Арс-Пресс

АЛИПОВА Светлана Анатольевна

БАЛАКИРЕВА Наталья Юрьевна

БАЛДИЦЫН Василий Вячеславович

БЕЛОУСОВ Вячеслав Васильевич

БАШКИРОВА Мария Анатольевна

ВАСИЛЬЕВА Наталья Васильевна

ВОХМИНА Лариса Николаевна

ГЕРАСИМОВ Алексей Ильич

ГИМЕЛЬШТЕЙН Александр Владимирович

ГОЛЬДБЕРГ Рафаэль Соломонович

ДУБИНСКАЯ Софья Борисовна

ЕФРЕМОВ Дмитрий Александрович

ЕФРЕМОВ Игорь Олегович

ЗВЕРЕВА Стелла Борисовна

ЗЕЛИНЬСКА Наталья Алексеевна

ЗНАМЕНСКАЯ Наталия Анатольевна

ИГНАТОВ Петр Иванович

ИГНАТОВА Наталья Николаевна

ИШМУХАМЕТОВА Галина Газимовна

КАПИТАНСКАЯ Галина Валерьевна

КАЧИН Валерий Александрович

КАШТАНОВ Олег Александрович

КОВАЛЕВА Лидия Юрьевна

КУЗОВА Ирина Юрьевна

ЛАТЫШЕВ Александр Николаевич

ЛЕЗВИНА Валентина Александровна

ЛОБЫЗОВА Ольга Григорьевна

ЛОМТЕВ Александр Алексеевич

МАЙОРОВА Марина Владимировна

МАКАРОВ Ярослав Юрьевич

МИХАЛЬЧЕНКОВА Наталья Ивановна

НЕЧАЕВ Алексей Николаевич

НИКИШИНА Людмила Вилоровна

ОДИНАЕВА Гулчехра Хабибулаевна

ПАВЛОВА Елена Владимировна

ПАВЛОВСКИЙ Владимир Евгеньевич

ПИРОГОВА Людмила Ивановна

ПОЛЯНИН Дмитрий Павлович

РАСТОРГУЕВ Юрий Александрович

РЕШЕТЕНЬ Виктор Владимирович

РУДЕНКО Виктор Григорьевич

СКОРБЕНКО Александр Николаевич

СМИРНОВ Василий Васильевич

СТАРИКОВА Оксана Анатольевна

СУЛТАНОВА Зульфия Набиевна

ТОДОРЕНКО Ирина Владимировна

ТЮРИН Олег Игоревич

ФЕДОСЕЕВА Галина Филипповна

ХАЮТ Леонид Александрович

ЧУДИНА Ольга Николаевна

ШРЕЙТЕР Наталья Владимировна

ЮДИНА Елена Геннадиевна

ЮЖАНСКАЯ Вера Николаевна

ЯКУПОВА Венера Абдулловна

26.05.2017, 12:17

Семь поворотов. Как возят людей из Белгорода в Борисовку

Редактор «Белгородских известий» проверил, как работают маршрутные такси на примере рейсов в Борисовский район

 

У нас не было задачи выловить отпетого водилу-лихача, устраивающего адские гонки, – мы хотели показать ситуацию такой, как есть. Сделать это предельно просто: нужно всего лишь сесть позади водителя и не спускать с него глаз.

Областной центр, закуток за стадионом. Отсюда уезжают домой работающие в Белгороде борисовцы и томаровцы. Их много: автобус класса «Газель» наполняется минут за 20. Кстати, самих газелек здесь почти не осталось – в основном «немцы». Никаких табличек на лобовом стекле – все и так знают, куда идёт автобус. Пользуясь тем, что машина в ремонте, три вечера я буду совмещать приятное с полезным – доезжать на маршрутке домой и оценивать работу водителя.

Вечер первый. По чуть-чуть…

Открывают эксперимент белый «Мерседес» и его водитель – крупный спокойный парень лет 30. Если верить спидометру, автобус наездил больше 600 тыс. км. Маршрутка наполняется, и мы выворачиваем на Преображенскую, сразу набирая скорость 70–75 км в час. До Стрелецкого разгон периодически останавливают только светофоры и «лежачие полицейские» – возможно, ехали бы быстрее. Разрешённая скорость – 60 км в час, но наш маршрутчик пользуется оговоркой, по которой штрафуют только с 80 км. Так что едем на грани фола.

Выезжаем из города, новая трасса ярко освещена до самой Томаровки. Вопреки ожиданиям, здесь мы едем не так уж быстро – 80–85 км в час. Когда поворачиваем на томаровском кольце, в кармане нашего водителя начинает играть музыка – он достаёт мобильник и примерно минуту с кем‑то обсуждает предстоящий ремонт своего «Мерседеса». Это железное нарушение правил – разговаривать по телефону за рулём нельзя. На скорости 70–75 км в час огибаем Томаровку.

Ранняя весна и осень – самое нелюбимое время шофёра: в темноте мокрый асфальт сливается с грязной обочиной, свет фар теряется за считанные метры. Вот и сейчас на крутом изгибе трассы за железнодорожными путями не видно практически ничего. Но как раз в этот момент снова звонит телефон – сложный поворот наш «Мерседес» проходит на тех же 75 км и с одной рукой на руле.

Дальше до самой Борисовки – одна сплошная улица. Кустовое, Серетино, Порубежное, Стригуны – дорога петляет между дворами и деревьями. Несколько серьёзных поворотов – в гололёд здесь постоянно групповые аварии, а в народе ходит легенда, что за конфигурацию дороги её проектировщика в своё время то ли посадили, то ли расстреляли. Нас это не останавливает – 65, 70–75 км в час.

Уже в Стригунах выясняется, почему асфальт поблёскивал в свете фар: когда водитель тормозит перед моей остановкой, автобус не останавливается, а ползёт, говоря шофёрским языком, как корова на льду. Проводив глазами маршрутку, шаркаю ботинком по асфальту. Забавно: 20 км мы немножко нарушали правила не на асфальте, а на ледяном катке. Оценка водителю – уверенная двойка, смягчённая мыслью «пронесло».

 

Фото Анастасии Писаревской

Вечер второй. Девушка, пристегнитесь!

Вновь остановка, на часах начало восьмого, сверху сыпется холодная морось. Русский человек плохо воспринимает знаки и надписи. Вот и я только сегодня заметил знак «Остановка запрещена». Под ним нарисованы автобус и стрелка, с немым укором показывающая на стоящие под ней две маршрутки. Сказать нечего.

Снова забираюсь в «Мерседес», теперь серебристый. На спидометре пробег 517 тыс. км с копейками, но автобус как новенький снаружи и внутри. Над водительским стеклом красный матерчатый треугольник – вымпел «Спартака». Степенный, стриженный под машинку, лет 40 хозяин собирает деньги и садится за руль.

«Девушка, пристегнитесь!» – вот и первая неожиданность.

Такую заботу водителя о сидящей рядом пассажирке встретишь редко. Не знаю, часто ли проверяют гаишники пристёгнутость пассажиров, но сами маршрутчики по этому поводу переживают редко.

На Преображенской – Сумской приходит второй сюрприз: мы едем по правилам. Белгород пересекаем по правой полосе, на неспешных 55–60 км в час. Выходим на подъём за городом, автобус разгоняется до 75, потом ещё – и… стрелка, как влитая, замирает на 80 км до самой Томаровки.

Здесь находится место третьему сюрпризу: каждому выходящему пассажиру в этой маршрутке включают свет в салоне, а на спасибо отвечают: «Пожалуйста!» Томаровские улицы – неторопливые 45–50 км в час. Кустовое – 60, каскад поворотов – 50–55 км.

Выхожу в Стригунах с ощущением нереальности: мы так привыкли к другой езде, что соблюдение ПДД кажется фантастикой. Водителю – твёрдая пятёрка: оказывается, бывают и такие!

 

Фото Владимира Юрченко

Вечер третий. Под соточку…

Сегодня поедем на «Форде-Транзите», который подогнал к стоянке худощавый рыжеватый парень лет 30. Машина вполне себе, хоть и наездила 403 тыс. км. Рычаг скоростей украшает георгиевская лента, а приборную панель – оранжевое мерцание датчика «Неисправность двигателя». На третий день отмечаешь и ещё одну деталь: здесь, как в двух предыдущих маршрутках, нет ни таблички с Ф. И. О. водителя, ни какой‑либо информации о маршруте или контролирующей организации.

Мы отправляемся, и средняя скорость 70–75 км сразу же смывает послевкусие от вчерашней поездки. На прямой перед чичеринским кольцом стрелка спидометра трогает отметку 82 км – это уже протокол.

За городом импортный движок легко разгоняет автобус до 85, а потом и до 90 км час. Ниже скорость уже не опускается, а километровый участок перед развязкой Томаровка – Красная Яруга – Строитель мы преодолеваем на сотне. За кольцом у нашего командира звонит телефон – полминуты он управляет «Фордом» одной рукой, с приложенной к уху трубкой.

Томаровку черепашьей скоростью мы тоже не обижаем – 70–75 км в час, а когда посёлок уже почти позади, стрелка опять переваливает за 80. В таком же бойком режиме минуем Кустовое, а серетинские изгибы завершаем на тех же 80 км. В воображаемом дневнике ставлю за поездку тройку с минусом: как шофёр шофёру, по‑братски. Сиди на моём месте инспектор ДПС – парень, скорее всего, вернулся бы в Борисовку без прав.

Итого

Не претендуя на глобальные выводы, подведём краткие итоги маленького эксперимента на одном маршруте. Юридический статус маршруток – простому пассажиру не понять. Техническое состояние – бывало и хуже. Уровень вежливости водителей – пожалуй, улучшился. Соблюдение ПДД – пока, скорее, исключение, чем правило. Сенсаций мы не нашли: так ездят сплошь и рядом, изо дня в день.

И осталась мысль: не попался мне он. Тот, кто был за рулём автобуса, стоявшего недавно с разбитым передком в Серетино. Или тот, кто иногда с рёвом обгоняет меня на заснеженной дороге под Белгородом. Кто наобум влетает в крутой поворот за Томаровкой. Он никуда не делся и ездит каждый день по этой же дороге. И поэтому мне неспокойно.

Последние новости

Отдел по Печати и Коммуникациям посольства Греческой Республики в Москве проводит второй конкурс детских рисунков под названием “Что такое Греция для меня?”, в продолжении прошлогоднего и очень успешно проведенного конкурса, организованном в рамках перекрестного года Греции и России в 2016 году.


26.05.2017 08:40 /
Коллеги с «Зебры», рассказывая о перспективах реализации в нашей области Закона от 30.11.2010 № 327-ФЗ «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности», выдали шикарный заголовок - «Крест на музее». Боюсь, что слово «музей» после исполнения 327-го ФЗ в России придется применять во множественном числе.


26.05.2017 08:36 /
В рамках Биеннале в крае пройдет и Международный конкурс живописи, графики и декоративно-прикладного искусства. В день завершения проекта - 10 июня - картины будут перемещены в залы железнодорожного вокзала. Вечером под открытым небом на привокзальной площади Читы у фонтана состоится торжественное открытие летней молодежной биеннале.


26.05.2017 08:35 /
20 мая неравнодушные самарцы - поборники защиты великой русской реки отметили День Волги. Прошли акции по уборке прибрежной полосы, природоохранные экскурсии. А 19 мая, в преддверии даты, в самарском Музее коллекций состоялась встреча профессиональных экологов и общественников. Она посвящалась Дню Волги, Году экологии и 100-летию заповедной системы России.


В рамках подготовки к международному фестивалю «Арт-Овраг» на стене одного из цехов Выксунского металлургического завода известный московский уличный художник Миша Most начал создавать самую большую настенную роспись в мире. Сегодня корреспонденты «Нижегородской правды», что называется, на месте и собственными глазами, увидели как именно это происходит.


Архив новостей

АРС-ПРЕСС О воде земле и небе Текстовые миры Рунета