал формироваться Мурманский дивизионный район ПВО.

Итак, к 18 июня 1942 года в Мурманске (в районе Питьевого озера) располагалась 3-я батарея 85-миллиметровых зениток 33-го отдельного зенитного артиллерийского дивизиона, и одна батарея, вооруженная 76,2-миллиметровыми орудиями образца 1931 года, входившая в состав 426-го дивизиона, находилась в поселке Нагорное. В каждой батарее было по четыре орудия. Видимо, столько же пушек было в батарее зенитчиков Северного флота, также находившейся Мурманске. Итого 12 орудий (для сравнения: Севастополь обороняло 160 орудий). Сюда надо прибавить артиллерию торговых судов, находившихся в порту Мурманска. С севера город прикрывали еще две батареи зенитных орудий Северного флота. Одна в Ваенге (нынешний Североморск), вторая – у губы Грязной (район нынешнего Росляково). Правда, помочь 18 июня они никак не могли, так как от них до Мурманска, где происходили главные события, было слишком далеко.

Думается, что в этот страшный день основная тяжесть борьбы легла на плечи третьей батареи 33-го отдельного зенитного артиллерийского дивизиона и флотских зенитчиков. Что могли сделать 8 орудий? Вопрос риторический.

 

 

 

Примерно 35 000 человек насчитывало население Мурманска летом 1942-го. Всего, по данным мурманской милиции, в Кировском районе Мурманска, который и принял на себя главный бомбовый удар 18 июня 1942 года, проживало 15 885 человек, в том числе военнослужащих – 2500, детей до 16 лет – 1274, больных и стариков – 590.

 

 

Андрей КИРОШКО.

kiroshko@vmnews.ru

Фото из открытых Интернет-источников.

Последние новости

По инициативе Мордовского филиала Почты России вышел в свет маркированный конверт в честь 100-летия республиканской газеты «Известия Мордовии». Также почтовики подготовили памятный штемпель для специального гашения, которое пройдет в рамках празднования знаменательного юбилея.




22.08.2018 20:54 /
Десятки липецких журналистов, блогеров, историков, археологов, краеведов, музейных работников собрал межрегиональный медиафорум «Преображение. Историко-культурное наследие Черноземья» в археологическом парке «Аргамач» Елецкого района.






22.08.2018 20:53 /
В этом году наши страны отмечают две знаменательные даты – 190-летие установления дипломатических отношений и 25-летие подписания Договора о дружбе и сотрудничестве. Наши народы объединяют цивилизационные, духовные, культурные корни. Многовековая дружба и симпатии составляют прочную основу для наращивания плодотворного взаимодействия в различных областях. Наглядный пример – проведение перекрестного Года туризма Россия-Греция, масштабная программа которого успешно реализуется, привлекая все больше участников.


22.08.2018 20:51 /
Владимир Соловьёв дал интервью ведущему "Первого проекта" на YouTube канале "Выстрела" Александру Замыслову. Как проходил XII съезд Союза журналистов, что даёт членство в Союзе, каковы взаимоотношения с коллегами по цеху, как Союз отстаивает права журналистов - на эти и на многие другие вопросы ответил в своём интервью председатель СЖР.


22.08.2018 20:50 /
20 августа после тяжёлой и продолжительной болезни, на 76-м году жизни, перестало биться сердце журналиста-«коммуновца» Бориса Ивановича Ваулина.


Архив новостей





АРС-ПРЕСС О воде земле и небе Текстовые миры Рунета