Арс-Пресс

АЛИПОВА Светлана Анатольевна

БАЛАКИРЕВА Наталья Юрьевна

БАЛДИЦЫН Василий Вячеславович

БЕЛОУСОВ Вячеслав Васильевич

БАШКИРОВА Мария Анатольевна

ВАСИЛЬЕВА Наталья Васильевна

ВОХМИНА Лариса Николаевна

ГЕРАСИМОВ Алексей Ильич

ГИМЕЛЬШТЕЙН Александр Владимирович

ГОЛЬДБЕРГ Рафаэль Соломонович

ДУБИНСКАЯ Софья Борисовна

ЕФРЕМОВ Дмитрий Александрович

ЕФРЕМОВ Игорь Олегович

ЗВЕРЕВА Стелла Борисовна

ЗЕЛИНЬСКА Наталья Алексеевна

ЗНАМЕНСКАЯ Наталия Анатольевна

ИГНАТОВ Петр Иванович

ИГНАТОВА Наталья Николаевна

ИШМУХАМЕТОВА Галина Газимовна

КАПИТАНСКАЯ Галина Валерьевна

КАЧИН Валерий Александрович

КАШТАНОВ Олег Александрович

КОВАЛЕВА Лидия Юрьевна

КУЗОВА Ирина Юрьевна

ЛАТЫШЕВ Александр Николаевич

ЛЕЗВИНА Валентина Александровна

ЛОБЫЗОВА Ольга Григорьевна

ЛОМТЕВ Александр Алексеевич

МАЙОРОВА Марина Владимировна

МАКАРОВ Ярослав Юрьевич

МИХАЛЬЧЕНКОВА Наталья Ивановна

НЕЧАЕВ Алексей Николаевич

НИКИШИНА Людмила Вилоровна

ОДИНАЕВА Гулчехра Хабибулаевна

ПАВЛОВА Елена Владимировна

ПАВЛОВСКИЙ Владимир Евгеньевич

ПИРОГОВА Людмила Ивановна

ПОЛЯНИН Дмитрий Павлович

РАСТОРГУЕВ Юрий Александрович

РЕШЕТЕНЬ Виктор Владимирович

РУДЕНКО Виктор Григорьевич

СКОРБЕНКО Александр Николаевич

СМИРНОВ Василий Васильевич

СТАРИКОВА Оксана Анатольевна

СУЛТАНОВА Зульфия Набиевна

ТОДОРЕНКО Ирина Владимировна

ТЮРИН Олег Игоревич

ФЕДОСЕЕВА Галина Филипповна

ХАЮТ Леонид Александрович

ЧУДИНА Ольга Николаевна

ШРЕЙТЕР Наталья Владимировна

ЮДИНА Елена Геннадиевна

ЮЖАНСКАЯ Вера Николаевна

ЯКУПОВА Венера Абдулловна

26.04.2017, 22:42

Михаил Фонотов: Долгая дорога к отцу (часть III)

 

Предыдущие части материала доступны здесь

Утром следующего дня мы в Николаевском-2, в здании администрации. Встретили нас хорошо, приветливо, сочувственно. Напоили с дороги холодной водой. Удивились: надо же - аж из Челябинска приехали. Главы на месте не оказалось, он в отпуске и к тому же в отъезде, в районный центр уехал. Но надежда на встречу с ним есть. Две женщины, которые отказались называть свои отчества, два инспектора - Ирина Пучкова и Людмила Зябрина - выслушали нас, ответили на все вопросы, учли все пожелания, посоветовали, с кем из старожилов встретиться. Нам подарили Книгу Памяти, отыскали в ней фамилию отца. Фамилия искажена, и в Книге, и на памятнике: вместо буквы «н» стоит буква «п». Нам обещали к следующему дню Победы ошибку исправить и даже сообщить нам об этом, успокоить. Телефонами мы обменялись.

Из Книги Памяти: на территории района с июня 1942 по январь 1943 года погибли 3250 человек, в том числе из 52-ой ОСБр - 210 человек.

 

Вообще-то долгие годы почти все воины, погибшие в боях за хутор Степной, и за весь район, лежали в земле безымянными. Как выяснилось позже, имена все-таки были, но - «похороненные» в архивах. И уже в 80-е годы ветераны и комсомольца района взялись установить, кто именно освобождал эту землю. Они организовали, одну за другой, четыре поездки в Подольск, работали в архиве и привезли домой 1920 фамилий. В том числе и фамилию моего отца. Но повезло далеко не всем.

 

Очень хотелось найти свидетелей тех дней. Поговорить с ними хотелось, расспросить подробности, просто увидеть их, тех, на лицах которых лежал отсвет того страшного дня 15 января… Ведь не исключено, что кто-то из них мог видеть отца. Пусть бы и не говорил с ним, а только видел его мельком. И это были бы живые глаза, которые когда-то видели отца…

Но таких свидетелей уже нет. Двум старушкам, с которыми мы поговорили, уже за восемьдесят лет, о боях в январе 1943 года помнят они мало, тем более, что жили не в самом Степном, а рядом, в хуторке Ставрополь - «тут, за бугром». Того хутора уже нет.

Варвара Андреевна Колюжная:

- Уси рылы окопы. И мы в окопе сиделы, и солдаты. Тут тильки дви хаты було, под камышом, а то - землянки. Страшная була война. Не дай Бог…

Раиса Тихоновна Приданникова:

- Кой-чего помню. Нимцы едять, а мы стоимо, малы ж булы, стоимо, рты раззявылы. Якый нимец даст грудочку сахару… Тут везде булы бои. Кругом. Мы - в окопах, в погребах. Як налетит, уси тикают, диты плачуть. А шо ты зробышь, война е война…

После обеда позвонил глава поселения Николай Николаевич Шаров, пригласил в контору. Мы поговорили, и я записал его рассказ:

 

- Я вам расскажу, как это было, по рассказам очевидцев. Бои прошли с 6 по 19 января. С шестого на седьмое января 28-ая армия заняла Степной, а также Николаевку-2, которая тогда называлась Конезавод Буденного. В трех километрах восточнее Степного был хутор Ставрополь, теперь его нет. К 15 числу наши войска уперлись в хутор Красный Скотовод.

 

Н.Н.Шаров:

- Что касается гибели вашего отца, то, скорее всего, это случилось 15 января, когда наши части попали под бомбежку немецкой авиации. Тогда у нас была животноводческая точка, где находились мальчики девяти - двенадцати лет. Их теперь уже нет, но они - очевидцы. Они это видели. Около 15 немецких самолетов летали по кругу, один выходил из круга, когда кончался боекомплект, а другой заходил. И так без конца. День был очень холодный, дул сумасшедший ветер, и когда ночью люди вышли из укрытий, вся степь стонала… Стонали раненные.

Это были ожесточенные сражения. Наши то наступали, то отступали. А отступали потому, что 28-ая армия сильно оторвалась от основных сил, от тыла, а основные силы были в Элисте.

Н.Н.Шаров:

Здесь все было усеяно трупами. И они лежали до марта. И только когда начало теплеть, местные жители обратились в военкомат, и комиссар им сказал: «Запрягайте, что есть, и начинайте собирать трупы. Никто к вам не приедет их собирать. Некому». И люди начали хоронить. А хоронили как? В Степном были силосные ямы, и основную часть трупов свозилась в эти ямы. На быках стаскивали и хоронили. У нас в поселении пять братских могил, всего захоронено полторы тысяч человек.

Н.Н.Шаров:

- Упомяну и о том, что в прошлом году к нам приезжали немцы. Сын, внучка и зять погибшего здесь немецкого танкиста. По их данным, он погиб в районе Ставрополя. Они прилетели в Краснодар, оттуда в город Ставрополь, там ничего не нашли, только потом оказались в Пролетарске. Были у меня, рассказывали, показывали карты, фотографии. Немцы всех погибших сразу собирали и хоронили. Ставили большой крест, а на кресте указывали фамилию. В Пролетарске было четыре или пять немецких кладбищ. Теперь их нет, сравняли с землей.

У приехавших оказалась фотография креста на могиле, в которой был похоронен немец Пауль Руфферт. Не сразу, но мы разобрались, объяснили им, что у нас тоже есть Ставрополь, хуторок. Поехали, я показал им местность. Они походили, посмотрели и уехали. Позже я узнал, что Руфферт погиб в танке. В одном из танков Манштейна. Танк стоял в балке. И местные жители долго лазали по нему.

Где-то в 2003-04 году сюда приезжали те, кто воевал в 28-ой армии. Они тоже ходили, смотрели, вспоминали… Но это было до меня.

Н.Н.Шаров:

- В 2010 году мы отремонтировали все памятники, они были в не очень хорошем состоянии. Отделывали хорошими материалами. Купили золотистой краски. Ухаживаем за памятниками. Траву четвертый раз косим. А 9 мая у нас автопробеги, возложение венков. Так что не беспокойтесь, мы помним о тех, кто погиб, освобождая нашу землю.

В Степном - что? Степь, она. Серая полынь, истомленная солнцем. Лебеда, поникшая от жары. Щирица. Чертополох. Синеголовник. Татарник. И другие колючники. Хилые злаки.

Те же травы, отец, что в Красной Поляне. Там ведь тоже степь, донецкая. И такие же, как там, белые акации в Степном. Весь хутор - под ними. Одна, очень старая акация - близко к памятнику. Может быть, она так стара, что помнит войну. «Присутствовала» на ней.

Наверное, здесь хорошо весной, в день твоего рождения, отец, когда в Степном цветут белые акации, а степь покрывается алыми тюльпанами. Но весна на Маныче коротка, а знойное лето - длинное.

После обеда жара невыносима. Она гонит прочь, куда-нибудь в тень. А тени нет.

 

Мы приложили к памятнику венок, отцу оставили гвоздики. На помин души налили водочки в алюминиевую кружку с приклеенной красной звездой, ее мы купили на Мамаевом кургане в Сталинграде. Сами пригубили теплой водки. Сказали отцу слова, которые нашли. Поплакали. Помолчали…

 

Ах, папа… Мой бедный папа. Нам же уезжать… Как тебя оставлять здесь? Люди в хуторе вроде хорошие, и все же… Чужбина. Но и то сказать, ты так долго уже здесь, среди полыни.

Не вспомнить, конечно, что мы делали дома в Красной Поляне в тот день - 15 января 1943 года. Как спали, что видели во сне в ту ветреную ночь, когда ты лежал где-то тут. Тут или там. Или там. Или там. Где то место? Ведь оно где-то тут, его можно бы отыскать…

Мы и ты. Там и здесь. Ты был ранен? И твой стон слышали жители хутора, ночью выползшие из своих укрытий? Или сразу, мгновенно?..

Мы жили на земле, а ты лежал под землей. Мне было шесть лет, а тебе тридцать три, когда ты погиб. Я окончил школу, а ты уже одиннадцать лет лежал в силосной траншее. Когда я приехал учиться в Ростов и пять лет жил на Дону, ты был совсем близко, и я мог на автобусе приехать в Пролетарск и в Степной…Знать бы, что ты - там…

Много чего случилось в нашей жизни, у нас, у живых, а ты все эти годы лежал в степи, безучастный…

Ты, отец, погиб, чтобы долго, до самой старости, жили мы, кого ты оставил, - и наша мама, и мы с сестрой. И чтобы ты продолжался и после нас…

 

Ты, отец, погиб молодым, а я вырос без тебя. Почему так? Почему ты погиб? Кому это было необходимо? Кому ты мешал, кто заставил тебя бросить поля вокруг родного села и уйти навстречу гибели? И представить нельзя, каких мук стоила тебе и твоим товарищам одна эта дорога от Астрахани до Степного… Сколько там километров? Сотен пять? Без еды, без воды, в соленой грязи, то под дождем, то под снегом, промокшие, замерзшие, уставшие от ходьбы и бессонницы…

 

А немцы? Что они делали в тех калмыкских степях? Чего они там искали? Что искал здесь Герман Гот? Жил бы дома, на земле Бранденбургской. Почему Эрих Манштейн бросил свою Баварию и оказался на Дону? Жителя далекой Вестфалии Зихфрида Хенрици никто не звал в Элисту, а он объявился здесь. Зачем? Что не сидели они дома?

Да, отец, они пришли, чтобы убить тебя. И убили. Тебя убили и своего танкиста Пауля Руфферта убили. А сами? Гот прожил 85 лет. Манштейн - столько же. А Хенрици - 75 лет. Долгожители…

На то и расчет: через годы - забудется? Всем простится? И тем, кто тебя убил, - тоже? Пришли, убили и - квиты? Я приехал искать отца и сын Руфферта приехал искать отца. Как будто одинаковые судьбы. А на самом деле, сын убитого и сын убийцы. Ну, встретились бы мы в Степном - и что?

Тебя нет - и никто не виноват. Все так несправедливо… Кто богаче, тот и прав. Хоть люди, хоть страны. Твою победу, отец, переболтали, перепутали, переврали. И уже не поймешь, кто победил и кто побежден. И теперь пришли мы к тому, что какая-то фрау Меркель уже нос воротит, нами недовольна, грозится России, учит, как жить и как вести себя… Забыли, значит, про рейхстаг? Еще хотят?

Одна радость: мы нашли тебя.

Ты так далеко, отец, так далеко…

Прости.

Прощай.

Последние новости

Фоторепортаж Зульфии Султановой, главного редактора газеты «Челнинские известия» (г. Набережные Челны, Республика Татарстан), члена АРС-ПРЕСС
26.04.2017 18:08 /
История здесь, в Эдинбурге, величина постоянная. В каждой улочке, соборе, обычном доме столько информации, что совершенно понятно: сюда нужно возвращаться снова и снова. Спасибо Альянсу руководителей региональных СМИ России (АРС-ПРЕСС), компании Inn-telligence за организацию пресс-тура, возможность погрузиться в эпоху рыцарей и королей и чувствовать себя комфортно.
26.04.2017 17:53 /
Участником «лавровского пула» я стала благодаря совместному проекту АРС-ПРЕСС и Министерства иностранных дел России «РЯДОМ С МИНИСТРОМ», который начался ровно год назад. В пресс-пуле федеральных журналистов, освещающих официальные визиты главы МИДа, стали принимать участие главные редакторы региональных СМИ. За это время были поездки в Баку и Женеву, Минск и Нью-Йорк, Париж и Ташкент. Политические события и встречи, о которых мы обычно узнавали из федеральных СМИ, наполнились особым смыслом. АРС-ПРЕСС дал возможность участия в проектах, которые для большинства из нас остались бы недосягаемой мечтой в профессиональной самореализации.
26.04.2017 07:38 /
Удивительно, но наше пребывание в Великобритании началось с этого уютного и тихого городка - столицы Шотландии. Журналистов из России, во главе с исполнительным директором АРС-ПРЕСС Софьей Борисовной Дубинской, встретили приветливые статные мужчины. Довезли из аэропорта, помогли с чемоданами, и даже шутили на английском. Эдинбург - это город мужчин. Спокойных, уверенных в себе и очень милых.

26.04.2017 07:37 /
24 апреля 2017 года исполнилось 24 года со дня выхода первого номера республиканской общественно-политической газеты «Ингушетия». Это произошло 24 апреля 1993 года в сельском поселении Орджоникидзевское (ныне город Сунжа) на базе сунженской районной газеты «Знамя труда».




26.04.2017 07:35 /
Архив новостей

АРС-ПРЕСС О воде земле и небе Текстовые миры Рунета