Арс-Пресс

АЛИПОВА Светлана Анатольевна

БАГРОВ Роман Александрович

БАЛАКИРЕВА Наталья Юрьевна

БАЛДИЦЫН Василий Вячеславович

БАТЫРШИН Дамир Рафаилович

БЕЛОУСОВ Вячеслав Васильевич

БАШКИРОВА Мария Анатольевна

ВАСИЛЬЕВА Наталья Васильевна

ВОХМИНА Лариса Николаевна

ГЕРАСИМОВ Алексей Ильич

ГИМЕЛЬШТЕЙН Александр Владимирович

ГОЛЬДБЕРГ Рафаэль Соломонович

ДУБИНСКАЯ Софья Борисовна

ЕФРЕМОВ Дмитрий Александрович

ЕФРЕМОВ Игорь Олегович

ЗВЕРЕВА Стелла Борисовна

ЗЕЛИНЬСКА Наталья Алексеевна

ЗНАМЕНСКАЯ Наталия Анатольевна

ИГНАТОВ Петр Иванович

ИГНАТОВА Наталья Николаевна

ИШМУХАМЕТОВА Галина Газимовна

КАПИТАНСКАЯ Галина Валерьевна

КАЧИН Валерий Александрович

КАШТАНОВ Олег Александрович

КОВАЛЕВА Лидия Юрьевна

КУЗОВА Ирина Юрьевна

ЛАТЫШЕВ Александр Николаевич

ЛЕЗВИНА Валентина Александровна

ЛОБЫЗОВА Ольга Григорьевна

ЛОМТЕВ Александр Алексеевич

МАЙОРОВА Марина Владимировна

МАКАРОВ Ярослав Юрьевич

МИХАЛЬЧЕНКОВА Наталья Ивановна

НЕЧАЕВ Алексей Николаевич

НИКИШИНА Людмила Вилоровна

ОДИНАЕВА Гулчехра Хабибулаевна

ПАВЛОВА Елена Владимировна

ПАВЛОВСКИЙ Владимир Евгеньевич

ПИРОГОВА Людмила Ивановна

ПОЛЯНИН Дмитрий Павлович

РАСТОРГУЕВ Юрий Александрович

РЕШЕТЕНЬ Виктор Владимирович

РУДЕНКО Виктор Григорьевич

СКОРБЕНКО Александр Николаевич

СМИРНОВ Василий Васильевич

СТАРИКОВА Оксана Анатольевна

СУЛТАНОВА Зульфия Набиевна

ТЕРЕБУНОВА Александра Ивановна

ТОДОРЕНКО Ирина Владимировна

ТЮРИН Олег Игоревич

ФЕДОСЕЕВА Галина Филипповна

ХАЮТ Леонид Александрович

ЧУДИНА Ольга Николаевна

ШРЕЙТЕР Наталья Владимировна

ЮДИНА Елена Геннадиевна

ЮЖАНСКАЯ Вера Николаевна

ЯКУПОВА Венера Абдулловна

29.06.2017, 15:34

Демографическая катастрофа СССР. (Наша жизнь до и после)

Великий советский публицист Илья Эренбург в очередной газетной заметке писал: «Для нас гитлеровцы не просто противники: для нас гитлеровцы не люди, гитлеровцы для нас – убийцы, палачи, нравственные уроды, жестокие изуверы, и поэтому мы их ненавидим. Все советские люди теперь поняли, что это не обычная война, что против нас не обычная армия, что спор идет о праве жить, дышать, говорить на своем языке, нянчить своих детей, быть человеком».

Мы только начинали жить

Масштабы трагедии народов, живших на территориях, подвергшихся оккупации, а это 93 миллиона человек, или 46 процентов от довоенной численности населения СССР, измерить никак и ничем невозможно. Я, например, вижу судьбы 40 миллионов советских людей, канувших в бездну войны, через судьбу своего отца, которому в бою за освобождение шестидомной деревни Пахомово на Псковщине вмиг осколком мины отсекло голову, и через судьбу своих крестных – двадцатилетнего Ивана и его жены, восемнадцатилетней Ольги Плаховой, которых у родного дома в деревне Тайное разорвало и разметало на куски снарядом, разорвавшимся под ногами.
Жизнь человека, счастье его семьи определяются миром на земле и достатком в его доме. Тщательно просматривая документы Облземотдела, я обнаружил данные, ломающие сложившийся стереотип, по которому после окончания колхозного строительства население нашего края жило очень бедно и чуть ли не умирало с голоду. Да, это было в 1929–1933 годы – в период тотальной коллективизации и гибельных неурожаев. Но в результате десяти лет глобального переустройства советской деревни была достигнута главная цель: угроза голода более не существовала.
Достаточно обеспеченно, если не сказать зажиточно, жило перед войной население Орловского района. Просмотренные мной «Акты по учету ущерба…» констатируют, что во всех без исключения личных домовладениях Салтыковского сельсовета имелись коровы, овцы, куры, примерно 70 процентов хозяйств имело в наличии свиней, 50 процентов – лошадей. К примеру, у Даниловой Пелагеи Аристарховны «взято в связи с разбойничьими действиями немецко-фашистских оккупантов: корова – 1 голова, овец – 2 головы, гусей – 11 голов, кур – 20 голов, муки – 32 килограмма, сена 10 центнеров и др.».
За два года оккупации в подворьях Болховского района поголовье КРС уменьшилось в три раза, овец и коз – в 13 раз, свиней – в пять раз. В то же время в личных хозяйствах Задонского района, который избежал немецкого нашествия, количество скота не только не уменьшилось, а значительно увеличилось.
Только спустя десять лет после освобождения поголовье скота в личных хозяйствах было восполнено. К примеру, стадо моей родной деревни Верхнее Щекотихино (97 домов) восстановилось только к 1954 году. Тогда вместе с братом мы пасли около 90 коров и телят и 40 овец. Это было больше, чем в предвоенные годы, но не намного.
Глобальные изменения в жизнеустройстве частных хозяйств нашей области и всех оккупированных регионов можно проследить на примере моей семьи. Дом вместе с дворовыми постройками был построен в деревне Верхнее Щекотихино Орловского района. За десять лет неимоверного труда от зари до зари был возведен большой деревянный дом под железной крышей, амбар, коровник, конюшня, подвал из камня-известняка, курятник, навес для сена. Домовладение в результате усилий моих родителей – Егора Алексеевича и Натальи Филипповны – перед войной приобрело завершенный вид. В 1940 году в нашем хозяйстве имелись лошадь, корова, телка, 12 овец, одна свиноматка, которая дважды в год приносила по 10–12 поросят. В доме было все, что необходимо для жизни большой семьи (шестеро детей): русская печка, самовар, швейная машинка «Зингер», патефон, велосипед; сундуки, набитые шалями, платками, платьями, детскими костюмчиками, отрезами шерсти, сукна, ситца. По праздникам отец, мать и все дети одевались с иголочки.

В бездну нищеты и горя

Для нас война началась с изгнания из собственного дома: занявшие его немецкие оккупанты отправили нас жить в погреб. Многодетная семья на своей родной земле вдруг оказалась во враждебном мире, где на каждом шагу встречался чужеземец с оружием. Затем изнурительные переезды в поисках безопасного уголка, и, наконец, возврат на пепелище – 4 августа 1943 года, за день до полного освобождения города, немцы сожгли наш дом. Все имущество было потеряно, отец убит, мать, потерявшая рассудок от горя, на долгие месяцы прописалась в больнице. Для нас речь шла только о выживании.
Война для моей семьи, как и для всех 500 тысяч семей Орловщины, оказавшихся в зоне оккупации, означала потерю семейного счастья, крушение мечты молодости о счастливой и беззаботной жизни. История моей семьи в годы войны – это история изгнания, история бегства, история падения в сиротскую нищету в одночасье и на долгие десятилетия. И разве мы одни такие, нахлебавшиеся горя через край? Вся наша деревня Верхнее Щекотихино сгорела. Остался один двор моей тети Александры Филипповны. В первую зиму после освобождения в ее доме ютились пять семей наших родственников общей численностью более 30 человек, в основном детей. Летом все семьи нашей деревни, так же как и семьи соседних сгоревших деревень – Коневки, Овсянниково, Прокуровки, успели соорудить землянки и на долгие годы ушли жить под землю.
Помню, как весной, в апреле 1952 года, возвращаясь из школы, я по пути домой спустился в землянку моего дяди Николая Филипповича. В центре ее была подвешена люлька, в которой кричал младенец – моя двоюродная сестра Лида. Вокруг люльки из щелей струйками стекала талая вода. На раскисшем земляном полу – тазы, кастрюли, подставленные под эти струйки: мрак, холод и сырость.
Другой мой дядя, Филипп Филиппович, и его дети – Иван и Анна – скончались вскоре после войны от чахотки (туберкулеза), потому что жили в еще худшем подземном жилище, куда я иногда прибегал на большой перемене: школа была напротив, через улицу.
«Стараниями» немецких оккупантов мы оказались на уровне жизни племен наших предков. Отдельные семьи в послевоенные годы жили хуже вятичей IX–ХII веков. Древние пращуры не ели подобие хлеба из лебеды, вероятно, не охотились на сусликов, не выкапывали по весне из только что оттаявшей земли луковицы чеснока, порея, черемши. Я не преувеличиваю. Документы, осевшие в архивах, подтверждают мои выводы. Из колхоза «Доброволец» Ровенского сельсовета Ливенского района Баранова в адрес мужа красноармейца Кузьмы Баранова пишет: «Кузя, описываю тебе свою жизнь, как я живу со своими детьми. Питаюсь одними травами, и трав негде стало брать, дети стали пухнуть, я слабая, а горя много, и голод меня тем более убивает».

Геноцид славянского народа

Сейчас сам факт проведения нацистами продуманного истребления народов СССР и в первую очередь государственнообразующего – русского – ставят под сомнение.
Но третейский судья, американский представитель обвинения на Нюрнбергском процессе Телфорд Тейлор заявил: «Зверства, совершенные вооруженными силами и другими организациями Третьего рейха на Востоке, были такими потрясающе чудовищными, что человеческий разум с трудом может их постичь. Эти зверства имели место в результате тщательно рассчитанных приказов, директив, изданных до или во время нападения на Советский Союз, и представляли собой последовательную логическую систему».
Всесторонний анализ действий нацистов на оккупированной территории показывает, что это были не просто сумасшествие и жажда крови. Наоборот, здесь, как и везде, налицо имелись и цель, и метод. Жестокость нацистского оккупационного режима была такова, что, по самым скромным подсчетам, каждый четвертый житель Орловской области не дожил до Победы, каждый третий дом был уничтожен. Таким образом, анализ оккупационного режима относительно демографических последствий позволяет сделать вывод, что германский нацизм виновен в национальной трагедии, отправным моментом которой стал регресс славянских народов и их консолидирующей составляющей – русского.
Война и ее последствия привели к резкому обострению социальных проблем огромного оккупированного немцами региона, если не сказать больше – к социально-экономической катастрофе, последствия которой сказываются до сих пор. Исходя из данности неопровержимых фактов действий нацистов на нашей земле, мы вправе заявить всему миру, что во время Второй мировой войны мирное гражданское население славянских республик подверглось геноциду* со стороны немецких оккупантов.
И в заключении. Я не приемлю постулат «понять – значит простить». Я никогда не прощу злодейства германских нацистов, учиненного над великой нацией, представленной в мире такими именами как Толстой, Тургенев, Тютчев, Бунин, Фет, Калинников, признанными всем просвещенным сообществом мира как светочи великого гуманизма, разума и культуры.
Простить – это значит забыть. Не прощать, а напоминать постоянно, ежедневно – это долг, прежде всего, нас, историков. Ибо злодейство, преданное забвению, может повториться вновь.



*Геноцид – истребление отдельных групп населения, целых народов по политическим, расовым, национальным, этническим и религиозным мотивам (от греч. genos – «род, племя» и лат. caedo – «убиваю»). Подробно о нацистском режиме на оккупированных территориях читайте в моей монографии: «Германский нацизм и его последствия для народов СССР».

Егор Щекотихин, доктор исторических наук, профессор ОГУ им. И.С. Тургенева

Последние новости

День независимости Республики Беларусь совпадает с годовщиной освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков, потому и отмечается как один из самых главных праздников страны. Торжественный прием в Посольстве Беларуси в России состоялся 27 июня 2017 года.
По многолетней традиции Альянс руководителей региональных СМИ России (АРС-ПРЕСС) получил приглашение на это знаковое мероприятие от Чрезвычайного и Полномочного Посла Республики Беларусь в Российской Федерации И.В. Петришенко.
29.06.2017 04:52 /
На днях вернулся из Костромы, где прошло очередное заседание Экспертного совета по региональным печатным СМИ при Минкомсвязи РФ. Общее впечатление: газетная окрасль, особенно на муниципальном уровне — в глубочайшем кризисе, системного выхода из которого я пока не вижу.
Причин несколько. Есть объективные вещи, например, стремительное распространение интернета и связанное с этим доминирование т. н. «новых медиа»: соцсетей и прочего. Они и технологичныее, и популярнее, и дешевле, чем традиционные СМИ.

29.06.2017 04:49 /
Сотрудниками службы безопасности Почты России проведена масштабная операция по выявлению и пресечению мошеннической схемы, по которой в почтовую сеть поступали сотни тысяч неучтенных и неоплаченных почтовых отправлений. Ущерб, причиненный государству, составил сотни миллионов рублей. Все материалы по данным фактам передаются в правоохранительные органы для возбуждения уголовного дела.
29.06.2017 04:47 /
В прошлом выпуске рубрики мы рассказали, как в первые месяцы своего издания газета «Знамя революции» стала инициатором создания профессионального союза журналистов – одного из первых в стране.
«
Республика Татарстан», г. Казань, Республика Татарстан
29.06.2017 04:41 /
Нынешний 2017-й год официально объявлен Годом экологии. Прошел уже не один десяток и даже не одна сотня субботников. Теме благополучия окружающей среды, очистки ее от мусора, свежих стихийных и многолетних свалок у нас уделяется самое пристальное внимание. Все это замечательно и дай бог не закончится с завершением нынешнего года.
Впрочем, если свалки ТБО и прочих твердых и не очень отходов еще можно более или менее быстро ликвидировать (по крайней мере современные экологи предлагают для этого массу технологий), то что делать со свалками иного рода и хламом куда более токсичным, не так уж ясно. Речь о мусоре информационном.
Архив новостей



АРС-ПРЕСС О воде земле и небе Текстовые миры Рунета